ЛитМир - Электронная Библиотека
Каэхон - i_001.png

Максим Бражский

КАЭХОН

Каэхон - i_002.png

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Глаза — отражение души.

Общеизвестная истина

Боль. Тьма в глазах. Кругом только непонятные шорохи. Болезненные воспоминания — огонь, крики, кровь. Высокий человек в блестящих доспехах, украшенных горделивыми золотыми орлами, убивает моего отца, усталого и израненного.

«Кто он?»

Боль… Теперь хотя бы терпимая, уже хорошо. Я медленно поднес руки к глазам, но обнаружил на их месте лишь кровоточащую рану. Усмехнулся, не в силах больше страдать. Еще и слепец. Память постепенно возвращалась — осада нашего родового замка, штурм, кровавый, жестокий. Нас было гораздо меньше, но каждый дрался за свой дом изо всех сил. Этого оказалось недостаточно…

«Как же его зовут? Этого рыцаря с орлами».

Почему же меня оставили в живых? Решили, что умер. Последнее, что я помнил, — блеск стали, огромного роста рыцарь, удар мечом наотмашь. И руки мои вновь поднялись к лицу: рана пересекала обе глазницы и переносицу.

«Месть! Месть? Как? Мстящий слепец, без дома, без рода?»

Бессилие. Когда-то я гордился своими глазами: они были очень редкого цвета, ярко-фиолетовые. Говорили, что это чудо, что у людей не бывает такого цвета глаз. Что ж, теперь не будет. Колдовские глаза, глаза бога, очи духа — как только не называли. Но почему я не умер? И что мне теперь делать, идти попрошайничать? Если дойду до ближайшего города, конечно: наш замок стоит далеко от обжитых мест. Почти отшельники. Наши деревни все выжжены дотла. Кому понадобилась вся эта бойня?

Я ощутил кинжал в своей руке. Откуда он у меня?.. Что ж, настала пора умирать — зачем трепыхаться? «Главное, — подумал я, — хватило бы силы покончить с этим быстро. Изранен, устал в битве». Впрочем, все равно умру, просто получится дольше и немного больнее. Какая разница? Острие кинжала остановилось напротив сердца.

— Решил сдаться? — раздался неподалеку насмешливый голос.

Кинжал полетел по направлению к незнакомцу раньше, чем я успел вздрогнуть от неожиданности. Раздался звон: отбил? Мог бы и просто увернуться. Мне стало интересно, насколько может быть интересно умирающему, кто он? Один из осаждающих решил остаться мародерствовать? Плохо, кинжал теперь неизвестно где: слепой, не найду. Может, этот добьет…

— Я не сдался, я умер. — Слова выходили с трудом, хриплые, будто их клещами вытягивали. — Что ты тут забыл?

— По-моему, ты вполне жив. Вставай, хватит лежать. — Голос был до отвращения бодрым и уверенным в себе.

— Кто ты? Раз я не вижу тебя и не могу дать тебе возможности ответить за свои слова… это не означает, что можно надо мной издеваться! — Боюсь, в последних моих словах прозвучала скорее обида, чем ярость. В конце концов, тогда мне было всего семнадцать. И я не был героем, которые с младенчества совершают подвиги.

— Я? Издеваюсь? — Послышался смешок. Мне показалось, он подошел ближе. — Нет, что ты. Одна птичка случайно нашептала мне, что тут есть кое-кто, кому я могу помочь. Что здесь произошло? Места пустынные, я раньше не знал, что тут живут люди.

— Здесь был замок Клена, — равнодушно ответил я. — Нас взяли в осаду — не знаю зачем. Мой отец разговаривал с их парламентером. Что там предложили, никто так и не узнал. Итог ты видишь, незнакомец.

— О, так я имею честь разговаривать с лордом, — насмешливо произнес он. — Не обижайся. Просто меня мало волнуют мертвые: я живу в мире живых.

— За такие слова…

— Знаю, знаю, я был бы убит. — Мне показалось, что он кивнул. — Как тебя зовут?

— Никак. Я умер.

— Ну тогда я тебя воскрешаю, парень. Будешь зваться… — Он задумался. — Каэхон. Да, именно так. Каэхон.

— Отлично, — проворчал я. Несмотря на все мое плачевное положение, этот незнакомец мне нравился… И будто придавал новые силы. Желание жить. — Ну воскрес я, дальше что? Может, еще и видеть без глаз научишь?

— Почему бы и нет? — рассмеялся тот. — Сам я не мастер — нужды, понимаешь, не было. Но видеть без глаз можно.

— Как? — заинтересовался я.

— Руками. Для начала.

— Ты маг?

— Нет. — Наверное, тут он отмахнулся. С пренебрежением. — Маги сидят в своих башнях, менее нелюдимые — в своих Обителях. Иногда, конечно, вылезают, кушать всем хочется, а магия не всесильна.

— А кто ты? — кажется, не в первый раз спросил я.

— Путник простой. Райдо. Давай, хватит сидеть! Вставай! — приказал он.

Он подошел ближе, помог подняться. С трудом, но стоять я мог. Левая рука висела безвольно, но все же была на месте. Правая работала вполне сносно. Только глаз и недоставало, что приводило меня в не слишком радужное настроение. В тот момент я не раздумывал, верить Райдо или нет: выбора-то и не было. Либо умереть, либо довериться. Впрочем, я уже умирал и воскрес…

— Встал, — неуверенно сказал я. — Что дальше?

— На, держи, — сунул он мне в руки какую-то палку.

Копье. Кажется, в крови. Впрочем, за посох сойдет — какая, в сущности, разница? Пошатываясь, поддерживаемый Райдо, я сделал первый шаг… Каким же трудным он мне показался! Не столько из-за того, что было трудно идти, сколько из-за тяжелых мыслей, что вновь начали меня одолевать.

— Спокойней, — раздался насмешливый голос. — О мести и прочей чуши потом подумаешь. Если не успеешь к тому времени понять, насколько все это смешно!

— Смешно? — огрызнулся я. — А что ты знаешь об этом? Когда в один миг ты теряешь все!

— Достаточно. — Его тон даже не изменился, оставаясь таким же легким. — Я тоже потерял все, парень.

— И отказался от мести?

— Ну, — хмыкнул он, — после того как отомстил… Но до сих пор считаю это своей главной ошибкой. Последней ошибкой. Давай, не прикидывайся умирающим! Где здесь речка, ручей? А то у вас в колодце крови больше, чем воды. И не морщись, Каэхон. — Я вздрогнул, услышав непривычное, но уже мое имя. — Эй, не спать, где ручей?

— На севере от замка речушка есть, — ответил я неохотно.

Дальше была тяжелая для меня дорога, для Райдо — легкая прогулка. Путь во тьме был сложен, под ноги будто специально бросались камни, ступеньки, корни. Ветки хлестали по израненному лицу. Путь длился вечно. Мой спутник пожалел меня и на время перестал подшучивать и отпускать комментарии. Уже у ручья он занялся ранами… А воображение, воспоминания рисовали мне знакомый светлый лес, ледяной, бурлящий ручей, полный веселой ярости, вокруг клены. Наверное, сейчас красиво, красные, желтые, оранжевые листья кружатся. Разноцветная осень! Но мне, увы, не увидеть всех этих красок.

— Райдо.

— Да? — зевнул он. — Что, повязка жмет?

— Нет, все хорошо. Ты сказал, что можно видеть без глаз…

— Ах это. Я и забыл, — усмехнулся он. — Так, начнем с простого… Тебе легко будет, скажи спасибо, что глаз нет. Тело, оно ж как устроено: пока, скажем, глаза есть, оно учится другим типам зрения неохотно — не нужно ему, понимаешь. Только и можно, что ночью темной тренироваться, когда ни зги не видно.

— Так как видеть?

— Подожди, неуемный. Теория — великая вещь! — Мне так и представилось, как он с ученым видом поднял вверх руку. — Так вот. Человек — очень сложный механизм, который не использует свое тело и наполовину.

— Ты про магию?

— Какая там магия, — пренебрежительно ответил он. — Я не маг, но могу побольше многих кудесников. Но мой путь тяжелее, поэтому никто по нему и не идет… Но не отвлекай меня, парень! А то оставлю здесь — и учись себе сам.

— Молчу, — тут же согласился я.

— Ну и отлично. Слушай же, друг мой. Человек может прекрасно чувствовать предметы, прикасаясь к ним пальцами. Думаю, не будешь спорить. Но не каждый знает, что кончики пальцев даже у нетренированного человека настолько чувствительны, что могут ощущать предметы на расстоянии. Там действует уже другое чувство, ему нет названия… Но на осязание похоже.

1
{"b":"152814","o":1}