ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Путешественник! — улыбнулась Валя. — Все морские ветры перепутал.

— Муссон дует в одну сторону.

— В какую же и когда?

— Забыл, — сказал Андрей.

— Запомни: зимой муссон дует с суши на море, а летом наоборот. А пассат…

— …постоянно дует от тропиков к экватору, — сказал Андрей.

— Верно.

— Валь, скажи родителям, а?

— Не толкай меня на преступление…

— Еще сестра называется… Фитопланктон в очках — вот кто ты! — сказал Андрей. — Мы все равно убежим, и никто нас не удержит, даже если запрете на замок — убежим! И если у мамы снова будет плохо с сердцем, то виновата будешь ты…

Андрей сбросил один лист на пол, встал и пошел к двери. Даже не обернулся.

— Я сделала все возможное, чтобы тебя отговорить, — сказала Валя. — Да подожди ты! Гордец несчастный… Тоже мне нашелся романтик Севера!

Андрей нехотя остановился. На сестру он не смотрел.

— Ну, что еще?

— Значит, я фитопланктон в очках? — стараясь быть серьезной, спросила она. — А ты знаешь, что это такое?

— И знать не хочу, — буркнул Андрей.

Валя выдвинула ящик письменного стола, достала узкий длинный конверт с множеством удивительно красивых марок. Адрес на конверте написан не по-русски.

— Я недавно получила письмо из Индии от одного известного микробиолога, — сказала она. — Осторожно отклей эти марки, может быть, они отца заинтересуют…

— Так скажешь? — просветлел Андрей.

— Хорошо, я скажу, но поверь мне, ничего из этой авантюры не выйдет. А фитопланктон — это плавающие растительные организмы — водоросли. Теперь попытайся представить их в очках…

— Спасибо, Валя! — сказал Андрей.

В порыве радости чмокнул сестру в щеку и, размахивая конвертом от письма известного микробиолога, пулей выскочил из комнаты.

7. ПОЛНЫЙ ВПЕРПД!

Ваня и Андрей были очень удивлены, увидев у подъезда своей школы Костю Рыбакова. Он никогда раньше не приходил сюда. Смекнув, что произошло нечто важное, они поспешили к приятелю. Костя, задрав голову, смотрел на распустившийся тополь. Ваня и Андрей тоже туда посмотрели, но ничего, кроме пахучих клейких листьев, не увидели.

— Жар-птицу увидел? — спросил Ваня.

— Жар-птица у меня в руке, — ответил Костя. Глаза его возбужденно блестели.

— Покажи? — попросил Андрей.

— Отгадайте все-таки, что у меня здесь? — спросил Костя, показывая кулак.

— Рубль нашел? — поинтересовался Ваня.

— Подумаешь рубль! — сказал Костя.

— Трояк? — предположил Андрей. — Или пятерка?

— Почему именно деньги? — рассмеялся Костя.

— Костик, у нас было шесть уроков — и мы совсем отупели, — сказал Ваня. — Показывай, что там у тебя.

Костя разжал кулак, и они увидели на ладони два обыкновенных ключа. Ваня и Андрей хлопали глазами, ничего не понимая.

— Пляшите, — сказал Костя.

— Перестань морочить голову, — нахмурился Ваня.

— Что мы, ключей не видели? — заметил Андрей. — Я тебе тоже могу показать. Сразу три штуки.

Торжествующий Костя, подбрасывая на ладони ключи, объяснил, что один из них от гаража, где рядом с машиной стоит мотор «Стрела», а второй — от здоровенного замка, на который замкнута большая лодка…

— Стащил? — спросил Ваня.

— Я никогда ничего не беру без спросу, — сказал Костик. — Отец дал. Велел поставить мотор на лодку и ждать его… Который час?

— Два, — наобум сказал Ваня.

— В четыре он придет и покатает нас по Неве.

— А нам даст порулить? — спросил Ваня.

— Он не жадный, — сказал Костя.

Забыв про дом, обед, они помчались на автобусную остановку. Автобус был переполнен, и мальчишки проскочили вслед за дряхлой старушкой в переднюю дверь. Шофер сурово посмотрел на них и с треском захлопнул дверь, прищемив в створках полу Костиного пальто.

Лодка спущена на воду, мотор по всем правилам укреплен на корме, вся команда на местах. Нет лишь капитана — Костиного отца. В гавани громоздятся у причала большие белые корабли. На бортах, спасательных кругах надписи: «Тургенев», «Обь», «Гагарин». Над плавучим доком кружат чайки. Видно, кран поднял в воздух связку пакетов с чем-то вкусным. Чайки так и налетали на пакеты, норовя продырявить их крепкими желтыми клювами.

Ваня, сидя на корме, крепко держал румпель и смотрел вдаль. Нева нынче спокойная, в свинцовую гладь будто впаялись буи. Посередине, таща за собой пенистый бурун, прошла моторка. Нос высоко задрался, быстро идет. В лодке четыре человека. Ветер растрепал им волосы. Парень небрежно держал рукой румпель «Вихря» и смотрел вперед.

— Что-то твоего отца не видно, — сказал Ваня. — Уже давно пятый.

— Может, на работе задержался, — сказал Костя. — Или…

— Или забыл, — ввернул Андрей.

— Это на него не похоже, — возразил Костя.

— Не будем же мы ждать до ночи, — сказал Ваня. — Давайте сами прокатимся?

— Отец не велел… — попытался было отговорить Костя, но Ваня уже загорелся.

— Мы вдоль берега, — сказал он. — Увидим твоего отца — сразу остановимся.

Костя поднялся с сиденья, огляделся:

— Ну, если вдоль берега…

Ваня уже хлопотал возле мотора. Потрогал карбюратор, открыл краник, подсосал бензин.

— Садись на весла! — скомандовал он Косте. — А ты (это Андрею) будешь впередсмотрящим.

— Кем? — переспросил Андрей.

— Смотри вперед и… помалкивай, — сказал Ваня. Он вспомнил, что впередсмотрящий сидел в бочке, привязанной к мачте парусника, и наблюдал за горизонтом. Увидев землю, первым извещал об этом команду.

— Привяжи мотор, — сказал Костя. — Вон веревка под сиденьем.

— Зачем? — удивился Ваня.

— Отец всегда привязывает, — сказал Костя.

Ваня привязал. Этот мотор, сменяя друг друга, они дотащили из гаража до берега. Такую конструкцию Ваня увидел впервые. В комплекте инструментов нашлась инструкция. Минут двадцать Ваня и Андрей ее изучали. Заправив бачок смесью бензина с маслом, они сначала испытали мотор в бочке с водой. Взбаламученная едкими выхлопными газами вода выплеснулась через край и оставила на Ваниной чистой рубашке большое мазутное пятно. Андрею брызнуло в лицо.

Теперь все это позади. Лодка, лязгнув ржавой цепью, не спеша отвалила от причала. Костя неумело ворочал веслами. Брызги летели в лодку, но приятели помалкивали. Прежде чем запускать мотор, нужно вывести лодку подальше от берега. Однако лодка плохо слушалась Костю и развернулась носом к берегу. Ваня раз за разом дергал пусковой трос. Внутри мотора глухо квохтало, булькала вода. «Стрела», так легко заводившаяся в бочке, на воде заупрямилась. Но вот еще энергичный рывок вспотевшего капитана, мотор буйволом взревел на больших оборотах — и лодка резво устремилась к берегу. Не успел Ваня опомниться, как она, скрежетнув цепью, с ходу ткнулась в каменный причал. Андрей, сидевший на носу, чуть не вылетел из лодки. А Костя упустил весло.

С трудом манипулируя оставшимся веслом, они подгребли к другому, забагрили его и вытащили. Теперь за весла сел Андрей. Минут пять он никак не мог оторваться от причала. Ваня то и дело поглядывал на берег, не идет ли Василий Иванович. Ване совсем не хотелось, чтобы он сейчас пришел. Он уже почувствовал себя отважным капитаном и ни за что на свете не хотел бы выпустить румпель из рук. Наконец, когда Ванино терпение готово было лопнуть, лодка оказалась метрах в двадцати от берега. Ваня свирепо дергал трос, а лодку постепенно относило к берегу. И снова, как и в первый раз, мотор завелся в тот самый момент, когда посудину развернуло носом к берегу. Через секунду она врезалась в каменный причал. На этот раз все ухватились за борта. Мотор, который никак было не завести, теперь не захотел выключаться.

— Эх вы, горе-моряки! — с сердцем сказал Ваня. — Кто же так весла держит?

— Научи, — пробурчал Андрей.

— Каждое по пуду, — прибавил Костя. — У меня уже мозоли выскочили.

— Смотри, как надо, — сказал Ваня.

Ему удалось выгрести почти на самую середину. Передав весла Пирожкову, перебрался на корму. Теперь лодка спокойно поплыла по течению. Зажав пускач в кулаке, Ваня скомандовал Андрею:

16
{"b":"15283","o":1}