ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты обратил внимание на монаха при входе? – спросила она. – Похож на молодого Иисуса Христа.

– Я на женщин смотрю, – не очень-то любезно пробурчал он.

– Где же прячутся прекрасные француженки? Я что-то не вижу их…

Вдруг лицо его искривилось, зубы сжались, он оглянулся, с трудом сдерживая стон.

– Игорь, ты что? – озабоченно заглянула в глаза латышка.

– Что-что! – вспылил он. – Живот схватило после вчерашних устриц!

Держась за живот, он устремился к выходу. Проскользнул мимо монаха, похожего на Христоса, смешался с толпой других туристов. Свернул за собор, в узенькую улочку, здесь распрямился, глубоко вздохнул, быстро оглянулся и чуть не завопил от злости: вслед за ним прибежала сюда и Эльвира!

– Ну что ты за мной ходишь? – сказал он. – Я не нуждаюсь в няньках!

– Туалет в той стороне, – невозмутимо проговорила она, показав рукой в сторону кинотеатра.

– Я не добегу… – скрипнул от бешенства зубами Игорь, он готов был убить эту дуру.

– Чего ты злишься? – удивленно уставилась на него девушка. – Не надо было есть эти дурацкие устрицы.

В голове пронеслось: «Десять раз я имел возможность смыться, а когда действительно понадобилось, эта девка все готова мне испортить!»

– Тебе уже легче? – участливо заглядывала в глаза Эльвира. – Может, минеральной выпьешь? У собора рядом кафе.

– Легче, – пробурчал он. – Ладно, пошли к кинотеатру…

Улочка была пустынна, лишь на другой стороне у магазинчика человек в кепке с целлулоидным козырьком, сидя в «ситроене», безуспешно заводил его. Завывающий вой стартера нарушал тишину улочки. Больше никого не было видно. Белые и сизые птицы облепили витую чугунную решетку.

Игорь пропустил вперед латышку – да и латышка ли она на самом деле? – а сам поплелся сзади. Решение созрело мгновенно: еще раз оглянувшись на «ситроен», он сорвал с шеи тяжелую «Пентаку» и ударил ею по голове Эльвиру. Подхватил под мышки, чтобы не упала на тротуар, и втащил в первый попавшийся подъезд, к счастью не закрытый. По лицу девушки медленно потекла струйка крови, щеки побледнели, длинные полосы спустились на глаза.

Привалив ее к зеленоватой оштукатуренной стене, выскочил на улочку.

– Найденов! – по-русски крикнул мужчина, высовываясь из приоткрытой дверцы «ситроена». – Жми сюда! Быстрее!

Не раздумывая, Игорь перемахнул узкую дорогу перед самым радиатором обшарпанного автомобиля с откидным верхом и вскочил в предусмотрительно распахнутую дверь «ситроена».

– Документы взял? – коротко бросил незнакомец, не оборачиваясь. Мотор у него мигом завелся, и машина рванулась вперед.

– У меня заграничный паспорт…

– Я про сумку этой дылды, которую ты огрел фотоаппаратом по черепушке.

– Не до того было, – немного приходя в себя, ответил Игорь.

– Шляпа! – заключил человек и на короткое мгновение оглянулся, улыбка тронула тонкие губы. – С благополучным приездом, Игорь Найденов, в прекрасную Францию!

– А вдруг я убил ее? – сказал Игорь. Он взглянул на «Пентаку»: дорогой фотоаппарат вроде бы не пострадал, значит, удар был не очень сильным. Скорее всего, оглушил ее… Очнется – крик подымет…

– Ты все правильно сделал, – глядя на дорогу, заметил мужчина. – Я видел, как она кинулась из собора вслед за тобой. И лицо у нее было в этот момент очень решительное…

– Черт, на нее я совсем не подумал! – вырвалось у Игоря.

– Надо было обыскать, может, у нее за пазухой или под юбкой спрятан револьвер, – рассмеялся незнакомец.

– Вы русский? – поинтересовался Игорь. Они уже выехали на широкую улицу и неслись все дальше и дальше от собора в потоке разноцветных машин.

– Андрей Соскин, – наконец представился мужчина. – Я покинул бедную несчастную Россию в шестьдесят третьем. Почти точно так же, как и ты, только без кровавых эксцессов. Видишь ли, я принадлежал к артистической среде, точнее, прибыл сюда с людьми искусства, а лучшее оружие интеллигентных людей – это интеллект… – Он рассмеялся. – Впрочем, очень скоро здесь я научился всему, в том числе бить морды и даже убивать…

Глядя на ряды красивых каменных зданий, на дворцы, соборы, Найденов постепенно освобождался от напряженности. Все происшедшее отодвигалось на задний план, даже миловидное лицо Эльвиры стушевывалось… Когда-то, плавая с Катей по озеру, он подумал, что мог бы, как в «Американской трагедии» Драйзера, убить девушку фотоаппаратом… И вот аппарат сработал! Он даже не успел сообразить, как это все получилось! Будто его рукой двигал кто-то посторонний…

– Где тут сидел в крепости узник, ставший графом Монте-Кристо? – спросил Игорь. Почему-то эта мысль не давала ему покоя.

– Граф Монте-Кристо сидел на Карантинном острове в замке Иф, – ответил Соскин. – Туда теперь туристов водят. В замке Иф три месяца томился Мирабо. Его туда упекли родственники за то, что проматывал состояние… Сидел капитан корабля, завезший в Марсель оспу… Ты еще там побываешь!

– Надеюсь, в качестве туриста? – пошутил Игорь.

– Времена графа Монте-Кристо канули в Лету. Теперь избавляются от неугодных людей другими способами…

– Куда мы едем? – осмысливая его слова, спросил Игорь.

– От глупой русской привычки задавать направо-налево вопросы постарайся поскорее избавиться. Здесь этого не любят!

– Здесь?

– При нашей работе – везде, – отрезал Соскин.

3

Вадим Казаков ехал по улице Ракова мимо Дома радио, когда со стоянки выскочили новенькие «Жигули». Он резко вильнул в сторону, и в следующее мгновение послышался самый неприятный для автомобилиста звук – царапающий скрежет металла о металл. Вадим затормозил, с обреченным видом вылез и обошел свой «Москвич»: левая дверца вдавлена, краска содрана до металла. Выбрался из «Жигулей» и высокий парень в кожаной куртке с поясом, стал осматривать сверкающий бампер, который пропорол бок «Москвича». Как водится, тут же собралась толпа зевак.

– Я считаю, мы оба виноваты, – миролюбиво заметил парень в куртке. – Вы ехали быстро, а я, не заметив вас, подал машину прямо на проезжую часть. Может, без милиции разберемся?

– Тебе-то хорошо – отделался царапиной, – вступился за Вадима пожилой мужчина в бежевом плаще и синей шляпе. – А ему ремонта – на полсотни минимум.

Приедут инспектора ГАИ, составят протокол, временно отберут права. Не везет Вадиму! Снова придется обращаться к Михаилу Ильичу Бобрикову…

– Ты же ему товарный вид попортил, – суетился пожилой в шляпе. – Если погоните на станцию, насчитают больше сотни, истинный бог! Уж я-то знаю!

– Решайте, вы больше пострадали, – вздохнул высокий. По-видимому, ему тоже не хотелось дожидаться ГАИ.

– Заплати человеку полсотни – и весь разговор, – настаивал непрошеный защитник Вадима.

Парень в кожаной куртке пожал широкими плечам», достал из бумажника две двадцатипятки, протянул Вадиму, тот машинально взял.

– Радуйся, что дешево отделался, – не унимался защитник. – Новичок? Небось права-то получил без году неделя?

Высокий, даже не удостоив взглядом «синюю шляпу», укатил. В кабине «Жигулей» сидела черноволосая девушка, она так и не вылезла оттуда.

Видя, что все закончилось мирно, толпа разошлась. «Синяя шляпа» подошел к «Москвичу», провел ладонью по вмятинам.

– Таков наш автолюбительский крест – утром выехал, а вечером можешь очутиться в больнице… А железо – это пустяки! – Он нагнулся к уху Вадима: – Я дам вам адресочек одного умельца, он в своем гараже вам за день вес выправит и покрасит. Ей-богу, будет как новая. Ну, понятно, обойдется подороже, чем на станции техобслуживания, зато без очереди …

Вадим и эту бумажку засунул в карман. Он вообще за все это время не произнес ни слова. Раньше думал: случись такое – как и другие шоферы, схватился бы ругаться с виновником аварии. Кстати, кто виновник, так и не успели выяснить, наверное, и впрямь оба. Неотступно сверлила мысль: «Не в отпуске ли Бобриков? И согласится ли поставить машину на ремонт?» Еще повезло, что сейчас глубокая осень, нет той весенней суеты, когда все торопятся на станцию техобслуживания.

99
{"b":"15286","o":1}