ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продать снег эскимосам
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
Аврора
Элиза в сердце лабиринта
Битва полчищ
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Я оставлю свет включенным
Тайна зимнего сада
A
A

– Это вчера, – уточнил Гошка.

– Если будешь столько сахару лопать, без зубов останешься.

– У меня один уже шатается, – сказал Гошка и, засунув в рот палец, пощупал здоровый зуб.

– Наверное, опять что-нибудь случилось, – сказала мать. – Вчера на пятнадцать минут во всем городе свет погас. Что-то там вышло из строя.

– Вредители действуют, – сказал Гошка и взял еще одну теплую ватрушку. Когда мать отвернулась, он запихал ватрушку в карман.

– Мог бы и позвонить, – сказала мать.

– В паровозном депо сразу двух вредителей задержали, – сказал Гошка. – Хотели паровоз испортить.

– Неужели и на электростанции? – задумчиво произнесла мать.

– Мам, можно еще одну? – спросил Гошка.

– Ну у тебя сегодня и аппетит! – удивилась она.

Схватив две ватрушки, Гошка выскочил из дома,

Сашка Ладонщиков без колебаний примкнул к приятелям. Мужик он был хозяйственный и в пылу откровения признался, что у него накоплено семь рублей двадцать восемь копеек. Эти деньги он собирал почти целый год. Из них два рубля выиграл в орлянку. Остальные сэкономил на завтраках.

У Витьки Грохотова денег было меньше, чем у приятелей. Он не копил и ни на чем не экономил. Был уверен, что, если попросит у родителей, они ему всегда дадут. Он попросил и получил от матери три рубля на покупку волейбольного мяча.

Ребята таскали на чердак продукты, снаряжение. Подготовка к побегу шла полным ходом.

Как-то Сашка спросил:

– А кто у нас за атамана?

– По-моему, вопрос ясен, – сказал Гошка. Витька Грохотов не возражал: Гошка всегда был атаманом, но Сашка заартачился.

– Я в милиции побывал, меня выпороли, – сказал он. – Я и буду у вас атаманом.

– Не смеши, – ухмыльнулся Гошка.

– Тогда давайте тащить жребий, – предложил Ладонщиков, которому вдруг захотелось командовать.

Он сам выдернул от старого веника прутик, разломал его на три части. И, поколдовав, выставил крепкий кулак с веснушками. Гошка с безразличным видом вытащил короткую галочку. И теперь на законном основании стал атаманом.

– Вот не везет… – проворчал Сашка.

Витьке было безразлично, кто будет атаманом. Ему хотелось поскорее вырваться из жаркого, душного города на свободу. Один раз ночью Витьке приснилось, как они идут по берегу Синей все дальше и дальше от города… И почему-то их сопровождали белые чайки. Много чаек. Они молча летели над головой, не взмахивая крыльями. Не летели, а парили. Сон Витьке не удалось досмотреть до конца: в восемь ноль-ноль отец разбудил его. Зачем это нужно, Витька не знал. У него каникулы, можно бы и подольше поспать.

Гошка предложил бежать из города на поезде. Они проберутся в вагон, залезут под скамейку и… прощай, любимый город! Сначала в Москву, потом на юг. А там на юге море, горы… Завербуются на рыболовецкий сейнер и будут тюльку ловить. Почему именно тюльку, Гошка не стал объяснять.

Против этого плана ополчился Витька. Он считал, что на поезде далеко не уедешь: милиция тоже не спит. Снимут через сто километров и возвратят домой, как Вадика Поплавского, который в прошлом году убежал из дому. Его поймали и этапом доставили домой к маме и папе. Если уж убегать наверняка, то на своих двоих. И лучше всего по берегу Синей. Они будут купаться, собирать ягоды, а ночью можно закопаться в стог с сеном. И уж никому в голову не придет их преследовать. Да и кто встретит, подумает, что ребята вышли на прогулку. В туристский поход.

– Вот если бы лодка была… – сказал Сашка, которому не хотелось идти пешком.

– Что мы, лодку на реке не найдем? – сказал Витька.

Был вечер. Солнце село за грязным болотом. Оттуда, расцвеченные красным, розовым, желтым, наползали перистые облака. На болоте росла высокая рыжеватая трава и чахлый кустарник. И среди всего болотного царства королевой возвышалась большая белая береза. Каким чудом она выросла на трясине и за что уцепилась корнями, никто не знал, так как до березы невозможно было добраться. Сплошные бездонные окна. На этой недоступной березе свил гнездо ястреб. Ребята видели, как он опускался на вершину с добычей в когтях.

Ястреб был гордый и никогда не вылетал за границы болота. Он не любил шумный, беспокойный город. Распластав серые с зазубринами крылья, он медленно кружил над болотом, свысока поглядывая на город, вплотную подступивший к его извечным владениям.

В этот ясный вечер ястреб покинул свое гнездо и улетел в ту сторону, где встает солнце. Первым его увидел Витька Грохотов. Он задрал вверх голову и долго смотрел на ястреба, который летел над городом, лениво взмахивая крыльями. Увидел Витька ястреба случайно: он услышал шум самолета и посмотрел на небо. И вместо самолета обнаружил над городом ястреба. Витька удивился и сказал:

– Смотрите-ка, старый рыжий разбойник куда-то на ночь глядя собрался.

– У нас есть ружье, – оживился Сашка Ладонщиков. – Пальнуть бы по нему!

– На такой высоте не достанешь, – авторитетно заметил Гошка.

Когда он был в пионерлагере, ему охотник дал пальнуть из настоящего охотничьего ружья. Гошка бабахнул в свою собственную кепку и промазал, но все равно с тех пор считался специалистом в стрельбе из огнестрельного оружия.

– Интересно, куда он полетел? – сказал Витька, провожая птицу взглядом.

Они втроем возвращались от Сашкиного родственника, который жил за речкой. Это он должен присматривать за Сашкой, когда родители уедут в деревню. Родственник – его Сашка называл дядей – был большой любитель рыбной ловли и когда-то обещал Сашке снасть. Сашка давно забыл об этом, да и дядя тоже, как выяснилось, но без рыболовной снасти двигаться в путь было обидно. И Сашка вспомнил про родственника.

Кроме снасти и крючков Ладонщиков выпросил у него старый алюминиевый котелок для ухи, дырявый рюкзак и соломенную шляпу. Справедливости ради нужно сказать, что шляпу дядя сам предложил Сашке. Она ему стала мала. Сплетена шляпа была из какой-то хитрой соломки, которая после дождя села.

Шляпа была нужна Сашке, как собаке пятая нога, но он взял, чтобы не обидеть доброго дядюшку. Растроганный племянник обнял его и облобызал, сказав при этом:

– Может, не скоро свидимся…

– Это почему же? – спросил дядя и с подозрением посмотрел на Сашку. Но тут Гошка поспешил на выручку.

– А вы когда-нибудь ловили лещей? – спросил он.

– Тот не рыбак, кто леща не вываживал. Вот в прошлом году, когда рожь пошла в колос…

Мальчишки целый час слушали рыбацкие байки. Гошка откровенно зевал, но Сашкин дядя не мог остановиться. Выручила жена: позвала ужинать.

На улице Гошка сказал приятелю:

– Ну и язычок у тебя… Чуть не проболтался!

– Хороший у меня дядя, верно? – спросил Сашка. Из-за поворота выскочил голубой кургузый автобус с вытянутым носом. На задней подножке, скорчившись, чтобы не заметил водитель, притаился мальчишка. Он ухмыльнулся и показал язык.

– Толька Петух, – сказал Гошка. – Живет у стадиона. Этот и копейки еще за билет не заплатил.

Гошка знал всех выдающихся мальчишек в городе.

– Обратите внимание на этот дом, – понизив голос, сказал он.

– Здесь родился великий человек? – усмехнулся Витька.

– В саду яблоки первый сорт, – сказал Гошка. – Таких ни у кого больше нет.

Он шлепнул ладонью по рыбацкому котелку и сказал:

– Вот все у нас есть… И леска, и котелок, а об одном мы не подумали…

– О ложках? – спросил Сашка.

– Тебе бы только о жратве, – пробурчал Гошка и, отвернувшись, стал насвистывать какой-то мотив.

– О чем же мы не подумали? – насторожился Витька.

– Кто нам будет обеды варить? Рубашки стирать?

– Сами, – сказал Сашка.

– А кто же еще? – удивился Витька. – Может быть, твоя мать согласится?

Сашка громко заржал. Впереди идущая женщина оглянулась и одернула платье.

– Есть у меня один человек на примете, – сказал Гошка.

– Кто же этот человек? – заинтересовался Витька.

– Без женских рук мы пропали, – сказал Гошка. Витька присвистнул.

– Вон оно что… Нам, оказывается, нужны женские руки! Надо, чтобы нас по головке гладили, на ночь в лобик целовали. Давайте тетю Катю пригласим? Она давно грозится своих детишек бросить и уйти куда глаза глядят.

14
{"b":"15298","o":1}