ЛитМир - Электронная Библиотека

Подобострастное гудение робота прервало его размышления. Лениво приподнявшись, он перебрался в кресло рядом с ним. Звонил некто, знавший его специальный и весьма секретный номер, но это могло быть и случайностью. Он нажал клавишу, и незнакомое лицо уставилось на него. Собеседник ритуально поклонился, прикрыв глаза, и сказал смиренно:

— Нуждаюсь в аудиенции, господин.

— Сейчас? — спросил Браннох.

— Н-н-немедленно, господин, как только сможете.

Подобный выговор мог сойти за почтительную дрожь в голосе в его августейшем присутствии, но на самом деле повторение гласных в начале слов было паролем, довольно эффективным, когда речь шла о подслушивании, что случалось нередко. Говорившим был Варис ту Хайет, Младший министр и капитан Солнечного военно-технического Разведывательного корпуса, одетый в обычную гражданскую одежду и поношенную ежедневную маску. Они встречались только в случае крайней необходимости. Браннох ответил ему согласно протоколу в соответствии с занимаемым положением, сказал, что встретился с ним, и … связь прервалась. И только после этого он почувствовал себя не в духе. Поднявшись, он проверил автоматические роборужья, и сунул одно из них себе под тунику. Подобная история могла обернуться попыткой убийства, если агенты Чантхаваара решили, что с них хватит. Или это может быть…

Он, кажется, раскусил замысел ту Хайема, и кривая, наполовину презрительная улыбка исказила черты его лица. Это так просто, так ужасно просто — убрать человека. Он хотел встретиться с гордым, честолюбивым аристократом, чьим единственным недостатком была его молодость и неопытность — пара преимуществ, которые привлекли его к нему. Агенты Бранноха передали ему психозапись ту Хайема, и он решил, что попался обещающий материал… Таким образом, Браннох приглядывал за ту Хайемом, но даже столь малое внимание со стороны представителей внешней силы было чересчур для Высшего Нобля, адмирала и посла. Он связал его одной или двумя нитями. Он пристроил его к компании себе подобных — блистательных аристократов самого высокого положения с их фантастическими женщинами, изысканными беседами и роскошными приёмами и редкими винами. Он подбросил ему идею, которая, если б молодой честолюбец к ней прислушался, потрясла бы звезды, и, естественно, что он принёс бы некоторую выгоду и себе, ничем не нарушая своей присяги. Браннох позволил ему довольствоваться роскошными палатами, превосходящими всякое воображение, рисковать, и впервые он выиграл невероятные суммы. И теперь он идёт его убивать.

В несколько дней фортуна Младшего Министра повернулась спиной к нему, и он утонул в долгах, его начальники стали допекать его из-за связи с послом, его кредиторы (подставные лица, о чём он не подозревал) конфисковали его имущество и жену, и Браннох получил все это. И вот спустя три года, теперь, он стал его шпионом в собственном Корпусе, потому, что только Браннох поддерживал его, и любая, даже крошечная его промашка позволяет ему шантажировать его. Когда-нибудь, если он захочет отдать что-то действительно стоящее, Браннох сможет даже выкупить его жену (а он тем более настолько глуп, что любит её), а затем вернуть её обратно.

Очень просто. Браннох не испытывал ни удовольствия, ни боли, превращая человека в свой инструмент. Это было частью его работы: он был далёк от сочувствия к уничтоженным людям, и только презрение — оно делало его неуязвимым.

Перед наружной дверью появился ту Хайем со свитой, и дверь открылась перед ними. Ту Хайем вошёл и произнёс полагающиеся формулы. Браннох не пригласил его сесть.

— Итак? — спросил он.

— Сиятельный лорд, у меня есть информация, возможно, полезная Вам. Я решил, что будет лучше, если я сообщу её Вам лично.

Браннох ждал. На псевдолице, скрывавшем истинные черты стоящего перед ним ту Хайема, появилось выражение, которое при желании можно было бы назвать патетическим.

— Мой лорд, как Вам известно, я был в Меско-Филд. Позавчера странный космический корабль вошёл в атмосферу Земли и произвёл посадку. — Ту Хайем пошарил в тунике и извлёк кассету, которую вставил в сканнер. Его руки дрожали. — Это изображение космического корабля.

Сканнер воспроизвёл трехмерное изображение над крышкой стола. Браннох присвистнул.

— Дьявольщина! Какого же типа этот корабль?

— Страшно древний, мой лорд. Взгляните, там даже используются реактивные двигатели — энергия расщепления урана для ускорения ионов.

Браннох увеличил изображение и продолжал изучать его.

— М-м-м-да. И откуда он взялся?

— Я не знаю, мой лорд. Мы запросили Технон, подразделение записей, и они ответили, что это конструкция эпохи ранних космических полётов, возможно, даже догравитационный период. Может быть, это какой-нибудь древний корабль одной из утерянных колоний.

— М-м-да. Значит, экипаж, возможно, нет, наверняка, вне закона. Трудно поверить, что они отправились в полет тысячу лет назад. Что слышно об этом экипаже?

Браннох щёлкнул клавишей, и изображение трех гуманоидов в странных серых мундирах, чисто выбритых, с короткими причёсками в стиле Солнечных Министерств появилось на экране. — Это все?

— Нет, мой лорд. Если бы так, я бы не счёл дело столь важным. Был ещё один, негуманоид, неизвестной расы. У нас есть снимок, сделанный в спешке.

Чужак был снят бегущим. Здоровая зверюга — футов восемь длиной, включая толстый хвост, двуногая, наклонившаяся в беге вперёд, две мускулистые руки, оканчивающиеся четырехпалыми кистями. Он был похож на самца, возможно, млекопитающего и, наконец, он был покрыт гладкой шерстью цвета красного дерева. Голова округлая, с грубыми чертами, глаза посажены высоко, метёлки длинных жёстких волос торчали по углам рта и над удлинёнными глазами.

— Мой лорд, — сказал ту Хайем почти шёпотом, — они появились из кабины неожиданно и были задержаны на период исследований. Но внезапно чужак бросился бежать. Он оказался сильнее человека, сбил троих на своём пути и бежал быстрее, чем мы смогли ему помешать. Анестезирующие ружья были приготовлены заранее, но ничего не получилось. Они не стреляли! Я попытался выстрелить из своего ручного бластера. Заряд был смертельный, но ничего не произошло. Последующие выстрелы тоже ничего не дали. Маленький робот, попавшийся этому существу на пути, вспыхнул и сгорел. Пилот разведчика пытался стрелять, но и его ружьё не сработало, система управления была повреждена. Ближайший шлюз мы держали закрытым, но он открылся, как только существо его достигло. Один человек из наших попытался сфокусировать на существе нейральный тракер, когда то бежало по к лесу, но и это не дало никакого результата, даже пока существо было в пределах досягаемости. Затем мы продолжали охоту за ним с воздуха, подняли по тревоге патрули всех районов, но никаких следов не нашли. Мой лорд, это невозможно!

Лицо Браннох казалось вырезанным из тёмного дерева.

— Так, — пробормотал он. Его глаза остановились на снимке бегущего существа. — Совершенно голый, никакого оружия, ничего искусственного. Как оценить его силу?

— Грубо, пять сотен ярдов, мой лорд. Это приблизительно то расстояние, на котором наше оружие не действовало на него. Он двигался слишком быстро для дальнодействующего оружия, которое могло быть применено в эти несколько секунд.

— Как остальные?

— Они, казалось, были поражены не меньше нас, мой лорд. Они не были вооружены и не делали попыток сопротивления. Их язык неизвестен. Сейчас они проходят психообучение в Соляре, и я не имею доступа к ним — из документов следует, что их язык — древнеамериканский. Документы переведены, но я не могу вам сообщить, какие находки были сделаны.

— Древнеамериканский! — думал Браннох. — Как стар этот корабль, откуда он? — И вслух — Какие ещё материалы у вас есть?

— Масса всяких документов, изображений и множество других вещей найдено на борту. Но… это очень непросто — доставить их Вам.

Браннох проворчал равнодушно:

— Это все?

Ту Хайем приоткрыл рот:

— Все, мой лорд. Что ещё я могу сделать для Вас?

4
{"b":"1530","o":1}