ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хотел бы я знать, как мы собираемся воевать на расстоянии в четыре с половиной световых года, — сказал Ленгли.

— Ты можешь послать гигантских размеров флот с фрахтерами, заполненными оборудованием. Допустим, ты встретил вражеский флот и уничтожил его в космосе. Затем ты бомбардировал вражеские планеты… Ты знаешь, они обладают оружием, способным уничтожить целые материки. Девять десятых на десять в двадцатой степени эргов на грамм. Да, и ведь сейчас есть вещи, подобные синтетическим вирусам и радиоактивной пыли. Итак, ты уничтожишь цивилизации на этих планетах, землях, вот и все. Просто. Только ты должен быть уверен, что вражеский флот не доберётся до тебя, поскольку твой собственный дом беззащитен. Сол и Центавр будут интриговать, препираться ещё десятилетия. До тех пор, пока одному из их не станет ясно, что он впереди. Тогда — фейерверк.

Блостейн глотнул вина и продолжал:

— Конечно всегда существует вероятность того, что несмотря на уничтожение противника, его корабли достигнут твоей родной планеты и подвергнут её бомбардировке. Тогда обе цивилизации вернутся к пещерному уровню развития. Но когда такая перспектива останавливала политиков? Или психотехнических администраторов, как они называются сейчас. Решение здесь единственное… Что-то меня тошнит…

Чантхаваар нашёл Ленгли несколькими минутами позже и взял его за руку.

— Идёмте, — сказал он. — Его Сиятельство, Глава Обеспечения Технона желает встретиться с вами. Его Сиятельство очень влиятельный человек…

— Блистательный сэр, я хочу представить вам капитана Эдварда Ленгли…

Новым собеседником был высокий, худой старик в длинной голубой робе и плаще. Его тонкое лицо казалось интеллигентным, но в нём сквозило что-то непреклонное, фанатическое в очертаниях рта.

— Интересно, — сказал он отрывисто. — Я понял, что вы забрались слишком далеко в космос, капитан.

— Да, мой лорд.

— Ваши документы уже были представлены Технону. Каждый клочок информации, несмотря ни на что, представляет ценность. Только при ясном знании всех фактов машина может принять решение. Вы были бы потрясены, узнав, какое количество агентов занято проверкой данных. Государство будет благодарно вам за вашу услугу.

— Ничего особенного, мой лорд, — сказал Ленгли с должным почтением.

— Это достаточно много, — ответил служитель машины. — Технон — основа Солнечной системы, без него мы пропадём. Его расположение неизвестно никому, кроме высших рангов моего ордена, его слуг. Для этого мы рождены и взращены, для этого мы отвергли семейные узы и мирские наслаждения. Мы так устроены, что при любой попытке предать наши секреты, и этого невозможно избежать, — мы умираем — автоматически. Я рассказываю вам об этом, чтобы дать понять, что такое Технон.

Ленгли не знал, что ответить. Силон доказывал, что Сол не утеряла своей жизненной силы, но она обесчеловечилась.

— Мне говорили, что в числе вашего экипажа был инопланетянин неизвестной расы, но он бежал, — сказал старик. — Я заинтересовался этим. Это существо — совершенно непредсказуемый фактор, и ваш бортжурнал даёт о нём слишком мало сведений.

— Мне казалось, он совершенно безвреден, мой лорд, — сказал Ленгли.

— Это мы выясним. Сам Технон приказал найти его или уничтожить немедленно. Итак, если вы об этом знаете, есть ли у вас какие-нибудь предложения, как это сделать?

Опять эта тема. Ленгли похолодел. Проблема Сариса заставила покрыться холодной испариной, опять все эти ОГБ, КБГБ — как же, человек, который пытается бороться, может быть опасен.

— Стандартные источники образцов не могут работать, — сказал Чантхаваар. — Я должен сообщить тебе, хотя это и секрет: он убил троих моих людей и угнал их флайер. Куда он мог бежать?

— Я… должен подумать, — заткнулся Ленгли. — Это большое несчастье, мой лорд. Поверьте мне, я приложу к этому делу все силы, но… вы можете привести лошадь к воде, но заставить её пить нельзя.

Чантхаваар улыбнулся. Его стиль содержал психологический нажим — убил и снова воскресил, забавляясь, и Ленгли подумал, что такое характер можно найти в произведениях Шоу, Уайльда или Ликока.

Силон жёстко проговорил:

— Этой лошади лучше пить и побыстрее, — и кивком отпустил их.

Чантхаваар заметил знакомого и пустился в горячий спор о способах смешения некоторых напитков, требующих перегонки.

Ленгли внезапно схватила какая-то рука. Она принадлежала крупному пузатому человеку в непривычно выглядевшей здесь одежде: серый халат и тапочки, кольца с алмазами и рубинами. Голова его была массивной, с беспорядочными кудрями рыжих волос, первая борода, увиденная Ленгли в этом веке, удивительно проницательные светлые глаза. Довольно высокий голос выделялся неземными интонациями.

— Здравствуйте, сэр. Очень рад вас видеть. Моё имя Голтам Валти.

— К вашим услугам, мой лорд, — сказал Ленгли.

— Нет, нет, у меня нет титула. Бедный старый жирный подхалим Голтам Валти не принадлежит к высокородным. Я из Коммерческого Общества, а мы не имеем титулов… Не можем себе позволить. Трудно быть честным в нынешнее время, когда и покупателей и продавцов разъедает зависть к твоей выгоде, а настоящие благородные люди, имеющие свои родовые поместья, уже давно отошли в прошлое. Я из Аммона, в системе Тау Кита. Конфетка, а не планета — золотое пиво и славные девушки, которые его тебе подносят, ах, да!

Ленгли заинтересовался. Он кое-что слышал об этом Обществе, но недостаточно. Валти повёл его к дивану, они присели и подозвали стол, чтобы подкрепиться.

— Я главный представитель в Сол, — продолжал Валти. — Вы должны как-нибудь прийти и посмотреть нашу контору. Там сувениры с сотен планет, я уверен, вам это будет интересно. Но пять тысяч лет скитаний, да… это много даже для торговли. Вы многое видели, капитан, очень многое. Эх, если бы снова стать молодым…

Ленгли отбросил церемонии и задал несколько прямых вопросов. Получая информацию от Валти, надо было запастись терпением: упоминания о каких-то параграфах перемежались с жалостливыми сентенциями, но иногда что-то выплывало.

Общество существовало тысячу лет, или чуть более, охватывало все планеты, даже с нечеловеческими расами. В основном оно занималось межзвёздной торговлей, частенько товары шли с планет, неизвестных в этом малом секторе Галактики. Предметы роскоши, экзотические вещи, но также и важное промышленное оборудование, количество которого росло пропорционально освоению планетарных ресурсов туземными цивилизациями. Для персонала Общества гигантские космические корабли были домом; мужчины, женщины, дети жили там всю жизнь. У них были свои законы, обычаи, язык, но они хранили верность не только своему наследию.

— Цивилизация имеет свою внутреннюю логику, капитан Ленгли, горизонтальная цивилизация пересекается с вертикальными, укоренившимися на планетах, и в своём трудном пути переживает их всех.

— Есть ли у вас столица, правительство?

— Детали, дружище, детали обсудим позднее. Взгляните на меня — одинокий старик. Хотя, возможно, я могу тебе предложить кое-какие маленькие развлечения. Ты, случайно, не останавливался в системе Тау Кита? Нет? Там замечательно. Тебя заинтересовало бы двойное кольцо системы Осириса, и туземцы Хоруса и прекрасные, прекрасные долины Аммона, да, да!

Древние названия планет изменились, так же, как и в Солнечной системе, и Ленгли определил древние мифические образы, которые при перечислении всплыли в его памяти… Валти углубился в воспоминания о мирах, виденных им во времена утраченной юности, и Ленгли внутренне одобрил такой поворот событий.

— Ха! Они здесь!

Валти подпрыгнул и, сопя, поклонился.

— Мой лорд! Мой драгоценнейший лорд! Как давно я не видел вас.

— Всего две недели, — усмехнулся белокурый гигант в пронзительно-розовой куртке и голубых штанах. В одной волосатой руке он держал бокал с вином, другой придерживал крошечную девицу, из танцовщиц. Она сидела на его плече и визгливо смеялась.

— Между тем, ты надул меня на тысячу соляриев своими поддельными костями.

9
{"b":"1530","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скорпион Его Величества
Блог на миллион долларов
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Фантомная память
Ты должна была знать
Поющая для дракона. Между двух огней
Город. Сборник рассказов и повестей
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год