ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну и собака у вас! — в первый раз улыбнулся агроном, невысокий лысый человек в очках с черной оправой. — Нашла топор за лавкой…

Дик сидел рядом с Юркой и не спускал злых глаз с высокого. Редкие усы на его морде вздрагивали, шерсть все еще топорщилась.

— Кто это у вас, дядя Илья? — спросил Тимка Груздь, опуская наган.

— Об этом вам нужно было подумать, прежде чем собаку спускать, — сказал Мосин. — Этак она всех честных людей перекусает.

— Мы ее не спускали, — Тимка Груздь сунул ненужный наган в карман. — Она сама…

— А этот товарищ — старший агроном из райзо. Сегодня утром прибыл из Бологого. С попутным эшелоном.

— Покажите документы, — на всякий случай потребовал Тимка Груздь.

Агроном из райзо, улыбаясь, смотрел на него.

— А у вас есть документы? — спросил он. — С какой стати я должен вам предъявлять удостоверение? Кто вы такие?

— Мы «истребители», — ответил Тимка Груздь и достал из кармана сложенную вчетверо бумажку.

Иван Сергеевич ознакомился с ее содержанием и полез в карман синих брюк.

— Пожалуйста, — протянул он коричневую книжечку. — А вот мое командировочное удостоверение. Кстати, у вас печать при себе есть? Жаль, а то бы отметили…

Тимка Груздь долго вертел в руках документы. И лицо его все больше становилось смущенным. Теперь будет разговоров на все село: «истребители» ворвались в чужой дом, собака покусала районного начальника… Эх, зачем он только связался с этими шпингалетами?

— Она вас укусила? — спросил он, возвращая удостоверение.

— Пустяки, — сказал Иван Сергеевич. — Возмещения убытков с вас не потребую. — Он посмотрел на разодранный рукав толстовки. — Спасибо, что еще штаны не спустила.

«Истребители» смущенно заулыбались. Облегченно вздохнул и Тимка Груздь. Вроде не сердится. Видно, мужик ничего… Другой бы разорался на всю деревню. На руке-то кровь. Крепко прихватил чертов пес!

— Извините, что так получилось. — Тимка Груздь боком двинулся к калитке. — Вы не бойтесь — собака не бешеная. Она… просто дурная.

Агроном Мосин молчал. На ребят не смотрел. И на «до свидания» ничего не ответил. Стыдно было агроному за «истребителей» перед районным начальством.

До околицы «истребители» дошли молча. А когда последняя изба скрылась за тополями, Тимка Груздь остановился и сказал Юрке:

— Дурак твой Дик! Опозорил нас на весь район… А если бы он его насмерть загрыз?

— Дик знает, что делает, — упрямо сказал Юрка.

— Знает, — зло усмехнулся Тимка Груздь. — Если он такой умный, то чего же на своих бросается?

— Дик у него бумаги не проверял, — защищал друга Юрка. — Откуда он знает, свой это или чужой? У него на лбу не написано.

— Должен знать.

— А ты знал?

Тимка Груздь повернул к ребятам рассерженное лицо:

— Что делать будем? Исключим из отряда? Пользы ни на грош, а хлопот… — Командир безнадежно махнул рукой и отвернулся.

«Истребители» молчали. Они тоже не знали, что делать. Этот Юрка Гусь — парнишка бойкий, вроде не трус. А собака… Разве виновата собака, что со следа сбилась? Мало ли кто с утра прошел по дороге? А собака, что и говорить, — стоящая. Такого дядю с ног свалила!

— Надумали? — спросил командир. — Как скажете — так и будет.

Заместитель Борька потер ладонью свою толстую щеку и басисто сказал:

— Только что приняли и прогонять? Не дело это. А потом, не нарочно ведь?

— Вы поглядите на малого, — ухмыляясь, произнес Владька Корнилов, стройный быстроглазый парень. — У него кофта-то бабья… Хорош «истребитель»!

— Позор, — откликнулся Тимка Груздь.

— Чего ржете-то? — сердито блеснул на «истребителей» зелеными глазами Юрка. — Из его майки флаг сделали.

— Это который на башне?

— Ему тетка за эту майку чуть ухи не оторвала, — сказал Юрка. — Верно, Стась?

Стасик стоял посредине дороги и пальцем ноги чертил в пыли какие-то знаки.

— Откуда ему взять рубаху? — все больше злясь, заговорил Гусь. — У его тетки трое ребятишек… А кофта вовсе и не бабья. Надо только это… что на груди и на рукавах, спороть — и все в норме… Чего вы прицепились? Сами позвали в отряд, а теперь… Ну и исключайте. Мы и без вас поймаем шпиона. И никакие вы не «истребители», а… — Юрка не нашел что сказать и продолжал: — А Дик — не дурак. Он не виноват, что такой след… И без вас не пропадем. Был бы у нас наган, мы бы уже сто шпионов поймали.

— Кончил? — тихо спросил Тимка Груздь. Его задели за живое Юркины слова.

— А ты, Тимка, не выпучивай на меня глазищи-то… Не боюсь! — Гусь повернулся к командиру спиной и сказал Стасику: — Ну их… Пошли.

Они, не оглядываясь, затопали по дороге. Позади о чем-то громко разговаривали «истребители». Басистый Борькин голос перекрыл другие.

— Зря ты, Тимка, их… — расслышали они.

Груздь что-то быстро заговорил, но они слов не разобрали.

— Видали мы таких «истребителей», — возмущался по дороге Юрка. — Думают, маленькие, так нам можно на шею сесть. Шит! Захотим, и без них свой отряд… сформируем. Знаешь как назовем? «Штурмовики».

Стасик, морща загорелый лоб, старался разобраться в произошедшем. Он так обрадовался, когда их приняли в отряд, и вдруг — все лопнуло, как дождевой пузырь в луже.

— У тебя тоже язычок ого-ого! — сказал он. — Молчал бы уж… «Штурмовики!» Да у нас никакого оружия нет. Выследит Дик диверсанта, а мы что? «Дяденька, — скажем, — пойдем с нами в сельсовет». Не надо было ругаться с командиром.

— А ему можно?

— Он командир.

— А чего он говорит, что Дик дурак?

— Не надо было спорить, — сказал Стасик и замолчал.

Километра два шли молча. Над головой плыли белые пушистые облака. По полям наперегонки бежали тени. Когда облако закрывало солнце, мир делился на две части: прохладную, неприветливую и теплую, солнечную. Большая крылатая тень убегала по полям, лесам дальше, а солнце, тепло оставались.

— Давай еще раз попробуем? — заговорил Юрка. — След-то остался.

— Надо было дать ему понюхать парашют, — сказал Стасик. — А теперь поздно. Всю землю истоптали.

— Не всю, — возразил Юрка. — На одну сторону никто не заходил.

— Эх, а здорово было, если бы мы поймали… Тимка Груздь так и шлепнулся бы в своих галифищах на землю.

Дорога сузилась и нырнула в лес. Теперь облака плыли над зазубренными вершинами сосен. Дик обогнал ребят и скрылся за ольховым кустом.

— Тетка уже, наверное, ищет меня, — сказал Стасик, прибавляя шаг.

— А быстро Дик нашел гильзу от ракеты!

— Есть что-то хочется…

— У него нюх будь здоров!

— У нас оружия нет, — остановился Стасик. — Ухлопают, мигнуть не успеешь.

— Боишься?

— Ах, боюсь? — сказал Стасик. — Снимай ремень.

Юрка удивленно уставился на него.

— Поводок сделаем, — пояснил Стасик. — Без поводка опять… что-нибудь приключится.

КАПИТАН

Еще с дороги ребята услышали в лесу голоса.

— Юр, это там… — сказал Стасик и в нерешительности остановился. — Это не «истребители». Я видел — они пошли через луг, напрямик.

Гусь не успел ответить — Дик рванулся вперед, и самодельный поводок выскользнул из рук.

— Будет дело, — пробормотал Юрка и, свернув с дороги, помчался по колкому мху наперерез. Стасик бежал за ним.

У кучи валежника стояли бойцы. Человек пять-шесть. Среди них — длинный дядя Федя, тот самый, который парашют нашел.

— Ко мне, Дик! — закричал Юрка, опасаясь, что он набросится на кого-либо. Но Дик, не обращая на них внимания, замер возле груды сдвинутых с места веток.

— А где остальные? — резко спросил Юрку командир.

— Мы от них откололись, — сказал Гусь. Он посмотрел на командира и незаметно подтолкнул Стасика: перед ними стоял помощник коменданта гарнизона капитан дядя Вася.

— Здрасте, — кивнул Юрка. — Шпиона ищете?

Капитан сурово смотрел на них и молчал. Они не виделись с зимы. Тогда перепуганный Юрка толком не рассмотрел его, но теплый запах овчинного полушубка, который капитан набросил на его плечи, до сих пор помнил. Глаза у дяди Васи были небольшие, но острые, колючие. Лицо коричневое от загара, а широкие скулы — совсем черные. На большой светловолосой голове — старенькая, добела выгоревшая пилотка. Почему он так смотрит? Неужели не узнал?

35
{"b":"15301","o":1}