ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Санька хотел еще возразить, но не успел: померк свет в глазах, снова наступила абсолютная темнота. И сразу же он обнаружил себя лежащим в яме. Где-то вдали гудел подходящий к станции поезд. А может, это гудело в голове. Было совершенно непонятно, что это, – сон или он на самом деле побывал в сказке. Может, от удара у него галлюцинации приключились. И тут он заметил, что прямо над ним высоко в небе ярко блестела маленькая звездочка.

«Звезд на небе днем не видать. Это обман зрения», – подумал парнишка.

– И когда ты у меня только поумнеешь? – вздохнул рядом знакомый кошачий голос.

Санька вскочил, начал крутить головой в разные стороны, но никого рядом не обнаружил. Что-то слегка сжало палец. Он взглянул на руку и увидел сверкающее серебряное колечко. Настоящее и совершенно целое. А раз колечко при нем, то есть надежда, что он снова попадет обратно в эту сказку.

Если, конечно, очень захотеть.

Часть 2

Месть серого магистра

Приключения продолжаются

Унылый вечер. Хмурые, недовольные на всех и вся тучи затянули небо до самого горизонта. Дождь, словно возомнив себя великим водопадом, лил не переставая.

Редкие прохожие шлепали по лужам, стремясь быстрее добраться до своих домов. Подошел автобус, выплюнул очередную порцию народа, которая тотчас растворилась в этой серой мгле.

Последним выскочил парнишка лет восемнадцати, натянул поплотнее на голову кепку и, пригнув голову, бегом кинулся к подъезду стоявшего рядом дома. Он поднялся на четвертый этаж, вошел в прихожую и облегченно перевел дух.

Это был Санька Воробьев.

Минута на раздевание, пять минут на то, чтобы разогреть чайник, и можно завалиться на диван, включить телевизор и блаженно вытянуть ноги.

Вот уже год Санька жил в городе. Это, конечно, не Москва, но все-таки. У него была работа, хотя и беспокойная, шофером на хлебном фургоне, зато всегда можно перехватить батон теплого хлеба. Некоторые неудобства вызывал скользящий график работы, однако с этим приходилось мириться. Был и собственный угол. За довольно-таки умеренную цену он снимал комнату; вполне приличную, метров семь, с большим окном, выходящим во двор. Единственным недостатком этой жилплощади было полное отсутствие звукоизоляции; если крепко зажмурить глаза, то могло показаться, что стен и вовсе нет, а все соседи находятся рядом с тобой в одной комнате.

Так дни и катились: работа, в свободное время – телевизор. Немного однообразно, но так живут тысячи, и ничего, не жалуются. Однажды вечером по неизвестной причине вырубился свет, и Санька отправился на свежий воздух погулять. Он долго бродил по улицам и случайно заметил приклеенное на столб написанное от руки объявление об открытии самодеятельного клуба старинных русских забав. На следующий день он уже стучался в дверь подвала с пришпиленной простенькой надписью: «СКСРЗ Русич АООО». И с тех пор каждый выходной он спешил по заветному адресу, где с увлечением изучал историю России, а главное – учился сражаться на мечах и вскоре мог противостоять сразу трем противникам. Особенно ему нравился прием, позволяющий выбивать из рук оружие.

Сегодняшний день получился не самым удачным. Все началось с того, что Санька проспал. Не умывшись и даже не поев, он только успел схватить пакет молока и кубарем скатился по лестнице вниз, едва не опоздав на автобус. Приехав на хлебозавод, решил позавтракать, поставил молоко на сиденье, но неудачно повернулся и опрокинул пакет, отчего на полу образовалась большая белая лужа. В довершение всего в самом конце смены спустилось заднее колесо. На улице разгулялась непогода: крупные капли барабанили по стеклу, и высовываться не хотелось совершенно, но делать было нечего, пришлось вылезать. Дождь, обрадовавшись, припустил с такой силой, что уже через пять минут Санька перестал торопиться, так как промок до нитки.

Вечернее сидение у телевизора также не подняло настроения. Показывали светские новости. Депутат Соловьев-Свистунов отбыл на Канары для изучения опыта работы по выращиванию тамошних баобабов. Широко известная фанерно-танцевальная группа «Шипящие», выпустив свой суперпопулярный дебютный альбом «Я – свистушка», готовилась к длительному турне по странам Юго-Восточной Азии, намереваясь снять лучший клип последнего десятилетия. Продюсер группы таинственно намекал на фантастическую стоимость проекта и участие в подтанцовке известных лиц. По другим каналам показывали интеллектуально-развлекательные передачи: «Скажи хоть что-нибудь, получишь пятачок» и бесконечный, плавно перетекающий по времени и каналам сериал.

Санька со злостью выключил телевизор. Тоска зеленая. Этот Свистунов завернет в Париж, тамошних деликатесов откушать изволит, а тут до получки денег не хватает, опять занимать придется.

Он встал и подошел к окну. По стеклу бурно катился маленький водяной поток, искажая до неузнаваемости старый двор.

– Тоска, – повторил парнишка, слушая крики скандала за стеной, вопли младенца снизу и треск боевика сверху. Снова включил телевизор и принялся механически переключать кнопки: первая, вторая, третья, нигде надолго не останавливаясь. Программы мелькали, дождь стучал по подоконнику, соседи выясняли отношения.

Он улегся на диван и достал из-под рубашки висевшее там на шнурке серебряное колечко, подаренное Кащеем Бессмертным и спрятанное подальше от посторонних глаз.

Санька глядел на колечко, такое родное, такое теплое, и вспоминал свое увлекательное приключение в далеком сказочном царстве. Вот бы сейчас снова попасть туда, узнать, как там поживают царь Берендей, кот Баюн, Липуня. А самое главное – Василиса, которую он не мог забыть и постоянно вспоминал. Хоть одним глазком взглянуть на них, помахать рукой. Санька глубоко вздохнул и... уснул. Странный это был сон. Странный и страшный.

Словно лежит он, связанный, в какой-то темной, сырой и мрачной пещере. Посредине костер горит. На огне большой котел, вода булькает. А вокруг стоят жуткие образины: низкорослые, коренастые существа. Низкие лбы, злые, глубоко посаженные глаза и носы, словно поросячьи пятачки. Длинные, спутанные волосы и такие же корявые бороды. Каждый держал в руках большую, окованную железом дубину. Они громко ругались между собой, и их раскрасневшиеся зловещие рожи еще больше наливались злобой.

От криков и воплей закладывало уши, но отдельные слова и даже целые фразы можно было разобрать.

– Третий день не жрамши! – вопил один.

– Они его для себя хотят припрятать! – орал другой.

– Всем поровну! – надрывался третий.

Санька похолодел. Разговор шел о нем. Большинство требовало кинуть его в кипяток, и лишь двое были против, но их голосов совершенно не было слышно.

– Какой котел, – заерзал Санька, пытаясь освободиться. Он понимал, что спит, но совершенно не желал, чтобы его сварили, пусть даже и во сне.

Спор тем временем перерос в маленькую потасовку, над головами замелькали дубины. Победила, как обычно, грубая сила. Ужасные создания медленно приближались к пленнику. Первый монстр, оскалив зубы в кривой ухмылке, потянул к нему руки.

– Да у него клыки! – ужаснулся Санька. – Ну уж нет. Это неправильный сон.

Он напрягся, рванулся изо всех сил. Опутывающие его веревки лопнули, и он вскочил на ноги. В руках у него оказался меч, и сверкающий словно маленькая молния клинок принялся разить врагов.

Кошмарные создания бросились врассыпную.

Воспользовавшись паникой, Санька нырнул в черное пятно туннеля, где, он точно знал, находится выход. Но во сне почему-то от преследователей убежать невозможно. Парнишка старался изо всех сил и... не двигался с места. Зато враги его уже почти настигли: их вытянутые руки начали удлиняться и уже были готовы схватить ускользающую добычу. Санька решил пройти сквозь стенку туннеля и резко повернул в сторону. Стало еще хуже. Он застрял в каменной толще и не мог даже пошевелиться. А чудовища все ближе и ближе. Вдруг раздался далекий, еле слышный голос Василисы. Она звала на помощь. Парнишка беззвучно закричал, рванулся и вывалился наружу из какой-то крепостной стены. Пролетев немного, он рухнул в ледяную воду и... проснулся.

38
{"b":"15305","o":1}