ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но опасный момент прошел, и Деймон откинулся на спинку кресла. – Я думал, что торговцев приглашают в дом только одинокие домохозяйки, изнывающие от скуки.

– Что ты хочешь этим сказать? Деймон вскинул брови.

– У тебя есть работа…

– Да, но…

– Но?..

– Ладно, ничего, – пробормотала Мелани, поднося к губам стакан.

– Нет уж, договаривай.

– Зачем?

Деймон нахмурился.

– Думаешь, меня не интересует твоя жизнь? Еще как интересует.

– Неужели? – Мелани услышала в своем голосе язвительные нотки и тут же устыдилась этого. – Прости, Деймон, я знаю, у тебя очень много работы. Все в порядке, правда. У нас же… ну… мы же не по-настоящему муж и жена.

Деймон пристально посмотрел ей в глаза.

– Мелани, тебе со мной плохо?

– Нет, не плохо. Но… тебе не кажется, что мы могли бы быть друзьями, а не просто соседями по квартире?

– Друзьями… – задумчиво повторил Деймон. – Я думал, мы и так друзья. Или ты хочешь чего-то большего?

– Нет-нет, – поспешно заверила Мелани. Деймон отвел взгляд и прищурился, ресницы скрыли выражение глаз.

– Может, ты чувствуешь себя обделенной вниманием…

– Я не это имела в виду.

– Нет, ты права. Я обещал тебе отпуск в раю. Ты же не круглые сутки работаешь, вот в остальное время и умираешь от скуки. Я должен с этим что-то делать. Недавно я отчитывал тебя за то, что ты ведешь себя не как новобрачная. Что ж, может, я сам грешу тем же.

Попытаюсь исправиться.

– Деймон, если даже мне скучно, ты не обязан меня развлекать. Я вовсе не собиралась от скуки флиртовать с коммивояжером! Не бойся, скандал тебе не грозит.

– Я об этом даже не думал. Если ты сильно истомишься по мужскому обществу, я позабочусь, чтобы тебе не пришлось далеко ходить.

– Спасибо, учту на будущее, – сказала Мелани с наигранным безразличием. – Но, уверяю тебя, мне никогда не будет настолько скучно!

Шутка получилась не слишком удачной, и Мелани вздохнула с облегчением, когда Деймон рассмеялся.

– Ну, хорошо, твоя взяла! Не надо было мне заводить этот разговор.

В следующую субботу Мелани и Деймон взяли мотороллеры и отправились на один из самых популярных на острове пляжей. Деймон обещал научить ее нырять с маской.

Он оказался терпеливым и внимательным учителем, но держался как-то отстраненно, и Мелани невольно отметила, что, показывая ей, как пользоваться дыхательной трубкой, Деймон старался без необходимости лишний раз не прикасаться к ней. Неуклюже шлепая к воде в ластах, Мелани рассмеялась. Деймон улыбнулся.

– Знаю, ласты выглядят довольно нелепо, но ты скоро убедишься, что в воде они здорово помогают.

Они ныряли в лагуне, погружаясь в безмолвный, но яркий и красочный мир океана.

Иногда Деймон трогал Мелани за руку, обращая ее внимание на что-нибудь интересное, например, коралл причудливой формы или проплывающую мимо полосатую рыбку, переливающуюся всеми цветами радуги.

Наконец, вдоволь наплававшись, они вышли на берег и сняли маски. Деймон наклонился, чтобы помочь Мелани избавиться от ласт. Глядя на него сверху вниз, она с трудом поборола желание дотронуться до мокрых волос, погладить гладкую кожу его сильных плеч, всю в капельках воды.

Деймон выпрямился и протянул ей ласты.

– Спасибо. Я и сама бы справилась.

– В следующий раз. Пока ты еще новичок.

Быстро сняв с себя ласты, Деймон непринужденно обнял Мелани за плечи, но потом вдруг убрал руку, словно вспомнив о своем намерении держаться в рамках приличий. У Мелани почему-то сразу упало настроение.

Мелани и Деймон познакомились с соседями – приятной семейной парой примерно их возраста. Сосед неплохо играл на гитаре. По воскресеньям они иногда выносили кресла и где-нибудь в тени под деревьями разговаривали обо всем понемножку под тихий перебор гитарных струн.

Телевидения на острове не было, но у многих жителей были видеомагнитофоны, и магазинчики по продаже и прокату видеокассет процветали. Там всегда можно было найти и последние боевики, и старые классические фильмы, и музыкальные комедии.

– Интересно, как здешние аборигены представляют жизнь в большом мире? – заметила как-то Мелани.

– Думаю, не очень реалистично, – предположил Деймон.

Как-то теплым тропическим вечером они отправились в ближайший поселок на фестиваль народной музыки. Исполнители собрались со всего острова, и, хотя победителям не полагалось никаких призов, у каждого участника были свои болельщики, причем активные. Мелани и Деймон устроились вместе с другими зрителями прямо на сухой земле.

Какая-то женщина выбежала вперед, подбежала к одному из танцоров, сунула ему в жилетный карман цветок и, хихикая, вернулась на место.

Когда танцевали женщины, встал какой-то мужчина, подошел к одной и несколько минут танцевал напротив нее. Раскинув руки, он подходил все ближе и ближе, но не прикасался к женщине. Потом он вернулся на место, и из рядов зрителей вышел другой, выбрав другую партнершу.

Зрители смеялись и что-то выкрикивали. Хотя они кричали на местном наречии, о смысле слов было легко догадаться. Язык флирта не требует перевода. Во время выступления следующей группы Мелани услышала, как Деймон негромко рассмеялся. Она повернулась и вопросительно взглянула на него. Деймон наклонился к ней и прошептал, почти касаясь губами уха:

– Миссионеры изо всех сил боролись с прелюбодеянием и распущенностью нравов, но, похоже, им так и не удалось превратить островитян в пуритан.

Мелани снова повернулась к танцующим. Все женщины были в длинных свободного покроя платьях, закрывающих тело от шеи до щиколоток у каждой на бедрах был повязан яркий поясок. Женщины медленно проводили руками по телу от талии до груди, затем поднимали их над головой. Все это сопровождалось соблазнительным покачиванием бедер и зазывными улыбками.

Мелани встретилась взглядом с Деймоном и улыбнулась: она поняла, что он имел в виду.

Затем настал черед мужчин. Их танец отражал местные представления о мужественности. Танцоры били себя в грудь, громко топали, высоко поднимали колени.

Может, преподобному Муру и удалось приучить островитян ходить в церковь и вести благочестивый образ жизни, но народные песни и танцы выдавали истинный характер жителей Тихуиту.

Энергичные ритмы и раскрепощенные движения разогревали кровь и зрителям.

Мелани обостренно чувствовала близость Деймона, осознавая, что его плечо касается ее плеча, а бедра находятся в какой-нибудь паре дюймов от ее бедер. Она чувствовала волнение в крови, все тело охватил жар.

Мелани не понравилось, какое направление приняли ее мысли. Это всего лишь примитивная физическая реакция, сказала она себе, не вовремя проснувшееся сексуальное влечение. Или налицо классический случай, когда женщина, отвергнутая любимым, как бы рикошетом отлетает к другому мужчине. Словом, мои ощущения не имеют ничего общего с серьезными, глубокими чувствами, это совсем не то, что мне нужно. А Деймон давно предупредил меня, что его не интересуют интрижки.

Танцы закончились, на траве расстелили чистые циновки и собравшиеся стали раскладывать угощение – печенье из рисовой муки, свежие фрукты, вяленую рыбу. Мелани, которую Деймон предупредил заранее, тоже внесла свой вклад, выложив на циновку коробочку с ореховым печеньем.

Деймон сорвал с ближайшей ветки алый цветок и вставил в прическу Мелани – чтобы было не так жарко, она собрала волосы в узел на затылке. Она недоуменно посмотрела на него, и Деймон усмехнувшись, пояснил:

– Здесь почти у каждой женщины в волосах цветок, и мне стало совестно за свою небрежность.

Несколько мгновений Деймон смотрел на Мелани, удерживая ее взгляд, его глаза горели каким-то непривычным, волнующим огнем, потом он отвернулся, оставив ее в таком смятении, которого она, наверное, никогда не испытывала. Мелани смутно припоминала, что цветок в волосах у женщины, в зависимости от того, какого он цвета и находится за правым ухом или за левым, символизирует какое-то отношение к мужчине, но не решилась выспрашивать у Деймона подробности.

21
{"b":"153065","o":1}