ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мелани никогда еще ничего не хотела так сильно, как сейчас – заняться любовью с Деймоном.

– Тогда пошли искать кровать.

Обнимая Мелани одной рукой, Деймон повел ее в свою спальню. Мелани хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон, но сон и не мог быть таким ярким. Она слышала, как снаружи тихо хлопают на ветру листья пальм, как где-то далеко кричит ночная птица, казалось, она даже слышала, как волны пенятся вокруг кораллового рифа.

Жалюзи были подняты, и от лунного света в спальне было так светло, что, казалось, можно читать без лампы.

– Я хочу сам тебя раздеть… – прошептал Деймон.

– А я тебя.

Лаская друг друга со все усиливающейся страстью, они быстро избавились от одежды, и Деймон отнес Мелани на кровать и бережно опустил на простыни.

– Я не слишком тороплюсь? Может, надо сбавить обороты? – спросил он, ложась рядом.

– Зачем? – Мелани провела рукой по его плечам, по груди, по бедрам. – Ты этого хочешь?

– Я хочу, чтобы все было так, как нравится тебе. – Деймон ответил на ласку, вызывая страстный отклик в каждой клеточке тела Мелани.

– Мне и так нравится. Это прекрасно.

– Это ты прекрасна. – Глубокий голос Деймона звучал восхищенно. – У тебя прекрасное тело, Мелани.

Она обняла Деймона и стала целовать, мечтая, чтобы он забыл обо всем на свете, обо всех, кроме нее. Она выгнулась ему навстречу. Несколько мгновений Деймон совсем не касался Мелани, и она замерла в ожидании, не смея даже дышать.

– Сейчас, Мелани!

Она невольно вскрикнула. На этот раз от облегчения, с восторгом ощущая, как его твердая плоть погружается в ее лоно. Мелани радостным стоном приветствовала это вторжение. Волна наслаждения росла, набирала силу и, наконец, захлестнула Мелани. Она чувствовала, что Деймон возносится на гребень волны вместе с ней.

Шторм утих, оставив обоих обессиленными и запыхавшимися. Рука Деймона лениво поглаживала бедро, талию, грудь Мелани, потом повторяла этот путь сначала. Поначалу ласка действовала на нее успокаивающе, но в какой-то момент все изменилось – в Мелани стали нарастать ощущения, весь запас которых, как ей казалось, был растрачен без остатка лишь пару минут назад.

– Мне всегда нравились твои руки, – прошептала Мелани.

– Я рад. Потому что моим рукам нравишься ты, им нравится тебя касаться, особенно здесь… и здесь, и здесь.

Деймон исследовал выпуклости и впадины, изгибы и плоскости ее тела, его пальцы разжигали в Мелани невидимое пламя, вскоре охватившее ее целиком. Почувствовав прикосновение его пальцев к самому чувствительному месту, Мелани тихонько всхлипнула от удовольствия.

Деймон поднял голову.

– Я не сделал тебе больно?

– Нет, это восхитительно. Но мне нужен ты, ты весь.

– Я и так твой, – улыбнулся Деймон, – душой, телом, сердцем. Весь. – Он приник к ее губам.

Ах, если бы он говорил это всерьез! – думала Мелани. Она отогнала непрошеную и довольно горькую мысль, что мужчины в лихорадке страсти могут сказать все, что угодно.

Возможно даже, в эту конкретную минуту Деймон действительно так думал, потому что мощная биологическая потребность, овладевшая им, стерла из его памяти мысли обо всех других женщинах. Но это только сейчас.

Однако под воздействием поцелуев Деймона у Мелани не осталось ни одной связной мысли, способность размышлять уступила место настоятельной всепоглощающей жажде освобождения, парадоксальным образом смешанной с желанием сделать так, чтобы изысканное предвкушение наслаждения длилось вечно.

Конечно, это не могло длиться вечно. Они достигли пика почти одновременно и в стихающих отголосках страсти медленно, по-прежнему в объятиях друг друга спускались с вершины. Деймон зашевелился, и Мелани неохотно разжала руки. Он отодвинулся, сел на кровати, потом пошел в ванную. Когда он вернулся, Мелани все еще лежала в том же положении, не в силах пошевелиться. Деймон снова лег и обнял ее, подсунув руку под ее плечи. Мелани прижалась к нему.

– Не жалеешь? – тихо спросил он.

– Нет. – Она положила руку ему на грудь. Было приятно ощущать под ладонью упругие волоски. – А ты не жалеешь?

Он тихонько засмеялся.

– Нисколько. Я же тебе говорил, мне давно этого хотелось. Жить с тобой в одном доме и изо всех сил сдерживаться, чтобы не прикоснуться к тебе – адская мука. А все из-за моего дурацкого обещания, которое я все-таки не смог сдержать.

– Ты держался не так уж плохо. Когда… когда это началось?

– После того как ты призналась, что тебе тоже нелегко соблюдать условия нашего соглашения. Пока думал, что я один такой, я еще мог как-то держаться. Терпение мужчины имеет предел, я боялся, что, если проявлю слабость…

– Я рада, что ты ее проявил. – Мелани поцеловала его в плечо и зевнула.

– Устала?

– Да, но это приятная усталость. Давно я не чувствовала такого умиротворения.

– Ты не против, если я буду тебя обнимать, пока ты засыпаешь?

– Конечно, нет, мне это нравится. Мелани положила голову на грудь Деймона, устроилась поудобнее и закрыла глаза.

Когда она проснулась, солнце светило вовсю. Открыв глаза, Мелани увидела, что Деймон приподнялся на локте и смотрит на нее.

– Я раздумывал, не разбудить ли тебя, но не знал, как ты к этому отнесешься. Нам предстоит еще многое узнать друг о друге.

– Мы живем вместе несколько месяцев, по-моему, за это время мы неплохо познакомились.

– Я хочу узнать о тебе гораздо больше. – Деймон очертил пальцем контуры ее губ. – Твои губы немного припухли. Это из-за меня? – Он убрал руку.

– Наверное. Но мне не больно.

– Нигде?

– Нигде.

Он придвинулся ближе, положил руку на талию Мелани, потом неуверенно накрыл ладонью грудь.

– Ты не против, если мы повторим прошлую ночь?

– Нет.

Деймон улыбнулся.

– Ты всегда с утра такая разговорчивая? Мелани обняла его за шею и прошептала:

– Кому нужны разговоры? Деймон рассмеялся и поцеловал ее.

Они занимались любовью по-другому, чем ночью, но это было не менее восхитительно.

– Мы так хорошо подходим друг другу, – сказал Деймон позже, лежа рядом с Мелани и держа ее за руку. – Почему мы потеряли столько времени зря?

– Может, это и к лучшему… Разве это не стоило того, чтобы подождать?

– Определенно стоило. – Деймон поцеловал ее в кончик носа. – Но, боюсь, нам пора вставать.

Мелани вздохнула.

– Да.

За стенами спальни их ждал большой мир, и сегодня его краски будут гораздо ярче, чем вчера.

Глава десятая. Семейная идиллия

Следующие недели были похожи на медовый месяц, каким его представляла Мелани.

Утром они уходили на работу, а вернувшись домой, вместе плавали в бассейне, играли в воде, поддразнивали друг друга мимолетными прикосновениями, причем каждый знал, что это прелюдия к близости.

За обедом Мелани не раз ловила себя на том, что, увлекшись разговором с Деймоном, совсем забыла о еде. Оба нередко по-прежнему брали работу на дом, но теперь Деймон уже не засиживался за полночь.

По субботам они отправлялись в необжитую часть острова, в горы. Теперь они ездили на одном мотороллере, Деймон за рулем, а Мелани – позади него, обнимая его за талию и прижимаясь щекой к его плечу. Оставив мотороллер на обочине, Мелани и Деймон шли пешком, пока не находили какое-нибудь местечко в тени под деревьями, где было не так жарко и густые кусты загораживали их от посторонних глаз. Устроившись на разостланном на земле пледе, они читали, разговаривали или занимались любовью.

По воскресеньям они обычно ходили в гости, но, когда Деймон, вскинув бровь, бросал на Мелани многозначительный взгляд, она краснела и торопилась попрощаться с хозяевами.

Домой они возвращались, взявшись за руки, и, едва переступив порог, падали в объятия друг друга.

Пока Мелани и Сэм работали в библиотеке, принц распорядился оборудовать на верхнем этаже дворца комнату для хранения документов.

28
{"b":"153065","o":1}