ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Затем он попытался отследить еще одну ниточку. Кеннера почему-то очень заинтересовала небольшая научно-исследовательская субмарина под названием «DOEV\2» и плавучая база «АV Скорпион». Оба эти судна были взяты в аренду «КануКо», газовой корпорацией, базирующейся в Калгари, для проведения исследований в южной части Тихого океана. Якобы они собирались разведывать там подводные газовые месторождения. Корабль-база отплыл в порт Морсби, Новая Гвинея, около двух месяцев тому назад, затем покинул эту гавань. По последним сведениям, его видели неподалеку от Бугенвилля, на Соломоновых островах. Казалось бы, ничего особенно интересного или примечательного, если не считать того факта, что корпорации под названием «КануКо» в Канаде зарегистрировано не было и никаких ее следов, кроме веб-сайта и адреса в Интернете, отыскать не удавалось. Владельцем сайта значилась корпорация «КануКо лизинг», еще одна несуществующая компания. Платежи она проводила через счет в банке на Каймановых островах, причем всегда в евро. Счет был зарегистрирован на компанию под названием «Сейсмические службы», тоже зарегистрированную в Калгари и с тем же адресом, что и у «КануКо».

Короче говоря, одна компания. Именно «Сейсмические службы» пытались поначалу арендовать подводную лодку. Именно они, судя по всему, имели прямое отношение к смерти Ната Деймона в Ванкувере.

Теперь же агентства в Вашингтоне просматривали спутниковые карты в надежде найти «АV Скорпион» где-то в цепочке Соломоновых островов. Но над Соломоновыми островами была большая облачность, и пролетающие над ними спутники пока что не смогли обнаружить местоположение корабля.

И это не радовало. Поскольку могло означать следующее: корабль где-то спрятали, возможно, отвели в закрытый док.

Где-то в южной части Тихого океана.

Но ведь это огромный океан.

Не добавлял радости и тот факт, что судно-база отплыло сперва в Ванкувер, где приняло на борт около тридцати тонн «промышленного оборудования» в контейнерах вместимостью по пять тонн каждый. Канадские власти заподозрили, что компания нелегально транспортирует в этих контейнерах автомобили. И вскрыли один для проверки. Однако вместо ожидаемой контрабанды таможенники обнаружили там довольно сложное оборудование и внесли его в список под названием «дизельные генераторы».

Генераторы!..

Санджонг не знал, что находилось в контейнерах, но был уверен, что никакие это не дизельные генераторы. Потому как совершенно незачем плыть в Ванкувер, чтобы приобрести эти самые генераторы. Это-то его и беспокоило…

– Эй! Ты!

Он поднял голову и увидел, как через стоянку спешат к его машине два охранника. Очевидно, кто-то все же засек его в сети. Пора сматываться. Санджонг повернул ключ зажигания и быстро отъехал, весело махнув на прощание рукой охранникам.

* * *

– Сара? Что происходит? Молчишь и тупо смотришь в пространство.

– Ничего, Энн. – Сара покачала головой. – Просто задумалась.

– О чем это? И что ты имела в виду, обозвав меня параноиком? – Энн вцепилась ей в руку. – Нет, правда, ты меня беспокоишь.

«Ты меня тоже», – подумала Сара.

Если уж быть честной до конца, то Сара ощущала тревогу. Чувство сродни мании преследования. Она оглядела комнату, встретилась взглядом с Дрейком. Он смотрел на нее с другого конца комнаты. Словно изучал. Интересно, как долго он смотрел на нее вот так? Видел ли, что она бегала к репортерам? Понял ли, чем она там занималась? Догадался ли, что она теперь знает?

– Сара! – Энн теребила ее за руку.

– Прости, – сказала Сара, – но мне действительно надо идти.

– Я о тебе беспокоюсь, Сара.

– Не стоит. Я в полном порядке. – И она направилась к выходу.

– Я с тобой! – Энн догнала ее, зашагала рядом.

– Не надо.

– Но меня правда тревожит твое состояние.

– Думаю, мне лучше побыть одной, – сказала Сара.

– Ах, вот как ты относишься к подруге? – возмутилась Энн. – Нет, я настаиваю, дорогая. Тебе не хватает тепла, заботы. Я это вижу. И сумею о тебе позаботиться.

Сара вздохнула.

Николас Дрейк проводил Сару взглядом. Энн прилипла к ней намертво, как он и просил. Энн вообще очень ответственная дама. И упорства и цепкости ей не занимать. Саре с ней не совладать… хотя, конечно, она может попробовать пуститься в бега. Но тогда… что ж, придется предпринять более суровые меры. Настали трудные времена, а они, как известно, требуют решительных действий. Как во время войны.

Впрочем, Дрейк рассчитывал обойтись без крайних мер. Да, что правда, то правда, Кеннеру удалось предотвратить два первых теракта, но лишь потому, что эти типы из ЛЭФ оказались шайкой жалких любителей. И их скаутские подходы и методы, которые можно было обозначить девизом «Сделай это сам», не соответствовали современным требованиям. Дрейк тысячу раз пытался внушить это Хенли. А тот все отмахивался, его заботило лишь одно: как потом выйти сухим из воды. Что ж, НФПР определенно удастся доказать, что этих клоунов они знать не знают. Козлы гребаные, иначе не назовешь!

А вот последний их план – совсем другое дело. Подготовлен более тщательно и вдумчиво. Ну, во всяком случае должен быть подготовлен именно так, и задействованы в нем настоящие профессионалы. И тут уж Кеннеру никак не удастся помешать. «Он даже не сумеет вовремя попасть туда», – размышлял Дрейк. К тому же, помимо Теда Брэдли и Энн, у Дрейка было еще немало глаз и ушей, следивших за ходом дела. Имелись в запасе и еще кое-какие неприятные сюрпризы для Кеннера.

Он взял мобильник и набрал номер Хенли.

– Они обложены со всех сторон, – сказал он.

– Прекрасно.

– Где вы сейчас?

– Собираюсь сообщить последние новости В., – ответил Хенли. – Как раз подъезжаю к его дому.

* * *

В бинокль Кеннер видел, как серебристый «Порше» с откидным верхом подъезжает к пляжному дому. Из машины вышел высокий темноволосый мужчина в голубой рубашке для гольфа и светло-коричневых брюках. И еще на нем была кепка-бейсболка и солнечные очки. Но, несмотря на несколько необычный наряд, Кеннер тут же узнал его. Это был Хенли, секретарь по общественным связям в НФПР.

«Вот и все, круг замкнулся», – подумал он. Опустил бинокль на изгородь и стал соображать, как лучше поступить дальше.

– Вы знаете, кто он, сэр? – спросил стоявший рядом молодой агент ФБР. Совсем еще щенок, мальчишка, на вид не больше двадцати пяти лет.

– Да, – ответил Кеннер. – Я знаю, кто он.

Место, выбранное для слежки, находилось на холмах Санта-Моники, отсюда открывался прекрасный вид на пляж и океан. Пляж здесь достигал в ширину нескольких сот футов, проходил от самого берега до велосипедной дорожки. За ней тянулся ряд тесно примыкающих друг к другу коттеджей. А чуть дальше шла береговая автомагистраль. Шесть полос, непрестанный поток ревущих автомобилей.

Коттеджи эти хоть и стояли у оживленной автотрассы, были невероятно дороги – по двадцать-тридцать миллионов каждый, а может, и еще дороже. И принадлежали они самым богатым в Калифорнии людям.

Хенли привел в действие механизм и закрыл «Порше» тканевым верхом. Двигался он как-то заторможенно. Затем подошел к воротам и надавил на кнопку звонка. Дом, к которому он подъехал, был спроектирован по последней архитектурной моде, весь состоял из изогнутых стеклянных поверхностей. И сверкал под утренним солнцем, точно драгоценный камень.

Вот Хенли вошел в сад. И ворота тотчас за ним затворились.

– Но вам, похоже, безразлично, что за люди посещают этот дом, – заметил агент ФБР.

– Ты прав, – кивнул Кеннер. – Совершенно безразлично.

– И вы не хотите составить список тех, кто…

– Нет.

– Но он может пригодиться в случае…

– Нет, – повторил Кеннер. Мальчишка хотел быть полезным, но это его только раздражало. – Это меня не интересует. Я хочу знать одно: когда они все отсюда уедут?

– Разъедутся на отдых, в этом роде?

– Да, – ответил Кеннер.

– Ну а если в доме останется служанка?

101
{"b":"15313","o":1}