ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скандал с Модильяни
Попрыгунчики на Рублевке
Роботер
Невеста Смерти
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Невеста снежного короля
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Содержание  
A
A

На взгляд Маршала, эти двое были совсем неподходящей парой. Парень – американец, с мясистым красным лицом и крепкой спортивной фигурой. У него были длинные светлые волосы, на носу очки в проволочной оправе, которые совсем не шли к простоватому лицу с грубыми чертами. Он походил на хряка, строившего из себя ученого.

Звали его Джим, и он был очень сердит на девушку, очевидно, за то, что прошлую ночь она провела без него.

– Не понимаю, почему не хочешь сказать, где это ты шлялась, – твердил он.

– Не твое это дело, вот почему.

– Но мы должны были пообедать вместе.

– Не получилось. Я ведь уже сказала, Джимми.

– Ты обещала! И я ждал тебя у гостиницы. Всю ночь прождал!

– И что с того? Тебя никто не заставлял ждать! Мог и сам пойти, без меня. Развлечься и все такое.

– Но я ждал тебя.

– Джимми, я тебе не игрушка. Я не твоя собственность. – Она вздохнула, всплеснула руками, шлепнула себя по обнаженным коленкам. Сидела она, скрестив ноги, и юбка на ней была совсем коротенькая. – Делаю, что хочу.

– Это я вижу.

– Да, – кивнула она. Обернулась к Маршалу и спросила:

– Что это вы там читаете? Что-то научное?

* * *

Маршал поначалу смутился. Он понимал: девушка обратилась к нему лишь затем, чтоб подразнить своего дружка. И ему вовсе не хотелось влезать в споры этой пары.

– Физика, – коротко буркнул он в ответ. И постарался не замечать, до чего ж она красива.

– Какая именно физика? – не отставала она.

– Механика волнообразования. Океанских волн.

– Так вы студент?

– Студент-выпускник.

– Ага. И, наверное, жутко умный. Вы англичанин, да? Что делаете во Франции?

И не успел он толком опомниться, как разговор завязался и она представила ему своего парня. Тот криво улыбнулся Маршалу, рукопожатие его было вялым. Во всем этом чувствовалась неловкость, но девушка не подавала вида.

– Так, значит, вы работаете где-то поблизости? И в чем состоит ваша работа?.. Резервуар с водой? Просто даже трудно представить. Послушайте, а вы можете мне показать все это?

И вот теперь они здесь, в лаборатории по изучению волнообразования. А Джимми сидит в машине на стоянке, в полном одиночестве. Сидит и курит сигареты одну за другой.

* * *

– Что будем делать с Джимми? – спросила Мариза, пока он занимался контрольной панелью.

– Курить здесь нельзя. – Я ему скажу, он не будет. Просто не хочется оставлять его там надолго. Еще больше разозлится. Может, стоит позвать его, как думаешь?

Маршал ощутил разочарование.

– Конечно. Зови.

Она так и впилась пальцами ему в плечо.

– Не волнуйся. Он всего на минутку. У него сегодня еще одно дело.

Она открыла дверь, в лабораторию вошел Джимми. Маршал обернулся и увидел: парень нерешительно стоит на пороге, руки в карманах. Мариза вернулась к нему и снова встала рядом, у панели.

– С ним все нормально, не обращай внимания, – сказала она. – А теперь давай показывай.

На дальнем конце резервуара загудели электромоторы. Специальные лопасти подняли первую волну. Она была небольшой, прокатилась по всей длине резервуара, разбилась о наклонный бортик в самом конце.

– Так это и есть приливная волна? – спросила девушка.

– Да, это имитация цунами, – ответил Маршал, продолжая нажимать кнопки на панели. Там же приборы уже показывали температуру и давление, а также выдали условное цветовое изображение волны.

– Имитация, – пробормотала Мариза. – И что это означает?

– В этом резервуаре мы можем создавать искусственные волны высотой до метра, – сказал Маршал. – Но настоящие волны цунами достигают в высоту четырех, восьми, даже десяти метров. А иногда и больше.

– Океанская волна высотой в десять метров? – Глаза ее изумленно расширились. – Разве такие бывают? – И глаза ее устремились к потолку, она пыталась представить себе такую гигантскую волну.

Маршал кивнул:

– Тридцать футов, высотой с трехэтажное здание. И к берегу такая волна двигается со скоростью 800 километров в час.

– Ну а когда она достигнет берега? – не унималась Мариза. – Как достигла вон того наклонного бортика?

Он вроде бы сложен из мелких камушков. Это и есть ваш берег?

– Верно, – ответил Маршал. – Высота волны, достигшей берега, зависит от угла его наклона. Здесь мы можем менять этот угол.

Джимми подошел поближе к резервуару, но все равно оставался на значительном расстоянии. И не произносил ни слова.

– Можете менять? – заинтересовалась Мариза. – Это как?

– Там есть специальный моторчик.

– И делать любой угол наклона? – хихикнула девушка. – Тогда… сделай-ка мне угол в двадцать семь градусов.

– Пожалуйста. – Маршал набрал цифру на печатной панели. В дальнем конце резервуара послышался легкий скрип, бортик начал подниматься.

Американец подошел еще ближе, видно, заинтересовался. «Да, действительно, – подумал Маршал, – зрелище завораживающее. Каждому интересно посмотреть». Но парень по-прежнему не произносил ни слова.

Просто стоял и смотрел на выложенный из мелких камней бортик, который продолжал медленно подниматься. И вот наконец остановился.

– Так, значит, теперь там двадцать семь градусов? – спросила Мариза.

– Да, – кивнул Маршал. – Вообще-то наклон в двадцать семь градусов не считается слишком крутым. В реальности береговые линии бывают и покруче. Может, стоит поставить…

Она дотронулась смуглой рукой до его руки.

– Нет, нет, не надо. – Кожа у нее была удивительно нежная. – Оставь так. И еще раз покажи мне волну. Хочу видеть эту волну.

Небольшие волны начали образовываться каждые тридцать секунд. С тихим всплеском они прокатывались по всей длине резервуара.

– Итак, прежде всего я должен знать угол наклона береговой линии. В данный момент у нас ровный пляж, но если там имеется хотя бы небольшой залив…

– Тогда все будет по-другому?

– Конечно.

– Правда? Покажи.

– Что именно? Что ты хочешь? Залив, бухточку, устье реки?

– Ну… – Она пожала плечами. – Пускай будет бухта.

Он улыбнутся.

– Отлично. Каких размеров?

Снова заурчали электрические моторы, береговая линия начала искривляться, в ней появилось чашеобразное углубление.

– Фантастика! – воскликнула Мариза. – Ну, давай же, Джонатан, покажи мне теперь волну!

– Погоди. Большая у нас бухта или нет?

– Скажем… – Она взмахнула рукой. – В милю. Бухта в одну милю. Давай же показывай. – Они придвинулась к нему ближе. – Не люблю ждать.

Он ощутил запах ее духов. И застучал по клавиатуре.

– Вот, пожалуйста, она идет. Большая волна входит в бухту длиной в милю и с углом берегового наклона в двадцать семь градусов.

В дальнем конце резервуара уже с более громким всплеском образовалась волна и покатилась к ним, высота ее составляла примерно шесть дюймов.

– Нет! – разочарованно воскликнула Мариза. – Ты обещал мне по-настоящему большую волну!

– Погоди, – сказал он.

– Она вырастет, что ли? – хихикнула девушка. И снова опустила руку ему на плечо. Американец поднял голову и окинул ее злобным взглядом. В ответ она лини, вызывающе вздернула подбородок. Джимми заглянул в резервуар, и она тут же убрала руку.

Маршал вновь почувствовал себя обманутым. Она просто использует его, он стал пешкой в игре между этими молодыми людьми.

– Ты вроде бы говорил, что волна будет расти? – спросила Мариза.

– Да, – ответил Маршал. – Волна будет расти по мере приближения к берегу. В открытом океане, при большой глубине, волна цунами маленькая, но на мелководье она сильно возрастает. А бухта как бы концентрирует ее мощь, и цунами становится еще выше.

Волна действительно стала выше и с шумом разбивалась о «береговую линию». Белая пена лизала края бортика. «Футов на пять поднялась», – прикинул он.

– Так, значит, в реальном мире она становится выше, – заметила Мариза.

– Да, футов на сорок-пятьдесят. Что составляет пятнадцать метров.

2
{"b":"15313","o":1}