ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не многовато ли десять миллионов долларов на проведение конференции?

– Откуда мне знать, сколько им надо? Он уже отправил не по адресу двести пятьдесят тысяч моих денег. Они оказались в гребаном Ванкувере. Откуда мне знать, может, он еще какие суммы отправил не туда.

– Тогда ты должен отозвать свои пожертвования.

– О господи! – простонал Марти Брен. – К чему такая спешка? Может, они уже успели связать себя финансовыми обязательствами, рассчитывая на эти деньги.

– Тогда надо оставить им немного, а остальное забрать.

– Нет, – сказал Мортон. – Я не собираюсь отзывать этот грант. Питер Эванс только что сказал, что работа над иском успешно продвигается. Ник говорит, что с той четвертью миллиона вышла просто ошибка, и я ему верю. Хочу, чтоб вы все же назначили аудит, хочу знать, что происходит. Ближайшие три недели меня в городе не будет.

– Вы уезжаете? Куда?

– Путешествовать.

– Но мы должны держать с вами связь, Джордж.

– Если не получится выйти на меня прямо, звоните Саре. Или попросите Питера, он сможет со мной связаться.

– Но Джордж…

– Все, ребята. Поговорите с Ником, послушайте, что он скажет. До скорого.

И он вышел из комнаты, следом за ним поспешила Сара.

Херб Ловенштейн окинул взглядом присутствующих.

– Что, черт подери, все это означает?..

ВАНКУВЕР

Четверг, 26 августа
12.44 дня

Издали доносились грозные раскаты грома. Нат Деймон выглянул в окно кабинета и вздохнул. Он всегда знал, что этот бизнес со сдачей в наем подлодок до добра не доведет. После возврата чека банком он аннулировал заказ в надежде, что положит конец всей этой подозрительной сделке. Но он ошибался.

На протяжении нескольких недель никаких новостей не поступало, и вот теперь один из этих типов, брюнет в костюме с блестящим отливом, неожиданно заявился к нему, стал тыкать пальцем ему в лицо и обвинять в том, что он подписал договор, не подлежащий огласке. Что он якобы не имел права обсуждать какие-либо детали этого договора с кем бы то ни было и что теперь ему грозит судебное преследование.

– Может, выиграем мы, – сказал юрист. – Может, и проиграем. Но в любом случае ты можешь распрощаться с этим бизнесом, друг. Дом твой заложен. Сам ты в долгах как в шелках на всю оставшуюся жизнь. Так что подумай хорошенько. И держи язык за зубами.

Во время этого неприятного разговора сердце у Деймона стучало как бешеное. А все потому, что с ним уже успел связаться представитель таможенной службы. Некий человек по фамилии Кеннер, он должен был зайти к Деймону как раз сегодня днем. Задать несколько вопросов, так он выразился.

И больше всего на свете Деймон опасался, что Кеннер зайдет в офис в присутствии юриста. Но тот, к счастью, уже уехал. Он смотрел в окно и видел, как его машина, неприметный «Бьюик» – седан с номерными знаками Онтарио, описала по широкому двору полукруг и выехала за ворота.

Деймон начал прибираться в кабинете, он собирался домой. Он специально решил уйти пораньше, подумав, что не стоит дожидаться этого Кеннера. Агент какой-то таможенной службы. Никаких грехов по этой части Деймон за собой не знал. Так что к чему ему встречаться с таможенником? А если встреча произойдет, сможет ли он ответить на его вопросы?..

А вдруг ему предъявят обвинение в каком-то нарушении? И потащат в суд?..

Деймон решил сматывать удочки. Гром продолжал греметь, изредка небо озарялось голубоватой вспышкой молнии. Приближалась гроза.

Он уже собрался было запереть дверь, как вдруг увидел, что юрист забыл на столе свой мобильник. Рано или поздно наверняка хватится его и вернется. Но Деймон хотел уйти раньше, чем это случится.

Он торопливо сунул телефон в карман. Выключил свет, вышел из кабинета и запер дверь. Первые капли дождя уже начали падать на землю, когда он подошел к своей машине. Он отпер дверцу и уже садился за руль, когда мобильник вдруг зазвонил. Деймон не знал, что делать, ответить или нет. Телефон продолжал настойчиво звонить.

И вдруг грохнул взрыв, обдавший его жаром. Волной от него Деймона швырнуло на землю. Ослепленный и оглушенный он пытался подняться.

Сначала он думал, что взорвалась машина. Но нет. Машина была цела и невредима, вот только дверца почернела. Потом он заметил, что брюки на нем горят. Он тупо смотрел на танцующие язычки пламени и не шевелился. Тут раздался оглушительный раскат грома, казалось, небо над головой треснуло пополам. «Наверное, в меня попала молния, вот что», – подумал несчастный. О господи, это надо же! Чтоб в человека угодила молния. Он сел и стал хлопать по брючинам, пытаясь сбить пламя, но не получалось. Только теперь он ощутил в ногах боль. И он вспомнил, что в офисе есть огнетушитель.

Деймон поднялся и, прихрамывая, заковылял к двери в контору. Пальцы дрожали, справиться с замком никак не удавалось, и тут грянул второй взрыв. Он почувствовал острую боль в ушах, поднес руку к виску, ощутил что-то теплое и липкое. Посмотрел на пальцы – они были в крови. Тут он упал навзничь и умер.

СЕНЧУРИ-СИТИ

Четверг, 2 сентября
12.31 дня

Обычно Питер Эванс говорил с Мортоном каждый день. Иногда дважды в день. Но прошла неделя, от Мортона ничего не было слышно, и Эванс позвонил по его домашнему телефону. Ответила Сара.

– Ума не приложу, что происходит, – сказала она. – Два дня назад он был в Северной Дакоте. Северная Дакота! За день до этого был в Чикаго. Думаю, сегодня может оказаться в Вайоминге. И еще он что-то говорил насчет того, что собирается побывать в Боулдере, штат Колорадо, но точно я не знаю.

– А что ему могло понадобиться в этом Боулдере? – спросил Эванс.

– Понятия не имею. Для снега вроде бы рановато.

– Может, завел новую подружку? – Мортон имел такую привычку: внезапно исчезать, когда удавалось закрутить роман с какой-нибудь очередной дамочкой.

– Я бы знала, – ответила Сара.

– Но чем же тогда он занимается?

– Представления не имею. Впечатление такое, будто на руках у него список покупок.

– Список покупок?

– Ну, вроде того, – сказала она. – Мне он поручил закупить специальное поисковое устройство. Ну, знаешь, для обнаружения местоположения. Затем ему понадобилась какая-то особая видеокамера, где можно использовать то ли си-си-ди, то ли си-си-эф, что-то в этом роде. Пришлось срочно заказывать в Гонконге. А вчера он позвонил и велел мне приобрести новенький «Феррари» у какого-то парня из Монтерея и переправить его потом морем в Сан-Франциско.

– Очередной «Феррари»?

– Я знаю? – ответила она. – Сколько «Феррари» может иметь один человек? И потом, этот никак не соответствует обычным его требованиям. Судя по снимкам, полученным по e-mail, автомобиль изрядно побит и потрепан.

– Может, он хочет отдать его на реставрацию?

– Если б хотел, то велел бы отправить машину в Рино. Там у него свои автомобильные мастера-реставраторы.

В голосе ее слышалась тревога.

– У тебя все в порядке, Сара?

– Если между нами, не знаю, сама не пойму. «Феррари», который он приобрел, называется «Дейтон Спайдер 363 Джи-ти-эс». Выпуска 1972 года.

– И что с того?

– Но у него уже есть такой, Питер. Как будто он не знает. И еще говорит по телефону как-то странно.

– В каком смысле странно?

– Ну просто… странно. Сам на себя не похож.

– А он один путешествует или с кем-то?

– Насколько мне известно, один.

Эванс нахмурился. Действительно очень странно.

Мортон ненавидел одиночество. И первой мыслью было: все это не правда.

– Ну а что слышно об этом типе Кеннере и его непальском дружке?

– Последнее, что знаю, – они собирались в Ванкувер, а затем – в Японию. Так что они не с ним.

– Угу, ясно.

– Когда он снова свяжется со мной, передам, что ты звонил.

* * *
25
{"b":"15313","o":1}