ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не устраивай сцен, cheri.

– Эй, я просто сказал, что буду кофе с молоком. Кто здесь устраивает сцены?

– Но, дорогой…

– Так позволишь мне выпить кофе с молоком или нет? – Он, сверкая глазами, уставился на нее. – Знаешь, Мариза, я уже по горло сыт твоими выходками!

– Ты мне не хозяин, – парировала она. – Что хочу, то и делаю, ясно?

– Смотри, допрыгаешься!..

Мортон слушал этот разговор, и газета постепенно опускалась все ниже. Затем он свернул ее, положил на колени и притворился, что продолжает читать. Но на самом деле глаз не мог оторвать от этой необыкновенной женщины. Потрясающая красавица, решил он в конце концов. Хоть и не так уж молода. На вид ей лет тридцать пять. Что ж, в зрелом возрасте женщины становятся особенно сексуальны. Он был заворожен, очарован ею.

– Ты меня утомляешь, Уильям, – сказала она своему спутнику.

– Хочешь, чтоб я ушел?

– Возможно, так будет лучше.

– Да пошла ты, тварь! – крикнул он и отвесил ей оплеуху.

Тут Мортон не выдержал.

– Эй, друг, – сказал он, – ты смотри, не очень-то распускай руки.

Женщина одарила Мортона улыбкой. Американец поднялся, сжал кулаки.

– Не твое дело, придурок.

– Не дело это – бить даму, друг.

– Может, тогда врезать тебе? – осведомился американец и потряс увесистым кулаком.

В этот момент мимо проезжал полицейский патруль. Мортон махнул рукой. Машина подкатила и остановилась у обочины.

– У вас все в порядке?

– Все прекрасно, офицер, – сказал полицейскому Мортон.

– Да видал я всех вас знаете где? – парень поднялся и зашагал по улице.

Темноволосая красавица улыбнулась Мортону:

– Спасибо вам.

– Не стоит благодарности. Кажется, вы хотели заказать кофе с молоком?

Она опять улыбнулась. Закинула ногу на ногу, демонстрируя округлые колени.

– Если будете столь добры…

Мортон уже поднялся, чтоб принести ей кофе, но тут его окликнула Сара:

– Привет, Джордж. Простите за опоздание. – Она подбежала к столику, на ней был спортивный костюм. Выглядела она, как всегда, превосходно.

Смуглое лицо женщины исказилось гневом. При других обстоятельствах это бы польстило Мортону, но тут он вдруг призадумался. Что-то здесь явно не так. Он с этой дамой незнаком. И у нее нет никаких оснований ревновать и уж тем более – сердиться. Возможно, она просто хотела проучить своего дружка. Парень не ушел, маячил на тротуаре на углу улицы. Делал вид, что разглядывает что-то в витрине магазина. Но час еще ранний, все магазины закрыты.

– Ну что, пошли? – спросила Сара.

Мортон извинился перед темноволосой красавицей, та индифферентно пожала плечами. «Она, наверное, француженка», – подумал он.

– Может, еще встретимся, – пробормотал Мортон.

– Да. Но лично я сомневаюсь. Извините.

– Желаю приятно провести время.

Они отошли, и Сара спросила:

– Кто это?

– Не знаю. Просто сидела за соседним столиком.

– Соблазнительная штучка. Он пожал плечами. – Может, я вам помешала? Нет?.. Ну и хорошо. – Она протянула ему три папки в твердой обложке. – Здесь бумаги по вашим вкладам в НФПР по сегодняшний день. Здесь документы по последнему соглашению. А тут чек, который вы просили. С ним поосторожней. Сумма весьма значительная.

– Ясно, спасибо. Я уже через час улетаю.

– Могу я узнать, куда именно? Мортон покачал головой:

– Тебе лучше не знать.

СЕНЧУРИ-СИТИ

Понедельник, 27 сентября
9.45 утра

Вот уже две недели от Мортона ничего не было слышно. Эванс не помнил, чтобы его клиент когда-либо уезжал так надолго и ни разу при этом не связывался с ним. Он пошел на ленч с Сарой, та тоже выглядела обеспокоенной.

– От него по-прежнему ничего? – осведомился Эванс.

– Ни слова.

– А что говорят летчики?

– Они в Ван-Найс. Он нанял другой самолет. Я не знаю, куда он отправился.

– А когда возвращается?

Она пожала плечами:

– Тоже понятия не имею.

Каково же было его удивление, когда на следующий день Сара позвонила и сказала следующее:

– Приходи. Джордж хочет тебя видеть, причем безотлагательно.

– Где?

– В НФПР. В Санта-Моника.

– Так он вернулся?

– Похоже, что так.

Езды от его офиса в Сенчури-Сити до здания НФПР было минут пятнадцать. Нет, разумеется, штаб-квартира Национального Фонда природных ресурсов находилась в Вашингтоне, округ Колумбия, но недавно они открыли филиал на западном побережье, в Санта-Монике. Циники твердили, что НФПР норовит поселиться как можно ближе к голливудским знаменитостям, ведь именно последние были самыми щедрыми жертвователями. Но, разумеется, все эти слухи были изрядно преувеличены.

На самом деле НФПР был организацией последовательной и планомерно расширял сферы своего влияния. Фонд уже давно представлял собой самую разветвленную систему дочерних офисов и контор, разбросанных по всей стране. В Южной Калифорнии они избрали местом своего обитания весьма престижный район – на Третьей улице Санта-Моники, предназначенной в основном для пеших прогулок. Занимали они там старое здание постройки конца тридцатых; фасад подвергся значительной переделке в духе задач и основных принципов природоохранной организации. Надо признать, получилось довольно красиво.

Эванс ожидал увидеть Мортона, расхаживающего по тротуару перед входом, но его нигде не было видно. Тогда он вошел в вестибюль и осведомился у дежурного за стойкой, где можно найти мистера Мортона. Ему сказали, что в конференц-зале на третьем этаже. Он поднялся на третий этаж.

В конференц-зале он увидел троих о чем-то отчаянно споривших мужчин. В центре этой группы стоял Мортон, лицо его раскраснелось, он яростно жестикулировал. Здесь же был и Дрейк, он расхаживал взад-вперед, изредка сердито тыкая пальцем в Джорджа, и что-то кричал. Неподалеку от него Эванс увидел и Джона Хенли, возглавляющего в НФПР комитет по связям с общественностью. Угрюмо склонившись над блокнотом, он делал какие-то записи. Стало ясно: спор идет между Мортоном и Дрейком.

Эванс не знал, что делать, и остался стоять на пороге. Через несколько секунд Мортон заметил его и подал знак выйти и присесть где-нибудь. Что Эванс и сделал. Вышел из помещения и наблюдал за тем, что там происходит, через стеклянную перегородку.

Вскоре выяснилось, что там присутствует еще один человек. Эванс не заметил его поначалу, потому что он скрывался за кафедрой. Копался там, сгорбившись, а затем поднялся, и Эванс увидел работягу в чистом, тщательно отглаженном комбинезоне с чемоданчиком для инструментов и парой токоизмерителей, прицепленных к поясу. На нагрудном кармане красовался логотип «Сетевые системы AV».

Рабочий заметно смутился. Дрейку было явно неприятно присутствие постороннего, в то время как Мортон всегда любил аудиторию. Дрейк настаивал, чтоб работяга ушел, Мортон же твердил, чтоб тот оставался. Несчастный ощущал себя неловко и на какое-то время вновь скрылся за кафедрой. Но в конце концов Дрейку удалось настоять на своем, и рабочий ушел.

Он проходил мимо Эванса, и тот заметил:

– Нелегкий выдался денек.

Мужчина пожал плечами:

– В этом здании полно проблем с сетевой проводкой для Интернета. Лично я считаю, все дело в некачественном кабеле, а может, кто прослушивает, поэтому и сбои… – И он удалился.

Между тем в конференц-зале спор разгорелся с новой силой. Длился он еще минут пять. Стеклянная перегородка была почти звуконепроницаемой, но когда голоса поднимались до крика, Эвансу удавалось расслышать отдельные фразы. Он слышал, как Мортон взревел:

– Черт побери, я хочу победить!

А потом расслышал и ответ Дрейка:

– Слишком рискованно.

От чего Мортон разозлился еще больше. Чуть позже Мортон спросил:

– Разве мы не должны бороться с самой главной и страшной проблемой, грозящей нашей планете?

В ответ Дрейк заметил, что надо быть практичнее и считаться с реальностью. И тогда Мортон выругался:

27
{"b":"15313","o":1}