ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А я бы все-таки пошел взглянуть, – сказал Кеннер.

Они выключили моторы и вышли из кабин. Эвансу казалось, что в кабине прохладно, и он испытал нечто сродни шоку от холода, стоило только ступить на лед.

Он глотнул воздуха и закашлялся. Похоже, на Кеннера холод не произвел ни малейшего впечатления, или же он этого просто не показал. Бодрым шагом направился к палатке с оборудованием и скрылся внутри.

Болден указал на линию флажков:

– Видите следы гусениц, вон там, параллельно сенсорным датчикам? Должно быть, доктор Брюстер выехал проверить, нет ли неполадок. Линия растянулась почти на сто миль к западу.

– Сто миль? – воскликнула Сара.

– Да, именно. Он установил радиоприборы на всю эту длину. Они передают радиосигналы, ему остается лишь регистрировать перемещение льдов.

– Но никакого движения не…

– Это только кажется. И за несколько дней никаких существенных сдвигов не произойдет. Но эти датчики останутся здесь на год или даже дольше. И будут посылать сигналы на станцию Веддела.

– Так доктор Брюстер здесь надолго?

– О нет, он уедет, а потом снова вернется. Так я думаю. Больно уж это накладно – держать его здесь. Условия гранта позволяют пробыть только двадцать один день, повторные мониторинговые посещения на неделю можно осуществлять лишь раз в несколько месяцев. Но мы будем пересылать ему эти данные. Мы подключены к Интернету, так что получить данные для него не проблема.

– Вы выделили ему веб-страницу?

– Именно.

Эванс уже притопывал ногами от холода.

– Так доктор Брюстер вернется сюда, в лагерь, или нет?

– Должен вернуться. А вот когда, не знаю, не скажу.

Из палатки с оборудованием высунулся Кеннер.

– Эванс!

– Видно, я ему понадобился.

И Эванс подошел к палатке. Болден сказал Саре:

– Можете пойти с ним, если хотите. Он указал на юг, туда, где над горизонтом сгущались облака:

– Долго оставаться здесь нам нельзя. Похоже, погода портится. Часа два в запасе у нас еще есть. Но если начнется буран, ничего хорошего не жди. Видимость падает до десяти и меньше футов. И придется торчать здесь до тех пор, пока буря не прекратится. А она может затянуться дня на два, на три.

– Я им передам, – сказала Сара.

* * *

Эванс отогнул край брезента и вошел. Оранжевая ткань отбрасывала внутри мягкий теплый свет. На полу валялись доски от разбитых деревянных ящиков. Сверху, прямо на них, стояли картонные коробки, примерно с дюжину. На каждой красовался логотип Мичиганского университета, внизу надпись зелеными буквами:

Университет шт. Мичиган

Кафед. экологии Содержимое: материалы для исслед. работ

Высокочувствительны

ОБРАЩАТЬСЯ С ОСТОРОЖНОСТЬЮ

Не кантовать

– Выглядит весьма официально, – заметил Эванс. – Так вы говорите, этот человек не имеет отношения к научным исследованиям?

– А вы взгляните сами, – сказал Кеннер и открыл одну из коробок. Внутри Эванс увидел пластиковые конусы, размером и формой напоминающие те, которыми размечают автомагистрали при строительных работах для обозначения объезда и прочих целей. Вот только эти были черными, а не оранжевыми. – Знаете, что это такое?

Эванс отрицательно помотал головой:

– Нет.

В палатку вошла Сара.

– Болден говорит, что погода портится. И что задерживаться здесь не стоит.

– Не беспокойтесь, не задержимся, – ответил Кеннер. – Вот что, Сара, я попросил бы вас зайти во вторую палатку. Посмотрите, нет ли там компьютера. Любого типа, стационарного, портативного переносного, лэптоп, словом, любого, лишь бы имелся процессор. И еще взгляните, нет ли там радиооборудования?

– Вы имеете в виду радиопередатчик или просто радио, чтобы слушать музыку? – Любой прибор с антенной.

– Хорошо. – Она развернулась и вышла.

Эванс открывал одну коробку за другой. Во всех находились одинаковые черные конусы.

– Что-то я не понимаю…

Кеннер взял один конус, повернул его к свету. На нем вырисовались выпуклые буквы и цифры: «ВТТ-ХХ-904/ 877б-АW203 US DОD».

– Военное оборудование? – спросил Эванс.

– Правильно, – кивнул Кеннер.

– И все же, что это такое?

– Защитные контейнеры для ОСП.

– ОСП?

– Для обеспечения синхронных взрывов. Взрывы производятся одновременно с точностью до миллисекунды, делается это с помощью компьютерной установки. Это приводит к усилению резонансного эффекта. Каждый отдельный взрыв не слишком разрушителен, но если произвести несколько одновременно, волна от такого взрыва передастся всем окружающим материалам. Именно эта так называемая стоячая волна обладает колоссальной разрушительной силой.

– А что она из себя представляет, эта стоячая волна? – спросил Эванс.

– Когда-нибудь видели, как девочки прыгают через веревку? Да? Так вот, если бы они вместо того, чтоб вращать веревку, трясли ее за один конец, то вырабатывали бы петлеобразные волны, расходящиеся по всей длине этой веревки.

– Ну, это понятно…

– Волны бы так и ходили по ней взад-вперед. Но если девочка крутит веревку правильно, то волны перестают двигаться взад-вперед. Вся веревка принимает форму одной изогнутой петли и держит ее. Вы же много раз это видели, верно? Это и есть стоячая волна. И нам кажется при этом, что петля эта не движется, если синхронно крутить веревку.

– И то же самое происходит со взрывчатыми веществами?

– Да. В природе такие стоячие волны обладают огромной разрушительной силой. Могут, к примеру, на куски разнести висячий мост. Могут свалить небоскреб. Разрушительный эффект землетрясения достигается именно стоячими волнами, вырабатываемыми в земной коре.

– Так, значит, Брюстер получил все эти взрывчатые вещества… установил их в линию… длиной в сотню миль? Кажется, именно так сказал Болден? На целую сотню миль?..

– Да. И думаю, намерения его очевидны. Наш друг Брюстер надеется подорвать лед на протяжении сотни миль и отколоть самый огромный в истории планеты айсберг.

В палатку заглянула Сара.

– Нашли компьютер? – спросил ее Кеннер.

– Нет, – ответила она. – Там вообще ничего нет. Ни спальных мешков, ни еды, ни личных вещей. Ничего, палатка пуста. Все люди ушли.

Кеннер чертыхнулся.

– Ладно, – сказал он. – Теперь слушайте меня внимательно. Вот что мы сделаем.

НА ПУТИ К СТАНЦИИ ВЕДДЕЛА

Среда, 6 октября
2.22 дня

– О нет, – пробормотал Джимми Болден. – Вы уж извините, доктор Кеннер, но я никак не могу этого допустить. Это слишком опасно.

– Почему опасно? – спросил Кеннер. – Этих двоих вы отвезете обратно в лагерь, а я пойду по следу Брюстера. Очень хочу встретиться с этим парнем.

– Нет, сэр, мы должны держаться вместе.

– Не выйдет, Джимми, – твердо произнес Кеннер.

– Со всем уважением к вам, сэр… но ведь вы незнакомы с этой местностью и условиями, и я никак…

– Вы забыли, что я много лет проработал инспектором, – парировал Кеннер. – Зимой 1999-го полгода проработал на станции «Восток». В 1991-м три месяца прожил в Морвале. Я очень хорошо представляю себе местные условия. Я знаю, что делаю.

– Бог ты мой, но я просто…

– Не верите, можете позвонить на станцию Веддела. Начальник подтвердит.

– Ну, хорошо, сэр, если вы так ставите вопрос…

– Именно так и ставлю. – В голосе Кеннера звучала решимость. – А теперь забирайте Сару и Эванса и возвращайтесь с ними в лагерь. Время поджимает.

– Ну, хорошо. Надеюсь, с вами все будет в порядке. – Болден обернулся к Эвансу и Саре:

– Нам пора. Залезайте в свою машину, ребята, я поеду впереди.

Через несколько минут Сара и Эванс уже тряслись в снегоходе по льду, они следовали за едущим впереди Болденом. Кеннер тоже уселся в снегоход и поехал параллельно линии флажков. Двигался он на восток. Эванс несколько раз оборачивался и видел, как Кеннер останавливался, проверял что-то в том месте, где воткнут флажок. Потом снова садился в снегоход и ехал дальше.

47
{"b":"15313","o":1}