ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Болден тоже это видел.

– Что это он там делает? – Голос его звучал встревоженно.

– Ну, наверное, просто проверяет устройства.

– Ему не следовало бы выходить из снегохода, – заметил Болден. – И оставаться на шельфе в одиночестве. Это против правил.

У Сары возникло ощущение, что Болден вот-вот повернет назад. И тут она не выдержала:

– Хочу предупредить вас насчет доктора Кеннера, Джимми.

– А в чем дело?

– Вы же не хотите его разозлить, верно?

– О чем это вы?

– Прошу вас, Джимми, не надо.

– Ну… ладно. Как хотите.

Они ехали дальше. Поднялись на довольно длинный подъем, съехали вниз с другой стороны. Лагерь Брюстера скрылся из вида, снегохода Кеннера теперь тоже не было видно. Впереди, до серой полосы горизонта, тянулось необъятное белое пространство шельфа Росс.

– Еще два часа, ребята, – бодрым голосом произнес Болден, – и вас ждет горячий душ.

* * *

Первый час прошел без всяких приключений. Эванс даже начал клевать носом, уснуть не давали ледяные кочки, на которых резко подпрыгивал снегоход. Он просыпался, поднимал голову, затем снова начинал засыпать.

За рулем сидела Сара.

– Ты не устала? – спросил он ее.

– Нет, ничуточки.

Солнце стояло совсем низко над горизонтом, его затягивала туманная дымка. В пейзаже теперь превалировали светло-серые оттенки, земля практически слипалась с небом. Эванс зевнул.

– Хочешь, я поведу?

– Не надо, спасибо.

– Я хороший водила.

– Знаю.

«Все-таки в этой женщине, несмотря на весь ее шарм и красоту, сильны начальственные замашки, – лениво подумал Эванс. – Сара принадлежит к тому разряду женщин, которые хотят постоянно контролировать ситуацию».

– Готов поспорить, ты давно хочешь вздремнуть, – сказал он.

– Ты так думаешь? – улыбнулась в ответ Сара. Все же это неприятно, что она не воспринимает его всерьез, как настоящего мужчину. Вернее, не проявляет к нему как к мужчине никакого интереса. Да и на его вкус слишком уж она холодна. Наделена холодной отстраненной красотой, типичной для блондинок. Слишком уж контролирует себя, хотя, безусловно, очень хороша собой.

Радио щелкнуло, раздался голос Болдена:

– Что-то не нравится мне погодная ситуация. Предлагаю срезать дорогу.

– Как срезать?

– Всего на полмили, но это сэкономит нам минут двадцать. Следуйте за мной. – И снегоход его свернул влево, съехал с накатанной снежной дороги на сероватое ледяное поле.

– Ладно, – сказала Сара. – Иду за вами.

– Вот и умница, – подбодрил ее Болден. – Мы все еще в часе езды от станции. Я хорошо знаю этот маршрут, он, конечно, не подарок, но если будете ехать за мной след в след, то все обойдется. И не вздумайте сворачивать вправо или влево, точно за мной, ясно?

– Ясно, – ответила Сара.

– Вот и славно.

Через несколько минут они находились уже в сотнях ярдов от дороги. Лед здесь был голый и твердый, и гусеницы снегоходов со скрипом царапали его.

– Вы сейчас на льду, – сказал Болден.

– Я заметила.

– Это ненадолго.

Эванс выглянул в окно. Дороги уже не было видно. И представить, где она находится, было теперь невозможно. Куда ни глянь, сплошное бесконечное однообразное пространство. Внезапно его охватила тревога.

– Мы словно в вакуум какой-то попали, – пробормотал он.

Снегоход занесло, и он боком заскользил по льду. Эванс ухватился за приборную доску. Саре удалось взять управление под контроль.

– Господи, – пробормотал Эванс, продолжая держаться обеими руками.

– А ты, я смотрю, нервничаешь? – спросила она.

– Есть немного.

– Жаль, что нельзя послушать музыку. Или все-таки можно? – спросила она Болдена.

– Сейчас сделаем, – ответил тот. – Веддел ведет трансляцию двадцать четыре часа в сутки. Погодите минутку. – Болден остановил свой снегоход, они тоже остановились, он подошел. Встал на подножку, отворил дверцу, в кабину ворвался поток ледяного воздуха. – Вот это мешает, сейчас… – Он снял с панели маячок. – Ну, вот. Теперь попробуйте включить радио.

Сара начала вертеть колесико настройки. Болден соскочил с подножки и направился к своему снегоходу. Маячок он унес с собой. Вот из выхлопной трубы вырвалось облачко темного газа, и он тронулся в путь.

– Я думал, они здесь больше заботятся об экологии, – заметил Эванс, глядя на черное пятно, оставшееся от выхлопа.

– Чего-то никак не получается поймать музыку, – сказала Сара.

– Не страшно, – ответил Эванс. – Лично я вполне могу обойтись и без нее.

Они проехали еще сотню ярдов. Тут вдруг Болден снова остановился.

– Что теперь? – спросил Эванс.

Болден выбрался из снегохода, зашел сзади и начал разглядывать следы от гусениц.

Сара все еще продолжала искать музыку. Нажимала на разные кнопки, но вместо музыки слышен был лишь треск электрических разрядов.

– Не уверен, что он сделал лучше, – сказал Эванс. – Ладно, хватит, поехали. Почему он вообще остановился?

– Не знаю, – ответила Сара. – Что-то ищет или проверяет.

Болден обернулся и смотрел теперь прямо на них. Стоял и не двигался, просто смотрел.

– Нам что, тоже надо выйти? – спросил Эванс. Внезапно послышался щелчок, и из радиоприемника донеслось:

– …Веддел, Эс-Эм, 401. Вы нас слышите, доктор Кеннер? Веддел Эс-Эм Кеннеру. Вы нас слышите?..

– Ага, – заулыбалась Сара. – Наконец-то что-то нашли!

Теперь из радиоприемника доносилось лишь шипение и посвистывание.

– … только что нашли Джимми Болдена без сознания, в комнате технического обеспечения. Мы не знаем, кто там с вами, но это точно не…

– О, черт, – пробормотал Эванс, глядя на мужчину, стоявшего у снегохода прямо перед ними. – Так этот тип не Болден? Кто же он тогда?

– Не знаю, но он перегородил нам путь, – сказала Сара. – И еще он явно чего-то ждет.

– Чего ждет?

* * *

И тут вдруг внизу, под полом кабины, раздался треск. Громкий, похожий на выстрел. Снегоход слегка накренился.

– Дьявол… – пробормотала Сара. – Надо убираться отсюда, и быстро. Пусть даже придется сбить с ног этого ублюдка. – Она включила задний ход и начала отъезжать от Болдена.

И тут снова: крэк!

– Вперед! – крикнул Эванс. – Давай, поехали!

Теперь треск доносился, казалось, отовсюду. Снегоход так и швыряло из стороны в сторону. Эванс не сводил глаз с человека, выдававшего себя за Джимми Болдена.

– Это лед! – воскликнула Сара. – Начал ломаться, и он ждет, когда мы провалимся под собственной тяжестью!

– Давай вперед, дави его к чертовой матери! – закричал Эванс. Всмотрелся через ветровое стекло. Этот ублюдок делал им какие-то знаки. Эванс смотрел и никак не мог понять, что они означают. Потом вдруг понял.

Он махал им рукой. Прощался навсегда.

Сара переключила скорость, снегоход так и бросило вперед, но в следующую секунду земля под ними разверзлась. И снегоход нырнул носом вниз. Эванс увидел голубую ледяную стену расселины. На миг снегоход остановился, видно, застрял, и они очутились в странном призрачно-голубоватом мире, но вот он дернулся и рывком ушел вниз, в темноту.

ЩЕЛЕВАЯ ЗОНА

Среда, 6 октября
3.51 дня

Сара открыла глаза и увидела нечто, напоминающее огромную голубоватую звезду, лучи ее расползались по ветровому стеклу во все стороны. Лоб был холодным как лед, и еще она ощущала боль в шее. Сара осторожно пошевелила конечностями. Болело и ныло все тело, но руки и ноги двигались, за исключением стопы правой ноги, зажатой где-то внизу. Она закашлялась и не двигалась, пытаясь осознать случившееся. Она лежала на боку, лицо прижато к ветровому стеклу, по всей видимости, она сама разбила его, сильно ударившись лбом. Глаза находились всего в нескольких дюймах от разбитого стекла. Она медленно повернулась, огляделась.

Было темно, вернее, сумеречно. Слабый свет просачивался откуда-то слева. И все же ей удалось рассмотреть, что снегоход лежит на боку, и что гусеницы его упираются в голубоватую стену льда. Очевидно, падая в расселину, снегоход зацепился за какой-то выступ, который и удержал его от дальнейшего падения. Потом она посмотрела вверх: вход в расселину находился близко, ярдах в тридцати-сорока над головой. Это немного взбодрило девушку.

48
{"b":"15313","o":1}