ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И что же это за благотворительные организации?

– Уверен, что прежде вы о них никогда не слышали. Какой-то Армейский фонд Росситера. Фонд Новая Америка. Фонд Роджера В. и Элеонор Т. Малкин. Объединенный мемориальный фонд. В общей сложности примерно с дюжину подобных организаций.

– И все они благотворительные?

Санджонг выразительно пожал плечами:

– Мы полагаем, что нет. Как раз сейчас проверяем.

– И все равно не понимаю, – пробормотал Эванс.

– Кто-то хочет использовать эти парки в ближайший уик-энд.

– Да, но для чего?

Санджонг протянул ему снимок. Сделан он был с воздуха, в каких-то странных неестественных тонах. Лес, состоящий из ярко-красных деревьев на темно-синем фоне. Санджонг указал пальцем в центр снимка.

Там в лесу виднелась поляна. И на земле Эванс увидел нечто напоминающее паутину – несколько концентрических кругов, пересеченных прямыми линиями.

Ну в точности паутина.

– А это что такое?

– Площадка для запуска ракет. В конце фиксированных прямых линий стоят пусковые устройства. А вот эти линии – кабели для контроля над запуском. – Кончик его пальца двигался по снимку. – Видите, вот здесь в точности такой же набор. А третий – вот тут. Получается нечто вроде равностороннего треугольника, причем каждая из сторон достигает в длину около пяти миль.

Только теперь Эванс заметил остальные. Три отдельные паутины находились на вырубках в лесу.

– Три системы ракетно-пусковых установок…

– Да. И нам уже известно, что они приобрели пятьсот ракет наземного пуска. Ракеты совсем маленькие. Более тщательный анализ этого снимка и всех его элементов позволяет сделать вывод, что диаметр ракет от четырех до шести дюймов. И это дает нам основания предположить, что дальность их полета составляет примерно тысячу футов. Не больше. В каждой установочно-пусковой системе насчитывается примерно пятьдесят ракет, соединенных между собой. И еще, надеюсь, вы заметили, что пусковые площадки значительно отстоят друг от друга…

– Да, но с какой целью? – спросил Эванс. – Ведь место выбрано удаленное. Ну, допустим, все они взлетят на тысячу футов, а что потом? Упадут? Туда же? Какой во всем этом смысл?

– Этого мы пока не знаем, – сказал Санджонг. – Но у нас имеется еще один ключ. Снимок, который вы сейчас держите перед собой, сделан вчера. Но есть еще один, снятый с воздуха этим утром. – И он протянул Эвансу вторую фотографию той же территории. «Паутин» на нем уже не было.

– Куда все делось? – удивленно пробормотал Эванс.

– Они забрали все это и увезли. Заметили, что на первом снимке видны фургоны, припаркованные по краям этих вырубок? Очевидно, сложили все это в фургоны и увезли.

– Потому что их засекли, да?

– Вряд ли они поняли, что их засекли.

– Тогда почему же?

– Мы думаем, они решили перебраться на более удобное место.

– Более удобное для чего? Что вообще происходит?

– Есть еще один любопытный факт, – сказал Санджонг. – Мы узнали, что примерно в то же время, когда были приобретены эти ракеты, они закупили также сто пятьдесят километров микроволоконного провода.

И он многозначительно взглянул на Эванса, точно это объясняло все.

– Сто пятьдесят километров…

Санджонг покосился на пилота вертолета и покачал головой.

– Обсудим все это в подробностях позже, Питер.

И он отвернулся к окну.

* * *

Эванс уставился в противоположное окно. Под ними миля за милей тянулся унылый пустынный пейзаж. Растрескавшаяся земля, коричневые скалы с красновато-оранжевыми вкраплениями. Вертолет летел к северу. Эванс видел, как проплывает тень машины внизу, на песке. Временами она искривлялась, искажалась, затем вновь становилась узнаваемой.

Питер Эванс не имел ни малейшего представления о том, что могла бы означать вся эта история с ракетными пусковыми установками. Группы маленьких ракет, для чего?

Микроволокно, для чего?

В уме он быстро подсчитал, что если ракеты соединялись между собой с помощью этого микроволоконного провода, то на каждую уйдет примерно треть километра этой проводки. А треть километра… это и есть около тысячи футов.

Ведь именно на такую высоту, по словам Санджонга должны подняться эти ракеты.

Выходит, эти ракеты взлетят на тысячу футов в небо, волоча за собой микроволоконный провод?.. Какой в этом смысл? Или же провод предназначен для того, чтоб потом вернуть их в исходную позицию? Нет, подумал Эванс, это вряд ли. Ракеты попадают в лес, провод не выдержит и порвется.

И потом, почему ракеты были расположены на таком большом расстоянии друг от друга? Если они всего несколько дюймов в диаметре, так почему бы их не собрать вместе, тесней?

Он вспомнил, что у военных имелись пусковые установки, где ракеты находились так близко, что почти соприкасались стабилизаторами. Так к чему понадобилось размещать эти ракеты так далеко друг от друга?

Ракета взлетает… тащит за собой тонкий провод… поднимается на высоту в тысячу футов… и…

И что?

Возможно, – подумал Эванс, – в носовой части каждой ракеты находится какой-то прибор? И провод – это способ передать информацию обратно на землю. Но какой именно прибор? Что кроется за всем этим?

* * *

Он покосился на Санджонга, который разглядывал еще какой-то снимок.

– Чем занимаетесь?

– Пытаюсь понять, куда они делись.

Эванс увидел снимок в руках Санджонга и нахмурился. Это была метеорологическая карта, сделанная с помощью спутника.

Санджонг рассматривал метеорологическую карту.

Но при чем здесь погода?..

ФЛЭГСТАФ

Воскресенье, 10 октября
8.31 вечера

– Да, – сказал Кеннер и, подавшись всем телом вперед, выложил руки на ресторанный столик. Они зашли поужинать в «стейк-хаус» во Флэгстафе. Из музыкального автомата у бара доносился голос доброго старого Элвиса Пресли, он пел «Не будь так жестока». Кеннер с Сарой пришли несколькими минутами раньше. Эвансу показалось, что Сара чем-то удручена. Вся обычная ее жизнерадостность куда-то испарилась.

– Мы считаем, что все это имеет самое прямое отношение к погоде, – сказал Кеннер. – Вернее, просто уверены в этом. – Он умолк и выждал, пока официантка не раздаст салаты, затем продолжил:

– И есть у нас на то две причины. Первая: ЛЭФ закупил в большом количестве весьма дорогую современную технологию. В обычной житейской практике она применения не имеет, кроме разве что попыток повлиять на погоду. И второе…

– Нет, погодите-ка, – перебил его Эванс. – Вы сказали, попытки повлиять на погоду?

– Именно.

– Но как повлиять?

– Контролировать ее, – ответил вместо Кеннера Санджонг.

Эванс откинулся на спинку стула.

– Просто безумие какое-то, – пробормотал он. – То есть вы хотите сказать, эти ребята считают, что могут контролировать погоду?

– Могут, – ответила Сара.

– Но каким таким образом? – не унимался Эванс. – Как могут они это делать?

– Есть секретные научно-исследовательские разработки.

– Как же они получили к ним доступ?

– Хороший вопрос, – заметил Кеннер. – И нам бы очень хотелось знать на него ответ. Но что касается нынешней ситуации, мы предполагаем, что эти ракеты могут вызывать мощные ураганы и грозы или же усиливать мощность уже существующих.

– Каким образом?

– Они способны вызвать изменения в электрических потенциалах скоплений кучевых облаков.

– Рад, что я задал этот вопрос, – заметил Эванс. – Теперь все более или менее ясно.

– Деталей и подробностей мы пока что не знаем, – сказал Кеннер, – хотя уверен, очень скоро все выяснится.

– Самое интересное здесь, – вмешался Санджонг, – это запланированные в парках мероприятия. Некие люди организовали множество пикников на огромной территории, в целых трех штатах. И назначены они почти все на один и тот же день. А это в свою очередь означает, что организаторы могут решить, как действовать, лишь в последнюю минуту, в зависимости от погодных условий.

67
{"b":"15313","o":1}