ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как объяснил Кеннер, эти ракеты были предназначены для вызова в грозовых облаках так называемого эффекта «усиления разряда». С этой идеей носились последние десять лет, с тех самых пор, когда люди начали изучать молнии в полевых условиях во время грозы. Идея состояла в том, что каждый удар молнии уменьшает силу грозы, поскольку при этом сокращается разница электрического заряда между тучей и землей. Однако другие ученые придерживались противоположной точки зрения, считали, что молнии сильно увеличивают потенциал грозы. Механизм этот еще не был до конца изучен, но предполагалось, что он как-то связан с выделением большого количества тепла при каждом разряде молнии. Была и другая теория, согласно которой при ударе молнии создавалась волна, увеличивающая турбулентность в уже и без того турбулентном грозовом центре. Как бы там ни было, но общая идея сводилась к тому, что чем больше молний, тем сильнее становится гроза.

– Ну а при чем тут «паутины»? – спросил Эванс.

– Они состоят из маленьких ракет, связанных между собой микроволоконными проводами. Поднимаются на тысячу футов, попадают в слой грозовых облаков, где микроволокно создает проводимость с низким сопротивлением, что и вызывает удар молнии.

– Так от этих ракет гроза усиливается, я правильно понимаю?

– Да. Такова их задумка.

Однако Эванса продолжали терзать сомнения.

– Интересно, кто оплачивает эти исследования? – спросил он. – Страховые компании?

Кеннер покачал головой:

– Вся эта информация засекречена.

– Вы хотите сказать, тут замешаны интересы военных?

– Именно.

– Военные оплачивают климатические исследования?

– Ну, сами подумайте, – сказал Кеннер.

Но Эванс был не склонен придерживаться этой точки зрения. Он вообще весьма скептически относился ко всему, что связано с военными. Сама идея, что они могут финансировать климатические исследования, казалась ему столь же абсурдной, как и расходы на сиденья для унитазов стоимостью шестьсот долларов каждый, о которых так много и с такой издевкой писали в газетах в последнее время.

– Если уж хотите знать мое мнение, это напрасная трата средств.

– А ЛЭФ придерживается другого мнения, – сказал Кеннер.

* * *

Тут вдруг Санджонг разразился пылкой речью. Эванс совсем забыл, что непалец был солдатом. Но мнению Санджонга, тот, кто управляет погодой, контролирует и ход сражения. Это вековая мечта всех военных. И уж, само собой разумеется, они не станут скупиться, когда речь идет о таких важных для них вещах.

– Вы что же, хотите сказать, этот эксперимент может удасться?

– Да, – ответил Санджонг. – Иначе для чего мы здесь?

* * *

Джипы въехали в лесной массив, что раскинулся на холмах к северу от парка Маккинли. Участки густого леса перемежались здесь с поросшими травой полянами. Сара, находившаяся на пассажирском сиденье, покосилась на Эванса. Такой симпатичный парень, спортивный, сложен прекрасно. Но иногда ведет себя просто как какой-то жалкий нытик.

– Ты хоть каким-нибудь спортом занимаешься? – спросила она.

– Конечно.

– Каким?

– Играю в теннис. И еще немного – в футбол.

– Ясно.

– Послушай, – сказал Эванс, – только потому, что я не люблю оружие и стрельбу… Черт побери, ведь я юрист!

Сара разочаровалась в нем и сама не понимала, почему. Возможно, потому, подумала она, что сейчас ей немного не по себе. И рядом нужен надежный человек. Такой, как, к примеру, Кеннер. Он столько знает, столько всего умеет. Понимает, что происходит. Не теряется даже в самой сложной ситуации. Питер, конечно, очень славный, но…

Она покосилась на его руки, лежавшие на руле. Водит он хорошо. А это важно, особенно сегодня.

Небо затянуло плотными облаками, солнце исчезло. Облака могли превратиться вскоре в грозовые тучи. Кругом все потемнело, стало неуютно. Дорога, что вилась через лес, была абсолютно безлюдна. С момента выезда из парка они не видели ни единой машины.

– Долго еще ехать? – спросил Эванс. Сара взглянула на карту.

– Миль пять.

Он кивнул. Сара заерзала на сиденье, переменила позу, кобура с револьвером больно врезалась в бедро. Потом взглянула в зеркало бокового вида.

– О черт!..

– Что там?

Следом за ними ехал старенький синий пикап. Похоже, тот самый, с аризонскими номерами.

АВРОРАВИЛЛЬ

Понедельник, 11 октября
10.22 утра

– У нас неприятности, – сказала Сара.

– В чем дело? – спросил Эванс и тоже покосился в боковое зеркало. И сразу же увидел пикап. – Что это, откуда?

Сара немедленно связалась с Кеннером по рации.

– Они нас обнаружили.

– Кто? – спросил Эванс. – Кто они?

В приемнике послышался треск.

– Где вы? – спросил Кеннер.

– На автомагистрали 95. До места осталось мили четыре.

– Ясно, – ответил Кеннер. – Придерживайтесь нашего плана. По мере возможности.

– Кто это? – снова спросил Эванс, глядя в зеркало.

Синий пикап быстро набирал скорость. Он их догонял. Еще секунда-другая, и он врежется им в задний бампер. Эванс выругался, потом взял себя в руки и тоже прибавил скорости.

– Какого черта?

– Веди машину, Питер.

Сара достала револьвер из кобуры. Положила оружие на колени и все поглядывала в зеркало.

– Вот он, совсем близко!..

Столкновение не было сильным, наверное, просто потому, что в эту секунду Питер надавил на педаль газа. Их слегка тряхнуло. Эванс продолжал вести машину, тоже поглядывая в боковое зеркало.

Синий пикап немного отстал. Проехал следом за ними не меньше полумили, но ни разу не приблизился, продолжал держать дистанцию длиной в пять-шесть машин.

– Что-то я не пойму, – пробормотал Эванс. – Они собираются таранить нас или нет?

– Надеюсь, что нет, – заметила Сара. – Попробуй немного сбросить скорость, посмотрим, что они будут делать.

Эванс сбросил скорость до сорока миль в час. Синий пикап последовал его примеру и отставал все больше.

– Они просто следят за нами, – сказала Сара.

С какой целью?

На ветровое стекло упали первые крупные капли дождя. Дорога впереди тоже была сплошь испещрена каплями. Но настоящий дождь еще не начался.

Теперь синий пикап отставал еще больше.

И тут вдруг за резким поворотом они увидели впереди огромный серебристый трейлер. Он неторопливо катил по дороге со скоростью не больше тридцати миль в час. На задних дверях красовались черные буквы: «A*P».

– О черт, – пробормотал Эванс. В зеркале было видно – синий пикап свернул вслед за ними. – Блокировали нас спереди и сзади.

Эванс вывернул руль, стараясь объехать трейлер, но, как только он совершил этот маневр, водитель огромной машины выехал на самую середину. Эванс тут же отстал.

– Мы в ловушке, – сказал он.

– Не знаю, – пробормотала Сара. – Я вообще не понимаю, что происходит.

Трейлер шел впереди, а вот синий пикап совсем отстал, находился теперь примерно ярдах в семистах позади.

Сара раздумывала над ситуацией, как вдруг рядом с тем местом, где они проезжали, ударила молния. Всего ярдах в десяти от них, ослепительно белая вспышка света и жуткий, оглушительный треск. Оба они даже подпрыгнули на сиденьях.

– Господи, совсем рядом… – пробормотал Эванс.

– Да…

– Никогда не видел, чтоб молния ударяла так близко.

Не успела она ответить, как прямо перед ними с еще более оглушительным треском ударила в дорожное полотно вторая молния. Эванс невольно зажмурился, но тут же взял себя в руки и еще крепче вцепился в баранку.

– Мать твою!..

Только тут Сара начала догадываться, что происходит. Но не успела она и слова произнести, как третий удар молнии угодил уже прямо в машину, с таким оглушительным треском, что в уши словно вонзился нож, а все вокруг озарилось ослепительно белым всполохом. Эванс вскрикнул от страха и выпустил руль; но, к счастью, Сара не растерялась, тут же перехватила его и выровняла машину, которую несло к обочине.

70
{"b":"15313","o":1}