ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
11.29 утра

– Мама! Мамочка! А Брэд дерется! Он меня ударил. Мам! Скажи ему, чтоб перестал!

– Ну что вы, в самом деле, ребята…

– Брэдли! Сколько раз тебе говорить? Оставь сестренку в покое!

Полицейский по имени Мигель Родригес из аризонской дорожно-патрульной службы, дежуривший в тот день в парке Маккинли, стоял возле своей машины и наблюдал за тем, как проходит пикник. Была уже половина двенадцатого, и детишки проголодались. Вот и затеяли возню. По всему парку готовили барбекю, ароматный дымок поднимался к быстро темнеющему небу. Кое-кто из родителей с тревогой посматривал вверх, но уходить из парка пока что никто не собирался. Да и дождь еще здесь не начался, хотя в нескольких милях к северу начал погромыхивать гром и сверкали молнии.

Родригес покосился на рупор, лежавший на переднем сиденье машины. Последние полчаса он с нетерпением ждал сообщения по рации от агента Кеннера, после которого, согласно договоренности, должен был освободить от публики территорию парка.

Но сообщения все не было.

Агент Кеннер дал ему четкие и недвусмысленные инструкции. Народ из парка не прогонять до тех пор, пока он, Кеннер, не даст сигнала.

Мигель Родригес не понимал, чем вызвана эта задержка. Но Кеннер дал четко понять, что никаких действий без его сигнала предпринимать не следует. Сказал, что это вопрос национальной безопасности. Родригес и этого не понимал. Как может какой-то пикник в парке быть связан с национальной безопасностью?..

Но он привык повиноваться приказам старших по званию. Поэтому и ждал так терпеливо, хотя при этом и нервничал и то и дело поглядывал на небо. И даже услышав в сводках новостей прогноз погоды, предупреждавший, что восточным округам от Кайенты до Кэпм-Пейсон грозит внезапное наводнение – в этот район входил и парк Маккинли, – Родригес продолжал ждать.

Откуда ему было знать, что сигнал от Кеннера так и не поступит.

АВРОРАВИЛЛЬ

Понедельник, 11 октября
11.40 утра

Вспоминая об этих событиях позже, Питер Эванс понял, что его спасло. Легкое покалывание в мокрой от пота ладони, в которой он сжимал рацию. За минуту до того он понял еще одну важную вещь: молнии преследовали их с Сарой везде, где бы они ни стремились от них укрыться. Техническими и точными науками он никогда не занимался, но сообразил, что это вызвано наличием какой-то электроники или металлического предмета. Говоря с Кеннером по рации, он ощутил точно такое же покалывание. И вот чисто инстинктивно он разом отшвырнул рацию подальше. Приземлилась она на большой дугообразный металлический предмет, напоминавший ловушку для медведя.

Сверкающая белая молния ударила туда же буквально секунду спустя. Волной Эванса отбросило на пол, прямо на безжизненное тело Сары. Ослепленный и оглушенный, он лежал в полном оцепенении от страха, в ушах звенело. И тут вдруг ему почудилось внизу какое-то движение.

Он быстро поднялся на ноги и закашлялся. Комната была полна дыма. Стена напротив него горела, пламя еще только занялось, язычки его были маленькие, но уже вовсю лизали стену. Он перевел взгляд вниз, на неподвижную Сару с посиневшим лицом. Сомнений нет, несчастная умерла. И это легкое шевеление ему просто почудилось. Но как знать…

Он опустился на четвереньки, приподнял ее голову за подбородок и начал делать искусственное дыхание рот в рот. Губы у нее были просто ледяные, это его напугало. Эванс был уверен, что Сара умерла. В дымном воздухе плавали мелкие горящие угольки и пепел. Надо бежать отсюда, пока потолок и стены не обрушились. Он уже потерял счет, забыл, сколько раз пытался наполнить ее легкие воздухом.

Нет смысла, все равно ничего не получится. Треск пламени усилился. Эванс поднял голову и увидел, что занялись уже и потолочные балки.

Его охватила паника. Он вскочил, подбежал к двери, распахнул ее настежь и выскочил из горящего дома. На него тут же обрушились струи воды. Эванс и не предполагал, что дождь будет такой сильный, в мгновение ока он промок до нитки. Стало страшно холодно, видно, именно этот холод вдруг привел его в чувство. Эванс обернулся и увидел лежавшую на полу Сару. Нет, он просто не мог оставить ее здесь вот так.

Он развернулся, вбежал в дом, подхватил на руки и понес к двери. Неподвижное тело показалось на удивление тяжелым. Голова Сары была откинута назад, глаза закрыты, рот безвольно приоткрыт. Она мертва, в этом нет никаких сомнений. Оказавшись на улице, под проливным дождем, Эванс бережно опустил тело девушки в высокую желтую траву, снова опустился на колени и начал делать искусственное дыхание. Он вовсе не был уверен, что долго продержится, трудно было выдержать этот напряженный ритм глубоких вдохов и выдохов. Одну минуту. Две… Возможно, пять. Он понимал, что это бессмысленное занятие, однако продолжал его, сам не понимая, что им движет, возможно, просто потому, что эти ритмичные движения позволяли забыть о страхе, помогали сосредоточиться. Дождь лил как из ведра, дом у него за спиной был уже почти весь объят пламенем, а он…

И тут вдруг Сару вырвало. Все ее тело напряглось и изогнулось, и он, потрясенный, отпрянул. Сначала она сотрясалась в спазмах. Затем вдруг зашлась в кашле.

– Сара…

Она застонала. Перекатилась на живот. Эванс подхватил ее на руки, прижал к себе. Она дышала!.. А вот глаза были закрыты. Только веки слегка трепетали. Очевидно, она все еще без сознания.

– Сара. Давай же, очнись, Сара!..

От кашля содрогалось все ее тело. Эванс вдруг испугался, что она задохнется.

– Сара…

Она затрясла головой, потом открыла глаза. И посмотрела на него.

– О господи, – пробормотала она. – Голова просто раскалывается от боли…

Эвансу показалось, что он того гляди разрыдается.

* * *

Санджонг взглянул на часы. Дождь припустил еще сильней, щетки безостановочно ползали по ветровому стеклу, но его все равно заливало водой. Кругом все потемнело, и он включил фары.

За несколько минут до этого Санджонг выбросил свою рацию, и молнии перестали бить около машины. Но гроза бушевала на значительной территории, издали доносились грозные раскаты грома. Сверившись с маячком, он определил, что от ракетно-пусковой установки, которую он намеревался уничтожить, его отделяют всего несколько сотен ярдов.

Он всматривался в дорогу, стараясь не пропустить поворот. И тут вдруг увидел над лесом первый пучок ракет. Они взлетели, как черные птицы, устремились прямо к низким грозовым тучам.

И через секунду целый пучок молний ударил в то место, где находились провода.

* * *

Кеннер находился в десяти милях от него и видел, как с третьей площадки взлетели в небо ракеты. Он знал, что первый заряд должен состоять примерно из пятидесяти ракет. А это означало, что там, на земле, их оставалось еще около сотни.

Он съехал на боковую дорогу, повернул вправо, и почти тотчас же оказался на вырубке. На краю опушки примостился длинный трейлер. Рядом с его кабиной стояли двое мужчин в ярко-желтых дождевиках. У одного была в руках коробка, очевидно, дистанционный взрыватель.

Кеннер не колебался ни секунды. Он прибавил скорости и помчался на джипе прямо на трейлер. На секунду те двое просто оцепенели от неожиданности и лишь в самый последний момент успели отпрыгнуть в сторону. Кеннер зацепил крылом джипа дверцу кабины, послышался противный металлический скрип, и он тут же развернул машину. И джип помчался прямиком к полю, где стояли ракеты.

В зеркало заднего вида он заметил, как забегали и засуетились мужчины, но теперь ему было не до них. Джип уже въехал на площадку, оплетенную паутиной кабелей и проводов, и давил их колесами. При этом слышался противный хлопающий звук: тунк-тунк! Кеннер надеялся разрушить тем самым пусковую систему. Но он ошибался.

Прямо впереди он увидел пучок из связанных между собой ракет. Внезапно под ними внизу полыхнуло пламя, и ракеты устремились вверх, к небу.

73
{"b":"15313","o":1}