ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вы ничего не знаете о мужчинах
Пообещай
Доктор Данилов в Склифе
Магический пофигизм. Как перестать париться обо всем на свете и стать счастливым прямо сейчас
Моя гениальная подруга
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Страстная неделька
Космическая красотка. Принцесса на замену
Беглая принцесса и прочие неприятности. Военно-магическое училище
Содержание  
A
A

На экране снова возникли ведущие, и один из мужчин сказал:

– Специалисты по подобного рода природным явлениям продолжают утверждать, что наводнения в такое время года случаются крайне редко.

– Наверное, сказываются изменения климата, – заявила женщина-ведущая и поправила прическу.

– Да, Марла, климат меняется, это несомненно. И разобраться в этом нам поможет один из ведущих климатологов, Джонни Ривера.

На экране возник молодой человек.

– Спасибо, Терри. Приветствую всех. Если вы достаточно долго прожили в штате, где находится Гранд-Каньон, то должны были заметить, погода здесь действительно меняется. И происходит это из-за глобального потепления климата, к такому неизбежному выводу пришли наши ученые. Сегодняшнее внезапное наводнение можно назвать предшественником всех грозящих нам бед. С каждым годом погодные условия будут приобретать все более экстремальный характер. Наводнения, торнадо, засухи – все это результат глобального потепления.

Санджонг ткнул Эванса в бок и протянул ему листок бумаги. Это была распечатка пресс-релиза с вебсайта НФПР. Санджонг указал пальцем на следующие строки: «Ученые приходят к единодушному мнению, что главные неприятности ждут нас впереди: с каждым годом погодные условия будут приобретать все более экстремальный характер. Наводнения, торнадо, засухи – все это результат глобального потепления».

– Так что же это получается?! – воскликнул Эванс. – Выходит, парень читает прямо с пресс-релиза?

– Да, так теперь у них принято, – сказал Кеннер. – Даже не озаботятся изменить фразы, дуют прямо с листа. Ну и, само собой разумеется, все, что он там вещает, не правда.

– Тогда чем же вызван рост всех этих экстремальных погодных явлений? – спросил Эванс.

– А никакого роста не наблюдается и в помине.

– Так показывают исследования?

– Да. Все сколько-нибудь серьезные научные исследования не показывают роста экстремальных погодных явлений за последние сто лет. Или за последние пятнадцать. И прогнозы погоды – тоже. Даже, напротив, если исходить из теории глобального потепления, погода в обозримом будущем будет преподносить нам меньше неприятных сюрпризов.

– Так, значит, он вешает всем лапшу на уши? – спросил Эванс.

– Именно. И люди, написавшие этот пресс-релиз, – тоже.

* * *

Меж тем выступавший по телевидению климатолог продолжал гнуть свое:

– …положение лишь усугубляется. Об этом свидетельствуют недавние события: ледники в Гренландии тают с катастрофической быстротой и скоро совсем исчезнут. А эти ледники, друзья мои, достигают в толщину трех миль! Это целые горы льда. Новейшие исследования позволяют также предположить, что в самом скором времени уровень моря повысится на двадцать футов и больше. Так что у кого есть собственность на пляжах, спешите продать!

– Ну а как вам это? – спросил Эванс. – О том же вчера говорили в лос-анджелесских новостях.

– Я бы не стал называть это новостями, – заметил Кеннер. – Ученые из «Ридинг» провели компьютерные расчеты. И пришли к выводу, что Гренландия может потерять свой ледяной покров через тысячу лет.

– Тысячу лет? – воскликнул Эванс.

– Подчеркиваю, может. Но это не означает обязательно.

Эванс ткнул пальцем в экран телевизора.

– А он не сказал, что это случится через тысячу лет.

– Да, – кивнул Кеннер. – Предпочел умолчать. Счел эту деталь несущественной.

– Но вы только что говорили, что никакие это не новости…

– Скажите мне лучше вот что, – начал Кеннер. – Вас очень волнует то, что может произойти через тысячу лет, да и то вовсе не обязательно?

– Нет.

– А кого-то еще волнует?

– Нет, не думаю.

– Вот вам и ответ.

* * *

Эванс допил мартини и вдруг почувствовал, что на него навалилась сонливость. Все тело болело и ныло: спина, ноги, бедра. Он весь извертелся в кресле, пытаясь найти более удобное положение. Он очень устал. И был немного пьян.

Эванс закрыл глаза. И продолжал размышлять о выпуске новостей, где обсуждались явления отдаленного будущего.

Они подавали все эти новости так, словно все должно произойти буквально через минуту-другую, что это вопрос жизни и смерти.

Только через тысячу лет.

Веки отяжелели. Голова склонилась на грудь. Но прозвучавший в динамике голос заставил резко поднять ее и открыть глаза.

– Пристегните ремни, – говорил пилот. – Мы приземляемся в Ван-Найс.

ВАН-НАЙС

Понедельник, 11 октября
7.30 утра

Эвансу хотелось лишь спать, спать. Но, когда самолет приземлился, он решил проверить поступившие на мобильник сообщения и обнаружил, что его просто обыскались. И это еще мягко сказано.

– Мистер Эванс, это Элеанор из офиса Николаса Дрейка. Вы оставили у нас свой сотовый телефон. Он у меня, можете заехать и забрать. И еще мистер Дрейк хотел бы с вами поговорить.

– Питер, это Дженифер Хейнс из офиса Джона Болдера. Мы бы хотели, чтобы вы приехали к нам не позднее, чем завтра, в десять утра. Пожалуйста, приезжайте, это очень важно. Обязательно позвоните, если вдруг у вас не получится. До встречи.

– Питер, перезвони мне. Это Марго. Из больницы выписалась.

– Мистер Эванс, это Рон Перри из полицейского управления Беверли-Хиллз. Вы должны были прийти в четыре для письменной дачи показаний и не явились. Хотите, чтобы я выписал ордер на ваш арест? Мне этого не хочется. Так что позвоните. Телефон у вас есть.

– Это Херб Ловенштейн. Куда ты, черт побери, запропастился? Мы не имеем ни малейшего желания держать младших помощников, которые исчезают на целые дни. Работать следует в офисе, работы полно. Звонили от Болдера. Хотят, чтобы ты заехал к ним в офис в Калвер-Сити завтра ровно в десять утра. Мой совет: немедленно приезжай в офис, иначе тебе придется искать другую работу.

– Мистер Эванс, это Рон Перри из полиции Беверли-Хиллз. Прошу, перезвоните мне. СРОЧНО!

– Питер, позвони мне. Марго.

– Как насчет того, чтобы встретиться сегодня, Питер? Это Джанис. Позвони мне.

– Мистер Эванс, вас вызывает мистер Дрейк. В офис НФПР.

– Питер, это Лиза, секретарь мистера Ловенштейна. Вас разыскивает полиция. Звонили сюда. Я подумала, вам следует знать.

– Питер, это Марго. Когда я звоню своему адвокату, то вправе ожидать, что он ответит на мой звонок. Не будь задницей. Перезвони.

– Это Рон Перри из полицейского управления Беверли-Хиллз. Если в ближайшее время вы мне не перезвоните, иду к судье и прошу выписать ордер на наш арест.

– Эванс, это Херб Ловенштейн. Дурак ты и дрянь, больше никто! Полиция собирается выписать ордер на твой арест! Займись этим немедленно. Работники нашей фирмы не должны попадать под арест.

Эванс вздохнул и отложил телефон.

– Неприятности? – спросила Сара.

– Нет. Но, похоже, выспаться мне в ближайшее время не удастся.

Первым делом он позвонил детективу Рону Перри. Ему сказали, что Перри уже ушел с работы и сегодня больше не появится, а завтра с утра будет в суде. Мобильный Перри был отключен. Эванс оставил свой номер, просил перезвонить.

Затем он позвонил Дрейку, но тот тоже уже ушел.

Он позвонил Ловенштейну, но того в кабинете не оказалось.

Он позвонил Марго, но она не отвечала.

Он позвонил Дженифер Хейнс и сказал, что будет у них завтра ровно в десять утра.

– Только оденьтесь поприличней, – сказала она.

– Это еще зачем?

– Вас будут показывать по телевизору.

КАЛВЕР-СИТИ

Вторник, 12 октября
9.51 утра

У здания, где располагались офисы по подготовке судебного иска вануату, стояли два больших белых фургона ПТС[16]. Эванс вошел и увидел внутри рабочих, они расставляли осветительные приборы для съемки, меняли флуоресцентные лампы на потолке. Здесь находились сразу четыре телевизионные группы, расхаживали, разглядывали помещение, прикидывали, под каким углом лучше снимать. Но пока что еще ничего не снимали.

вернуться

16

ПТС – передвижная телевизионная станция.

79
{"b":"15313","o":1}