ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, понимаю… Да. Хорошо, мы это сделаем. – Увидев их, она закрыла телефон пластиковой крышкой. – Закончили?

– Да.

– И это был…

– Да, это Джордж, – ответил Тед.

Эванс промолчал. Спустился вниз, в холл, и расписался за вещи. Лаборант принес пакет, протянул его Эвансу. Эванс порылся в нем и достал обрывки смокинга. К внутреннему карману был приколот маленький значок НФПР. Он запустил руку второй раз и достал часы. «Ролекс Субмарина». Те самые часы, что всегда носил Мортон. Эванс перевернул их, взглянул на крышку. Там было выгравировано: «ДЖ.М. 12-31-89». Эванс кивнул, положил часы обратно в пакет.

Все эти вещи действительно принадлежали Джорджу. От одного только прикосновения к ним его охватила невыразимая печаль.

– Что ж, думаю, мы закончили, – тихо произнес он. – Пора возвращаться.

Они вышли из здания и направились к ожидавшему их автомобилю. Уселись, и тут Дженифер заявила:

– Нам надо заехать еще в одно место.

– Куда это? – спросил Эванс.

– В муниципальный гараж Окленда.

– Это зачем?

– Там ждет полиция.

ОКЛЕНД

Вторник, 12 октября
7.22 вечера

Это было огромное сооружение из бетона с просторной автостоянкой рядом. Располагалось оно на окраине Окленда. Стоянка была освещена большими галогенными лампами. Стоявшие за оградой автомобили в большинстве своем представляли сущий хлам, старые развалюхи, но было среди них и несколько «Бентли» и «Кадиллаков». Их машина подкатила к обочине.

– Зачем мы здесь? – спросил Брэдли. – Что-то не понимаю.

В окошке будки у входа возник полицейский.

– Мистер Эванс? Питер Эванс?..

– Да, это я.

– Прошу сюда, пожалуйста.

Все они начали вылезать из машины. Но тут полицейский сказал:

– Только мистер Эванс.

– Это почему? – возмутился Брэдли. – Мы все вместе…

– Извините, сэр, но они хотят видеть одного мистера Эванса. Вам придется подождать здесь.

Дженифер улыбнулась Брэдли:

– Так и быть, составлю вам компанию.

– Безмерно счастлив.

Эванс вышел из машины и последовал за полицейским. Прошел через металлические двери в здание гаража. Все внутреннее пространство было поделено на продолговатые ремонтные боксы, в них стояли машины. Большая часть боксов была занята полицейскими автомобилями. В воздухе витал резкий запах ацетилена от горелок. Эванс перешагивал через маслянистые лужицы моторного масла на полу. Помолчав немного, он спросил полицейского:

– А в чем, собственно, дело?

– Они хотят вас видеть, сэр.

В дальней части гаража находились наиболее разбитые машины. Груды искореженного металла, пятна крови на сиденьях, выбитые стекла, торчащие во все стороны провода. Вокруг одной из таких развалин стояли два техника в синих рабочих халатах и что-то измеряли. Еще одну разбитую вдрызг машину фотографировал мужчина с помощью фотоаппарата на треноге.

– Он полицейский? – спросил Эванс.

– Нет, адвокат. Приходится и их тоже пускать.

– Так вы здесь занимаетесь машинами, побывавшими в авариях?

– И ими тоже.

Они свернули за угол, и тут вдруг Эванс увидел Кеннера в компании с тремя полицейскими в штатском и двумя техническими сотрудниками в синих халатах. Все они столпились вокруг разбитого «Феррари» Мортона. Корпус машины медленно поднимали с помощью гидравлического подъемника, со всех сторон на нее были направлены яркие лучи прожекторов.

– А, Питер, – сказал Кеннер. – Ну что, вы опознали Джорджа?

– Да.

– Вот и молодец.

Эванс подошел поближе и встал под брюхом «Феррари». Секции и детали были помечены желтыми тряпичными ярлычками.

– Что здесь происходит? – спросил Эванс. Люди в штатском переглянулись. Затем один из них сказал:

– Мы обследуем этот «Феррари», мистер Эванс.

– Это я вижу.

– Скажите-ка нам, именно эту машину мистер Мортон недавно приобрел в Монтрей?

– Думаю, да.

– И когда же он сделал эту покупку?

– Ну, точно не знаю. – Эванс пытался вспомнить. – Недавно. Около месяца тому назад. Его секретарша Сара сказала мне, что Джордж купил новый «Феррари».

– А кто именно оформлял сделку?

– Она.

– А вы как-то участвовали?

– Нет. Просто Сара сказала мне, что Джордж купил машину, вот и все.

– То есть сами вы покупкой и оформлением не занимались, страховку не оформляли?

– Нет. Обычно всем этим занимаются бухгалтеры Джорджа.

– И документов на эту машину тоже не видели?

– Нет.

– Ну а саму машину когда впервые увидели?

– В тот вечер, когда Джордж отъехал на ней от отеля «Марк Хопкинс», – ответил Эванс. – В тот день, когда он погиб.

– А до того вечера вы, значит, машину не видели?

– Нет.

– Машину транспортировали из Монтерея, доставили в частный гараж в Сонома. Там она простояла две недели, и уже затем ее перегнали в Сан-Франциско. Вы сняли в аренду этот частный гараж?

– Нет.

– Но документы на аренду выписаны на ваше имя.

Эванс покачал головой:

– Я ничего об этом не знал. Но Мортон часто оформлял арендные документы на одного из своих помощников или юристов. Просто, наверное, не хотел лишний раз светиться.

– Но если б он так сделал, вас бы, наверное, уведомил?

– Необязательно.

– Стало быть, вы не знали, что он использовал ваше имя?

– Нет.

– А кто занимался этой машиной в Сан-Хосе?

– Понятия не имею.

– Дело в том, мистер Эванс, что кто-то очень обстоятельно поработал над этим «Феррари» до того, как Мортон сел в него. Рама ослаблена в тех местах, где помечено желтым, вон, видите? Была также выведена из строя система АБС. Довольно примитивная, но это объясняется возрастом машины. Ну и диски колес недожаты. Вот здесь, у переднего левого и правого заднего. Вы меня слушаете, мистер Эванс?..

Эванс нахмурился.

– Эта машина стала смертельной ловушкой, мистер Эванс. Кто-то использовал ее, чтобы убить вашего клиента. И все эти работы были проведены в гараже в Сонома. А ваше имя значится в арендных документах на этот гараж.

* * *

Оставшись в машине наедине с Дженифер, Тед Брэдли устроил ей нечто вроде допроса с пристрастием. Может, она и хорошенькая, но что-то с ней явно не так. Манеры, эдакая почти мужская грубоватая прямолинейность, странные высказывания. Сказала, что работает над составлением иска и что зарплату получает от НФПР, но Тед не думал, что такое возможно. Ведь он, Тед Брэдли, самым тесным образом связан с НФПР, составляет рекламу фонду. И ей следовало бы это знать и относиться к нему с большим уважением.

И обозвать трогательную речь, которую он произнес перед школьниками, «чушью собачьей», это просто ни в какие ворота не лезет. Ведь он был вовсе не обязан выступать перед этими ребятишками, говорил искренне и от чистого сердца, а уж его преданность делу охраны окружающей среды не подлежала ни малейшим сомнениям. И он никак не заслужил подобных оскорбительных выражений. Слишком далеко зашла эта дамочка. Никакого уважения. К тому же Тед был твердо уверен в своей правоте. Мало того, именно в НФПР ему, как всегда, дали приблизительный список вопросов, которые следовало затронуть, и примечаний, касавшихся тех моментов, которые следовало особо подчеркнуть. А уж НФПР ни за что не станет советовать ему говорить не правду. И, кстати, в списке ни словом не упоминался этот долбаный ледниковый период. Так что все, что болтала Дженифер, не имело ни малейшего отношения к реальности.

И эти деревья действительно величественные и замечательные. Настоящие стражи окружающей среды, именно так говорилось в списке. Он даже извлек его из кармана, дабы лишний раз убедиться, что так оно и есть.

– Мне бы хотелось взглянуть, – сказала Дженифер.

– Еще бы не хотелось!

– У вас что, какие-то проблемы? – спросила она. «Ну, вот вам, пожалуйста, – подумал он. – Что за отношение к человеку! Агрессивное поведение, так и напрашивается на ссору».

89
{"b":"15313","o":1}