ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вы принадлежите к числу тех звезд телевидения, – сказала она, – которые вообразили, что каждая женщина сочтет за счастье прикоснуться к вашему члену, – не унималась Дженифер. – И немедленно выразить свое восхищение. О, какой большой, красивый! Так вот, я не из их числа. Для меня вы просто актер, никто больше.

– А я считаю вас шпионкой. Засланной в наши ряды промышленниками.

– Должно быть, не слишком хорошая я шпионка, – усмехнулась она, – раз вы меня вычислили.

– Слишком много болтаешь, вот и проговорилась.

– Да, излишняя разговорчивость всегда была моим недостатком.

Во время всего этого разговора Брэдли испытывал нарастающую тревогу и злость. Даже дышать стало трудно. Ведь обычно женщины не вступали в споры с Тедом Брэдли. Да, порой они проявляли к нему некоторую враждебность. Но лишь потому, что были обескуражены и потрясены его красотой, талантом и славой. И все хотели трахаться с ним, и частенько он позволял им это. Но они никогда с ним не спорили. А эта спорит, и заводит его, и злит одновременно. Напряжение, нараставшее в груди, стало почти невыносимым. Ее спокойствие, эта ее манера говорить, глядя прямо тебе в глаза, полное отсутствие смущения, даже сам факт, что она сидит рядом, просто сводили его с ума. И потом, черт побери, она была очень хороша собой. Он сгреб ее за плечи, прижал к себе и крепко поцеловал в губы.

Он чувствовал: ей это нравится. И чтобы показать свою полную власть над нею, он просунул язык глубоко ей в рот.

И тут вдруг его ослепила боль в шее, голове, такая пронзительная, что он на секунду даже, кажется, потерял сознание. А потом он увидел, что сидит на полу лимузина, хватает ртом воздух и смотрит, как на рубашке расплываются пятна крови. Тед не понимал, откуда взялась кровь. Не понимал, отчего так больно. Лишь через несколько секунд осознал, что кровь идет из языка.

Он поднял на нее глаза. Дженифер сидела спокойно, закинув ногу на ногу, и он видел краешек комбинации под слегка задравшейся юбкой, но это его ничуть не возбуждало. Напротив, его просто трясло от гнева и омерзения.

– Ты меня укусила!

– Нет, задница. Ты сам прикусил язык.

– Ты посмела на меня напасть! Она насмешливо приподняла бровь.

– Да, да! Ты на меня напала! Вот мерзавка! – Он скосил глаза на рубашку. – Господи! И рубашка новая изгажена! От «Максфилда»!

Она молча смотрела на него.

– Ты на меня напала, – повторил он.

– Так подай на меня в суд.

– И подам!

– Только прежде посоветуйся со своим адвокатом.

– Это еще зачем?

Она кивком указала на водителя лимузина:

– Ты о нем забыл.

– А он тут при чем?

– Он все видел.

– Ну и что? Ты сама меня спровоцировала, – прошипел он. – Вела себя вызывающе, соблазняла. Любой мужчина может догадаться, хочет женщина или нет.

– Только не ты.

– Психопатка чертова! – пробормотал Брэдли.

И достал из бара бутылку водки. Нужно было прополоскать рот. Он налил себе стаканчик, обернулся.

Дженифер читала вопросник, переданный ему НФПР. Держала бумаги в руке. Он рванулся к ней, чтобы отнять.

– Отдай! Не твое!

Но она оказалась проворнее, быстро отвела руку, спрятала бумагу за спину. А потом взмахнула другой рукой, делая вид, что вот-вот ударит его ребром ладони.

– Ну что, хочешь, чтоб тебе еще разок врезали, а, Тед?

– Да пошла ты к чертовой матери! – выкрикнул он и отпил большой глоток водки. Язык ожгло, точно огнем. Вот сучка, подумал он. Ничего, завтра с утра ей придется искать себе новую работу. Уж он об этом позаботится. И этому ее молокососу адвокату ни за что не справиться с ним, Тедом Брэдли. И гори они все синим пламенем!..

* * *

Стоя под разбитым «Феррари», Эванс еще на протяжении минут десяти выслушивал объяснения полицейских в штатском. Но чем дольше они говорили, тем меньше он понимал.

– Джордж был хорошим водителем, – сказал Эванс. – И если б кто-то действительно переделал машину, думаю, он бы непременно заметил, что что-то не так.

– Возможно. Но ведь он очень много выпил.

– Да, выпил он прилично, это верно.

– А кто подносил ему напитки, мистер Эванс?

– У Джорджа всегда было с собой, что выпить.

– А вот официант, обслуживавший банкет, утверждает, что вы навязывали выпивку Мортону.

– Ничего подобного. Я, напротив, пытался его остановить.

Тут вдруг они резко сменили тему:

– Кто занимался этим «Феррари», мистер Эванс?

– Понятия не имею. – Но ведь нам известно, это вы арендовали гараж на окраине Сонома, на 54-м шоссе. Место там тихое, гараж стоит на отшибе. Любой человек, захотевший заняться этой машиной, мог спокойно прийти и уйти и остаться при этом незамеченным. Зачем это вы выбрали такой гараж?

– Да не выбирал я его!

– Но ваше имя значится в договоре на аренду.

– А как был заключен этот самый договор?

– По телефону.

– Кто платил?

– Платили наличными.

– Но кто именно?

– Деньги доставил посыльный.

– Там есть моя подпись? Отпечатки пальцев?

– Нет. Только имя. Эванс пожал плечами:

– Вы уж извините, но мне об этом ничего не известно. Однако всем было хорошо известно, что я являюсь юристом Джорджа Мортона. И мое имя мог использовать любой. И если кто-то что-то и проделывал с этой машиной, я об этом не знал.

«Они должны были бы расспросить об этом Сару, – подумал он. – Возможно, даже уже поговорили с ней».

И тут, словно по волшебству, Сара вышла из-за угла и направилась прямо к ним. Она говорила по мобильному телефону. Кивнула Кеннеру.

Кеннер шагнул вперед.

– О'кей, джентльмены. Если у вас нет больше вопросов к мистеру Эвансу, я забираю его с собой. Под мою ответственность. Не думаю, что вы чем-то рискуете. Он будет постоянно находиться под моим присмотром.

Поворчав, копы согласились. Кеннер вручил им свою визитку, крепко обнял Эванса за плечи и повел к выходу.

Сара шла следом, немного поодаль. Копы остались возле разбитого «Феррари».

Они подошли к металлическим дверям, и Кеннер сказал:

– Прости, что так получилось. Но полицейские не сказали тебе всего. Они сфотографировали машину с разных точек и под разными углами и потом ввели данные с этих снимков в компьютер, анализирующий разного рода механические повреждения. И то, что выдал им компьютер, не совпадает с обстоятельствами реальной катастрофы.

– Не знал, что такое возможно.

– Еще как возможно. Кто только сегодня не использует компьютерное моделирование. Современные фирмы просто на нем помешались. И вот, вооружившись результатами, которые выдал компьютер, полиция вновь занялась осмотром машины и пришла к выводу, что кто-то нарочно ее испортил. Во время предварительного осмотра им такая мысль и в голову не приходила. Зато теперь они думают иначе. Классический пример использования компьютерного моделирования для изменения собственных взглядов на реальность. И теперь они больше доверяют компьютерным данным, а не материальным результатам катастрофы.

– Понял.

– Ну и, разумеется, система моделирования, на которую они опирались в работе, подогнана для наиболее распространенных на дорогах Америки типов автомобилей. Компьютер не в состоянии пока что смоделировать поведение итальянской гоночной машины, штучного, можно сказать, экземпляра, выпущенного к тому же сорок лет назад. Но это обстоятельство не помешало им провести моделирование.

– Я все же не понял, что там с этим гаражом в Сонома, – сказал Эванс.

Кеннер пожал плечами:

– Ты не знаешь. Сара тоже не знает. Никто даже не может с уверенностью сказать, что машина действительно побывала в этом гараже. Однако гараж был арендован, это правда. И сдается мне, что самим Мортоном. Хотя кто его знает…

Подойдя к лимузину, Эванс распахнул дверцу и уселся на заднее сиденье. И только тут с изумлением заметил, что перед рубашки и подбородок у Теда Брэдли в крови.

– Что такое? Что случилось?

– Он поскользнулся, – объяснила Дженифер. – И поранился.

90
{"b":"15313","o":1}