ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Питер! Эй! Питер?..

И мучает его, их всех мучает и терроризирует этот невыносимый Уитсон; а затем обед, на котором его в последний раз испытывали как кандидата на должность в Лос-Анджелесе, и он нечаянно пролил суп прямо себе на рубашку, но партнеры из вежливости притворились, что не замечают этого, и…

– Питер? Питер! Что ты здесь делаешь, а, Питер? Давай вставай!..

Он почувствовал, как на плечи ему легли чьи-то руки, такие горячие, они прямо жгли, словно огнем, и вот со стоном и кряхтением он снова занял сидячее положение.

– Вот так-то лучше… – Джанис смотрела на него, лицо ее находилось всего в нескольких дюймах. – Что это с тобой, а? Что ты принял? Говори!

Но он не мог говорить. Не мог двигаться. На ней был трикотажный топ, джинсы, сандалии. И стоило ей хоть чуточку сместиться в сторону, как он терял ее из вида.

– Питер? – Голос звучал встревоженно. – Кажется, тебе совсем плохо. Ты что, баловался экстази? Или у тебя удар? Но ты еще слишком молод для инсульта. Хотя такое случается… особенно если учесть, какой дрянью ты питаешься. Я же говорила, не больше шестидесяти пяти граммов жиров в день. Вот был бы вегетарианцем, никакой бы инсульт тебя не хватил. Почему не отвечаешь? Что ты молчишь? А?..

Она дотронулась до его подбородка, глаза смотрели вопросительно. У Эванса сильно кружилась голова, наверное, потому, что он почти совсем перестал дышать. И еще казалось, на грудь давит камень весом тонн в двадцать, не меньше. Странно, он сидит почти прямо, а камень все равно давит.

«Надо позвонить в больницу», – подумал он.

– Прямо не знаю, что с тобой делать, Питер, – сказала Джанис. – Так хотелось поболтать с тобой сегодня, и вот на тебе. Ты в таком состоянии… Если честно, ты меня просто пугаешь. Хочу, чтоб ты ответил мне хоть что-нибудь. Ну же, отвечай!

Позвони в больницу!

– Прямо не знаю, что и думать. Может, ты меня возненавидел, но ума не приложу, за что. Знаешь, давай-ка я наберу 911 и вызову «Скорую». Нет, мне страшно жаль, и я вовсе не хочу вовлекать тебя в неприятности, но ты меня просто пугаешь, Питер!

Тут она исчезла из вида, Эванс больше не видел ее, зато услышал, что она сняла трубку телефонного аппарата, стоявшего рядом на столике.

Молодец! Только торопись!

– У тебя что-то с телефоном, – послышался ее голос.

О господи!

Он снова увидел ее.

– У тебя телефон не работает, ты это знаешь?

Позвони по мобильному! Ведь у тебя есть мобильник!

– Где твой мобильник? Я оставила свой в машине. Так сбегай и принеси!

– Может, другие телефоны в квартире работают?.. Нет, тебе определенно стоит позвонить своему провайдеру, Питер. Разве можно жить с одним аппаратом… а это что такое? Кто-то вырвал шнур из стены? У нас что, был приступ меланхолии или бешенства? И второй аппарат раздолбан…

Стук в дверь. Похоже, что во входную.

– Привет!.. Есть кто-нибудь? Питер. Ты дома? – Голос женский. Но он его не узнавал.

Потом услышал голос Джанис.

– Вы, собственно, кто?

– А вы кто?

– Я Джанис. Подруга Питера.

– А я Сара. Мы с ним работаем.

– До чего ж вы высокая!

– Где Питер? – спросила Сара.

– Там, в гостиной, – ответила Джанис. – С ним что-то неладное.

Эванс их не видел. Глаза не слушались. Мало того, перед ними начали плавать серые мухи – верный признак того, что он вот-вот потеряет сознание. Он сделал над собой просто нечеловеческое усилие, чтобы хоть немного наполнить легкие воздухом.

– Питер? – окликнула его Сара.

И вот она возникла прямо перед ним. Стояла и пристально всматривалась ему в лицо.

– Тебя парализовало? – спросила она.

Да! Позвони в больницу!

– Он весь вспотел, – сказала Сара. – И пот холодный.

– Таким я его и нашла, – Джанис обернулась к Саре. – А вы вообще что тут делаете? Вы хорошо знаете Питера?

– «Скорую» вызвали? – спросила Сара.

– Нет, потому что забыла телефон в машине, а тут…

– Сейчас вызову.

Сара достала свой мобильник. Это было последнее, что помнил Эванс.

БРЕНТВУД

Среда, 13 октября
1.22 ночи

Время было позднее. И дом, и все вокруг погружено во тьму. Николас Дрейк сидел за письменным столом у себя дома, в Брентвуде, что неподалеку от Санта-Моники. Дом находился ровно в 2,9 мили от побережья (он специально недавно измерил это расстояние, проехав на машине), так что здесь он чувствовал себя в безопасности. С домом ему вообще повезло, ровно год тому назад он был куплен для него НФПР. Ну и, естественно, пошли разговоры, потому что НФПР уже приобрел для него один дом, городской, в Джорджтауне. Но Дрейк всячески подчеркивал, что ему нужна эта резиденция на западном побережье принимать и развлекать важных гостей, всяких там знаменитостей и филантропов.

Ведь Калифорния, в конце концов, самый передовой и озабоченный состоянием окружающей среды штат. Именно здесь, в Калифорнии, первыми приняли законы, ограничивающее курение, почти за десять лет до того, как это сделали в Нью-Йорке и других городах восточного побережья. И даже когда Федеральный суд нанес в 1998 году сильнейший удар по АЗОС, обвинив агентство в том, что оно нарушает установленные им же законы, запрещая курение сигарет со специальным антиникотиновым фильтром, – дело в том, что федеральный судья был родом из «табачного» штата, – даже тогда Калифорния не дрогнула. Законы против курения остались. И НФПР, и подобные ему организации не собирались успокаиваться на достигнутом. К примеру, в Санта-Монике вот-вот должны были запретить курение на улице, даже на пляже! Разве это не прогресс?

Здесь легко и приятно работать.

А вот что касается добывания по-настоящему больших фондов… тут дела обстояли несколько иначе. В развлекательной индустрии работали несколько богачей, на которых всегда можно было положиться. Но настоящие деньги в Калифорнии водились не у них, а в крупных инвестиционных банках, у владельцев концернов и корпораций, в недвижимости, в трастовых фондах, короче, у людей, распоряжающихся суммами от пятисот миллионов долларов до двух миллиардов. Да, то были серистые деньги, но уговорить этих людей расстаться хотя бы с малой их частью было не так-то просто. Эти люди населяли другую Калифорнию. Ходили в гольф-клубы, куда не пускали актеров, какими бы они ни были знаменитостями. Большие деньги находились в руках первопроходцев и антрепренеров высоких технологий, и люди эти были очень умны и крайне жестки в ведении дел. Большинство из них прекрасно выучили свой урок. Господи, да многие из них были учеными.

И Дрейку было непросто вести дела с такими людьми. Они являлись для него проблемой и преградой к получению приличного благотворительного взноса на этот год. Он смотрел на экран монитора, подумывая, что уже пришла пора пропустить стаканчик виски, как вдруг на экране открылось новое окно и замигал курсор.

СКОРПИОН: Говорить можешь?

Ну вот, прямо телепатия, подумал Дрейк. И напечатал:

Да, могу.

Дрейк заерзал в кресле, затем повернул настольную лампу так, чтобы она освещала его лицо. Взглянул на объективы камер, закрепленные прямо над монитором.

Щелкнул мышкой. На экране возник Тед Брэдли, он сидел за столом у себя в кабинете, в доме на Сан-Фернандо Вэлли.

– Ну, что такое?

– Все было так, как ты говорил, – сказал Брэдли. – Эванс спутался с чужаками.

– И?..

– Он был с этой девицей, Дженифер, которая работает над иском…

– Дженифер Хейнс?

– Да. Сущая ведьма.

Дрейк промолчал. И прислушался к голосу Брэдли. Актер снова напился.

– Мы уже говорили об этом и раньше, Тед, – сказал после паузы он. – Никому не нравится, когда ты влезаешь в их дела.

– Ну, это как сказать. Но вообще-то мало кому нравится.

– Мы не должны производить на людей такое впечатление, Тед.

– Да она меня оскорбила!

– Ладно, отставим это. Итак, там была Дженифер Хейнс и…

94
{"b":"15313","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заповедник потерянных душ
Стигмалион
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
О тирании. 20 уроков XX века
Влюбиться за 13 часов
Лес Мифаго. Лавондисс
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора