ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Снимайте глушители! Глушители!

Эллиот схватился за черную толстую насадку на стволе ближайшего пулемета и, обжигая руки и чертыхаясь, стянул ее. Он успел отойти от оружия лишь на шаг, и тут же тишину разорвали оглушительные выстрелы. С ветвей тяжело шлепнулись две гориллы. Одна из них была еще жива и бросилась на Эллиота; тот едва успел стянуть глушитель с другого пулемета.

Короткий ствол немедленно развернулся и выпустил очередь едва ли не в упор. В лицо Эллиоту брызнула теплая жидкость. Он сорвал глушитель с третьего пулемета и бросился ничком на землю.

Оглушительная пулеметная стрельба и облака едкого дыма сделали свое дело: гориллы в панике отступили. Снова воцарилась тишина, хотя часовые еще долго обшаривали лазерными лучами плотные заросли, а вслед за зелеными лучами, выискивая цель, двигались и стволы пулеметов.

Потом и часовые и машины прекратили поиски. В джунглях повисла напряженная тишина.

Гориллы ушли.

ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ: ЗИНДЖ, 23 ИЮНЯ 1979

Глава 1

GORILLA ELLIOTENSIS

Когда рассвело, трупы убитых ночью двух горилл все еще лежали на земле; у них уже стали появляться первые признаки трупного окоченения. Эллиот потратил часа два на тщательное обследование животных. Оба они оказались самцами в расцвете сил.

Самой поразительной их особенностью был цвет шерсти: однотонно-серый с верхушки головы до ступней. Единственные два известных вида горилл, горная горилла из Вирунги и прибрежная равнинная горилла, были черными. У молодых животных на крестце часто наблюдались коричневые и белые пятна, но к пятилетнему возрасту и эти пятна обычно чернели. У самцов годам к двенадцати вдоль позвоночника и на крестце появлялась серебристая полоса знак половозрелости.

Как и люди, с возрастом гориллы седели: у самцов пряди седой шерсти появлялись сначала над ушами, а потом седина быстро распространялась по всему телу. Старые животные — около тридцати лет и старше — иногда были совсем седыми; и только на руках у них оставалась черная шерсть.

Однако, судя по зубам, этим самцам исполнилось не больше десяти лет. К тому же у них и кожа и глаза тоже были светлее. У обычных горилл кожа черная, глаза — темно-карие, а перед Эллиотом лежали животные с серой кожей и светлыми желто-карими глазами.

Именно светлые глаза горилл заставили Эллиота всерьез задуматься.

Потом он взялся за обмер убитых животных. Рост этих горилл — от ступни до макушки — оказался равным 139,2 и 141,7 сантиметрам. В научной литературе сообщалось, что рост самцов горной гориллы составляет от 147 до 205 сантиметров, в среднем — 175 сантиметров или пять футов и шесть дюймов. А эти животные доросли всего до четырех футов шести дюймов. Для горилл они были определенно низковаты. Эллиот взвесил трупы: оказалось 255 и 347 фунтов. В большинстве случаев горные гориллы весили от 280 до 450 фунтов.

Эллиот измерил и записал еще около тридцати характеристик убитых горилл, намереваясь позднее, по возвращении в Сан-Франциско, обработать все эти данные на компьютере. Теперь он был убежден, что стоит на пороге великого открытия. Простым ножом он рассек кожу на голове одного из животных, обнажил черепные мышцы и черепную коробку. Больше всего его интересовал сагиттальный гребень, начинающийся у самого лба и проходящий вдоль всего черепа почти до самой шеи. Сагиттальный гребень был тем характерным элементом, по которому можно было отличить гориллу от других человекообразных обезьян и от человека; именно он придавал гориллам «умный» вид.

Оказалось, что у убитых самцов сагиттальный гребень недоразвит. Вообще, если судить по мышцам и костям черепа, эти животные были ближе к шимпанзе, чем к горилле. Эллиот еще раз тщательно промерил челюсть, коренные зубы и черепную коробку.

К полудню он окончательно убедился: напавшие на них животные — это в худшем случае новый вид горилл, не менее самостоятельный, чем горная и равнинная гориллы, а в лучшем — неизвестный человеку новый род человекообразных обезьян.

«С человеком, открывшим новый вид животных, творится нечто несуразное, — писала леди Элизабет Форстманн еще в 1879 году. — Он сразу забывает свою семью и друзей, всех, кто были близки и дороги ему, он забывает коллег, без которых его открытие, скорее всего, так бы никогда и не было совершенно; что хуже всего, он забывает даже родителей и детей; короче говоря, бессмысленная жажда славы бросает его в объятия демона, имя которому Наука, и он оставляет всех, кого знал прежде».

Леди Форстманн сама пережила подобную трагедию: в 1878 году ее муж открыл норвежскую голубогрудую куропатку и вскоре бросил семью.

«Бесполезно, — вспоминала она, — спрашивать, что изменится в мире, если еще одну птицу или еще одного зверя добавить к гигантскому собранию созданий Божьих, которых и без того — если верить Линнею — насчитываются миллионы. На такой вопрос не может быть ответа, потому что тот, кто сделал открытие, обессмертил свое имя — или по крайней мере так полагает, — и уже не во власти простых смертных заставить его свернуть с выбранного пути».

Не приходится сомневаться, что Питер Эллиот возмутился бы, скажи ему кто-то, что в тот момент он походил на беспутного шотландского аристократа. (Сэр Энтони Форстманн запутался в карточных долгах и умер от сифилиса в 1880 году.) Тем не менее, он вдруг утратил всякий интерес к дальнейшему изучению Зинджа, ему надоели и поиски алмазов, и сны Эми, он хотел одного: скорее вернуться домой со скелетом невиданной человекообразной обезьяны и поразить зоологов всего мира. Внезапно ему пришло в голову, что он до сих пор не обзавелся смокингом. С другой стороны, его стали занимать проблемы таксономии. Вероятно, отныне во всех учебниках будет написано, что в Африке существуют три вида человекообразных обезьян:

Pan troglodytes — шимпанзе, Gorilla gorilla — горилла, Gorilla elllotensis — новый вид, серая горилла.

Даже если такое название будет в конце концов отвергнуто, ему все равно удастся сделать намного больше того, на что мог надеяться любой приматолог.

Эллиот был ослеплен открывавшимися перед ним блестящими перспективами.

* * *

Позднее участники экспедиции признавались, что тем утром никто из них не был в состоянии рассуждать разумно. Эллиот заявил, что ему нужно срочно передать записанные на пленку звуки в Хьюстон. Росс возразила, что такие мелочи могут подождать. Эллиот не настаивал. Позже оба горько сожалели о своих решениях.

Даже когда утром того же дня они услышали громоподобные раскаты, напоминавшие далекую артиллерийскую канонаду, то не придали им большого значения. Росс решила, что это армия генерала Мугуру сражается с кигани.

Мунро возразил, что бои идут по меньшей мере в пятидесяти милях от Зинджа, а с такого расстояния до них не донеслось бы ни звука. Впрочем, более разумного объяснения он тоже не нашел.

Росс пропустила утренний сеанс связи с Хьюстоном, поэтому экспедиция не получила последних данных о сейсмической обстановке. Между тем такие данные могли бы не только объяснить звуки артиллерийской канонады, но и заставили бы обратить на них более пристальное внимание.

Сверхсовременная система защиты, столь великолепно выполнившая свою задачу последней ночью, придала членам экспедиции чувство собственного превосходства, уверенности в своих силах. Лишь Мунро был чем-то недоволен.

Он проверил, сколько у них осталось боеприпасов; результат оказался обескураживающим.

— Лазерная система превосходна, но она расходует боеприпасы, не заботясь о завтрашнем дне, — сказал он. — Этой ночью мы извели половину всех наших запасов.

— Что мы можем сделать? — спросил Эллиот.

— Я надеялся, что вы ответите на этот вопрос. Вы же изучали трупы этих животных.

Эллиот торжественно заявил, что, по его глубокому убеждению, они столкнулись с новым видом приматов. Он перечислил все факты, которые подтверждали такой вывод.

60
{"b":"15314","o":1}