ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Темный Совет назначил его официальным ее опекуном…

Карла сорвалась теперь уже на него.

– Не смейте говорить со мной об опекунах, лорд Мортон! – прошипела она. – Я знаю о них все!

– Карла… – слабо произнес Мортон.

– «Карла», – горько передразнила она. – Всегда «Карла». Карлу постоянно кто-то должен контролировать. Она становится слишком эмоциональной из-за обучения в ковене Песочных Часов. Карла стала слишком нервной, возбудимой, враждебной, неуправляемой. Карла не желает хныкать и хихикать, как остальные пустоголовые дуры, и сюсюкать, потому что это привлекает мужчин!

– Мужчин привлекает не…

– И Карла непременно прирежет следующего сына блудливой шлюхи, посмевшего запустить ей руку или другую часть тела между ног!

– Что?

Девушка обернулась к Мортону.

Огни Ада, Мать-Ночь, и пусть Тьма будет милосердна! Она не собиралась говорить этого…

– Поэтому ты остригла волосы после того, как дядюшка Гобарт настоял, чтобы ты вернулась в семейное поместье? Поэтому сожгла все свои платья и стала носить мою старую одежду? – Мортон схватил кузину за руку и повернул к себе. – Поэтому?

Глаза Карлы наполнились слезами.

– Мужчинам нравятся сломленные ведьмы, – тихо произнесла она. – Разве не так, Мортон?

Молодой человек покачал головой:

– Ты ведь носишь Сапфир по Праву рождения. В Иннее нет мужчин, носящих камень темнее Зеленого.

– Мужчина Крови может превзойти силу ведьмы, если дождется нужного момента и получит помощь.

Мортон грязно выругался вполголоса.

– Что, если Джанелль больше не приходит ко мне именно поэтому? Вдруг он сделал с ней то же самое, что дядюшка Гобарт хочет сделать со мной?

Мортон отступил на шаг.

– Я удивлен, что ты вообще терпишь мое присутствие.

Она чувствовала, что правда оставила в сердце кузена глубокую, кровоточащую рану. К сожалению, изменить истину Карла не могла, но рану исцелить вполне в ее власти.

– Ты – моя семья.

– Я мужчина.

– Ты – Мортон. Ты исключение из правила.

Мортон поколебался, но, решившись, все-таки раскрыл объятия:

– Иди сюда?

Сделав шаг вперед, Карла прижалась к кузену.

– Послушай, – хрипло произнес он. – Напиши Повелителю и спроси, нельзя ли Джанелль приехать повидать тебя. Попроси, чтобы он ответил письмом.

– Этот старый хрыч ни за что не позволит мне отправить гонца в Зал Са-Дьябло.

– Дядюшка Гобарт ни о чем не узнает. – Мортон сделал глубокий вдох и продолжил: – Я лично доставлю письмо и дождусь ответа.

Прежде чем он успел предложить ей свой платок, Карла отстранилась, шмыгнула носом и вытерла щеки рубашкой, которую позаимствовала из гардероба кузена. Она всхлипнула в последний раз и наконец успокоилась.

– Карла, – осторожно произнес Мортон, недоверчиво глядя на кузину, – ты ведь напишешь вежливое письмо, верно?

– Приложу все усилия, чтобы так и получилось, – заверила его Карла.

Мортон застонал.

О да. Она напишет Повелителю. И так или иначе, получит ответ.

Пожалуйста… Благая Тьма, пожалуйста… Пусть она снова станет моей подругой… Мне так не хватает тебя…

Обратившись к силе Сапфира, Карла бросила во Тьму одно-единственное слово: «Джанелль!»

– Карла? – вопросительно произнес Мортон, прикоснувшись к ее руке. – Банкет вот-вот начнется. Мы должны соблюдать хотя бы видимость приличий – это ненадолго.

Карла застыла на месте, не осмеливаясь даже дышать.

«Джанелль?»

Прошло несколько томительных секунд.

– Карла? – снова позвал Мортон.

Девушка вздохнула, преисполнившись горького разочарования. Она приняла предложенную кузеном руку и направилась вместе с ним в банкетный зал.

Он держался поблизости весь вечер, и Карла была благодарна за это. Однако она, не задумываясь, променяла бы поддержку и заботу Мортона на знание о том, что темное ментальное прикосновение ей не просто почудилось.

2. Кэйлеер

Когда Андульвар Яслана устроился в кресле перед столом из черного дерева, занимавшим значительную часть рабочего кабинета Сэйтана, Повелитель поднял глаза от письма, на которое он тупо смотрел последние полчаса.

– Ознакомься, – произнес он, передав лист бумаги своему старому другу.

Пока Андульвар читал письмо, Сэйтан устало оглядывал стопки бумаг на письменном столе. Прошло несколько месяцев с тех пор, как он был в этом Зале в последний раз, и еще больше времени с того дня, как Королевы, управлявшие Провинциями и Округами в его Крае, удостоились аудиенции. Старший сын Повелителя, Мефис, взял на себя большую часть забот о Демлане и успешно правил этим Краем на протяжении нескольких веков, но остальное…

– Полумертвый кровосос?! – пораженно переспросил Андульвар.

Сэйтан не без веселья наблюдал за тем, как его друг, читая письмо, грозно сверкает глазами и сдавленно рычит. Когда Повелитель сам впервые пробежал послание глазами, ему было не до смеха, однако подпись и еще по-детски округлый почерк смягчили его гнев – и только усугубили горе.

Андульвар бросил письмо на стол:

– Кто эта Карла и как она посмела написать тебе нечто подобное?

– Мало того что она осмелилась пойти на это. Ее посланник ждет ответа.

Андульвар пробормотал несколько до неприличия грубых слов.

– Что же до того, кто она такая… – Сэйтан призвал папку, которую обычно держал под замком в своем личном кабинете глубоко в недрах Зала в Аду. Пролистав несколько страниц, исписанных его изящным, немного старомодным почерком, он вручил один лист Андульвару.

Плечи эйрианца поникли.

– Проклятье.

– Именно.

Сэйтан убрал бумаги обратно в папку и заставил ее исчезнуть.

– И что ты ей ответишь?

Повелитель откинулся на спинку кресла.

– Правду. По крайней мере, ее часть. Я два года сдерживал натиск Темного Совета, отвечая отказом на их вполне обоснованные просьбы повидать Джанелль. Я не приводил никаких причин. Пусть думают что хотят – впрочем, я догадываюсь, в каком направлении движутся их мысли. Но ее друзья… Вплоть до этого дня молодость – или, быть может, робость – не позволяла им спрашивать, что с Джанелль. Теперь это наконец случилось. – Сэйтан выпрямился в кресле и отправил призыв Беале, Предводителю, носившему Красный Камень и исполнявшему в Зале Кэйлеера обязанности дворецкого.

– Проводите ко мне посланника, – велел Сэйтан, когда Беале появился на пороге.

– Мне уйти? – поинтересовался Андульвар, не торопясь подниматься из кресла.

Сэйтан только пожал плечами, мысленно подбирая слова для ответа. В последние несколько лет Демлан и Иннея окончательно утратили связь, но он достаточно слышал о лорде Гобарте и о его положении в Малом Террилле, чтобы прийти к выводу о том, что куда лучше отправить устный ответ, а не письменный.

Много веков назад Малый Террилль был основан выходцами из Светлого Королевства, мечтавшими начать новую жизнь на новой земле. Однако, несмотря на искреннее желание преуспеть, они чувствовали себя не слишком спокойно в обществе представителей большинства рас, населявших Царство Теней. Поэтому, хотя Малый Террилль и был одним из Краев Кэйлеера, он, разумеется, искал покровительства Светлого Королевства, и это обстоятельство не изменилось по сей день. Большинство терриллианцев вообще не верили в существование Царства Теней – доступ в Кэйлеер был закрыт для них уже очень и очень давно. И это, в свою очередь, означало, что любое влияние на Королевство из Террилля так или иначе шло от Доротеи. Одного этого было достаточно, чтобы обеспокоить Повелителя.

Сэйтан и Андульвар обменялись быстрыми взглядами, когда Беале открыл дверь перед посыльным.

Андульвар отправил короткую мысль на Красной нити. На острие копья копью, то есть предназначенную только для мужчины.

«Слишком он юн для официального представителя».

Сэйтан поднял правую руку. Кресло послушно проплыло по воздуху и опустилось по другую сторону стола.

13
{"b":"153141","o":1}