ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мардер с шумом втянул в себя воздух. Кейси подумала, что он вот-вот взорвется, но Мардер сдержался.

– Мисс Мэлоун, мы производим самолеты, но не эксплуатируем их. Если «Эр Индонезиа» или «Пакистани Эр» не подчиняются директивам о годности к полетам, мы не можем принудить их к этому.

– Хорошо. Коли вы занимаетесь производством самолетов, давайте поговорим о качестве вашей продукции, – сказала Мэлоун. – Сколько изменений вам пришлось внести в конструкцию предкрылков? Судя по этому списку, их было восемь.

«Она ничего не понимает, – подумала Кейси. – Она ничего не хочет слышать. Она не желает вникать в смысл того, что ей говорят».

– Нет, всего лишь два, – поправил Мардер.

– Но ведь в списке восемь инцидентов! Вы должны признать…

– Да, – раздраженно произнес Мардер. – Но речь идет не об инцидентах, а о директивах ФАВП, а этих директив было лишь две. – Он начинал сердиться, его лицо наливалось кровью.

– Понимаю, – отозвалась Мэлоун. – Итак, на самолете вашего производства были выявлены два просчета в конструкции предкрылков.

– И были внесены две модификации.

– Две модификации узлов, в которых вы допустили просчет, – сказала Мэлоун. – И это только в конструкции предкрылков. Мы еще не касались закрылков, рулей, топливных баков и всего прочего, из чего состоит самолет! Всего лишь одна второстепенная система – и два исправления. Вы испытывали машину, прежде чем всучить ее ничего не подозревающим потребителям?

– Разумеется, мы испытывали ее, – процедил Мардер сквозь стиснутые зубы. – Но вы должны понимать…

– Я понимаю это так, – перебила Мэлоун, – что люди стали жертвами ваших конструкторских ошибок, мистер Мардер. Ваш самолет – самый настоящий летающий гроб. А вам, по всей видимости, нет до этого никакого дела!

– Будь все проклято, черт побери! – Мардер воздел руки кверху, выскочил из кресла и прошелся по кабинету, приплясывая на ходу. – Еще ни разу в жизни я не слыхивал подобной чепухи!

* * *

«Уж очень просто все получилось», – подумала Дженнифер. Откровенно говоря, даже слишком просто. Во вспышке Мардера ей чудилось что-то театральное, наигранное. За время беседы ее мнение об этом человеке полностью изменилось. Мардера никак нельзя было назвать скромным школьным учителем. Она поняла это по его глазам. Подавляющее большинство людей, когда задаешь им вопросы, совершают непроизвольные движения глазами – вверх, вниз, из стороны в сторону. Но взгляд Мардера оставался спокойным и непоколебимым. Ничто не могло вывести его из себя.

Дженнифер подозревала, что он и сейчас держит себя в руках, а его вспышка – всего лишь притворство.

Впрочем, это ее не беспокоило. С самого начала ее целью было обойти этих людей, запугать их до такой степени, чтобы они отправили ее к президенту компании. Дженнифер хотела, чтобы Марти Рирдон взял интервью у президента – от этого зависел успех репортажа. Он немало потерял бы в глазах публики, если бы на столь серьезные обвинения «Ньюслайн» в адрес N-22 отвечали служащие среднего звена. Но если удастся снять президента, значимость репортажа многократно возрастет.

Ей нужен президент.

Пока все идет по плану.

– Объясните ей, Кейси, – велел Мардер.

* * *

Выходка Мардера потрясла Кейси. Мардер всегда славился своим дурным характером, но терять самообладание в присутствии журналиста – грубейшая тактическая ошибка. И вот теперь, негодующе пыхтя за своим столом и продолжая багроветь лицом, Мардер говорит:

– Объясните ей, Кейси.

– Мисс Мэлоун, – сказала Кейси, – мы все очень озабочены безопасностью полетов. – Она надеялась, что эти слова объяснят несдержанность Мардера. – Мы придаем огромное значение надежности нашей продукции, и у N-22 великолепный послужной список. И если с нашими самолетами происходит какая-либо неприятность…

– С вашим самолетом случилась очень серьезная неприятность, – заметила Мэлоун, не спуская глаз с Кейси.

– Да, – ответила Кейси. – В настоящий момент мы ведем расследование этого происшествия. Я вхожу в состав следственной группы, мы работаем круглые сутки, пытаясь разобраться в том, что случилось.

– Вы имеете в виду – почему были выпущены предкрылки? Вы должны об этом знать. Такое уже бывало раньше.

– В данный момент… – заговорила Кейси.

– Послушайте, – вмешался Мардер. – Чертовы предкрылки здесь ни при чем. Фредерик Баркер – безнадежный алкоголик и платный лгун. Его хозяин – нечистый на руку стряпчий. Ни один человек в здравом уме не станет его слушать.

Кейси закусила губу. Она не хотела спорить с Мардером в присутствии репортера, и все же…

– Но если дело не в предкрылках… – сказала Мэлоун.

– Предкрылки здесь ни при чем, – твердым голосом заявил Мардер. – Через двадцать четыре часа мы опубликуем предварительный отчет, который подтвердит это со всей очевидностью.

«Что? – подумала Кейси. – Что он несет? Ни о каких предварительных отчетах и речи быть не может!»

– Вот как? – негромко произнесла Мэлоун.

– Именно, – подтвердил Мардер. – Представители прессы могут связаться со следственной группой через Кейси Синглтон. Мы вас оповестим, мисс Мэлоун.

По-видимому, Мэлоун сообразила, что Мардер намерен завершить интервью. Поэтому она сказала:

– Но нам нужно обсудить еще несколько вопросов – взрыв турбины в Майами, выступления профсоюзов против сделки с Китаем…

– Что за чепуха! – отозвался Мардер.

– Учитывая тяжесть предъявленных обвинений, – продолжала Мэлоун, – вас, вероятно, заинтересует наше предложение дать мистеру Эдгартону, президенту «Нортона», возможность оправдаться.

– Даже не надейтесь, – отрезал Мардер.

– Это в ваших собственных интересах, – сказала Мэлоун. – Если нам придется сообщить, что президент отказался дать объяснения, это может прозвучать…

– Хватит городить чепуху, – ответил Мардер. – Без инцидента с «Транс-Пасифик» ваш репортаж не стоит выеденного яйца. Завтра мы намерены опубликовать предварительный отчет о причинах происшествия. Вам сообщат, когда именно. Нам не о чем больше говорить, мисс Мэлоун. Спасибо, что заглянули к нам на огонек.

Беседа подошла к концу.

Администрация компании «Нортон» 12:43

– Откуда только такие берутся? – заговорил Мардер, когда Мэлоун ушла – Ее не интересуют факты. Ей плевать на ФАВН, на то, как мы строим самолеты. Ее занимают только интриги и склоки. Может быть, она работает на «Аэробус»? Вот что я хотел бы знать.

– Джон… – произнесла Кейси. – По поводу предварительных результатов…

– Забудь об этом, – отрывисто бросил Мардер. – Я сам займусь. Возвращайся к своим обязанностям. Я свяжусь с десятым этажом, провентилирую обстановку и приму кое-какие меры. Поговорим потом.

– Но, Джон, – настаивала Кейси, – ты сказал ей, что предкрылки здесь ни при чем.

– Это не твоя забота, – ответил Мардер. – Иди работай.

* * *

Кейси ушла, и Мардер позвонил Эдгартону.

– Через час я вылетаю в Гонконг с личным визитом к семьям пострадавших, – сказал президент. – Переговорю с руководством авиакомпании, выражу соболезнование родным погибших.

– Хорошая мысль, Гэл, – похвалил Мардер.

– Как дела с прессой?

– Все, как я подозревал, – ответил Мардер. – «Ньюслайн» готовит острый критический репортаж об N-22.

– Ты можешь их остановить?

– Еще бы. Проще пареной репы, – отозвался Мардер.

– Каким образом? – спросил Эдгартон.

– Мы опубликуем предварительные данные о том, что предкрылки не выдвигались, но расследование показало, что причиной аварии стала поддельная решетка реверса.

– На самолете действительно была поддельная решетка?

– Да. Но инцидент произошел не из-за нее.

– Отлично, – сказал Эдгартон. – Дефектная деталь – то, что нужно. Это снимает вину с «Нортона».

– Совершенно верно, – согласился Мардер.

– Девчонка готова выступить с заявлением?

51
{"b":"15315","o":1}