ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрачное эхо
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Орудие войны
Уроки обольщения
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Крушение пирса (сборник)
Брачный контракт на смерть
Императорский отбор
Хирург для дракона

Его надо вернуть. Простая проблема, имеющая довольно простое решение – установить излюбленные места посещения Бенсона. Изучив его историю болезни, все разъехались в разные стороны. Росс направлялась к нему домой в Лорел-каньон. Эллис уехал в стриптиз-клуб под названием «Джекрэббит», где частенько бывал Бенсон. Моррис поехал в «Автотроникс инк.» в Санта-Монику, где работал Бенсон. Моррис позвонил президенту фирмы, который согласился встретиться с ним рано утром до начала рабочего дня.

Они договорились встретиться в клинике через час и сверить данные, которые им удастся собрать. План простой и, как ей казалось, невыполнимый. Но другого им ничего не оставалось.

Она поставила машину перед домом Бенсона и пошла по тропинке к двери. Дверь была приоткрыта. Изнутри доносились крики и хихиканье. Она постучала и раскрыла дверь пошире.

– Эй, кто-нибудь!

Ее, похоже, не услышали. Смех раздавался откуда-то из глубины дома. Росс вошла в коридор. Она ни разу не была у Бенсона, и ей было интересно посмотреть, как он живет. Оглядываясь вокруг, она поняла, что этого и следовало ожидать.

Снаружи дом представлял собой самую обычную деревянную постройку – типичный домик на ранчо: столь же неприметный на вид, как и его хозяин. Но внутри все было похоже на гостиную времен Людовика XVI: изящные антикварные кресла, на гнутых ножках, кушетки, гобелены на стенах, голый паркетный пол.

– Есть кто-нибудь дома? – позвала она, и ее голос эхом отозвался от стен и потолков. Ответа не последовало, но смех не умолкал. Она направилась на голоса. Вошла в кухню и увидела старинную газовую плиту – ни тостеров, ни посудомоечной машины, ни миксеров. Ни одной машины, отметила она про себя. Бенсон создал себе мир, в котором современной машине не было места.

Окно кухни выходило на задний двор. За окном она увидела зеленую лужайку, плавательный бассейн – все очень простенькое, современное. Ох уж эта неприметная внешность Бенсона! Дворик купался в зеленоватом сиянии, струившемся от прожекторов под водой. В бассейне, хохоча, плескались две девушки. Она вышла во дворик.

Девушки не заметили ее появления. Они продолжали плескаться и беззаботно хохотать, борясь друг с другом под водой. Она вышла на парапет бассейна и сказала:

– Кто-нибудь дома есть?

Тогда только они ее заметили и отскочили в разные стороны.

– Ищете Гарри? – спросила одна из них.

– Да.

– Вы из полиции?

– Я врач.

Одна из девушек вылезла из бассейна и стала обтираться полотенцем. На ней было красное бикини.

– Вы разминулись на минуту. Только этого нельзя говорить полицейским. Он просил. – Она поставила ногу на стул и принялась ее вытирать. Росс отметила, что это было рассчитанное и демонстративное движение юной соблазнительницы-профессионалки. Ага, эти девушки любят нравиться девушкам, поняла она.

– Когда он ушел?

– Да только что.

– А вы тут долго?

– С недельку, – ответила девушка в бассейне. – Гарри пригласил нас пожить здесь. Мы ему понравились.

Другая завернулась в полотенце и сказала:

– Мы познакомились в «Джекрэббите». Он там постоянно ошивается.

Росс кивнула.

– Он такой клевый! – продолжала девушка. – Любит подухариться. Представляете, в чем он сегодня заявился?

– В чем?

– В форме больничного санитара. Весь в белом. – Она тряхнула головой. – Во духарик!

– Вы говорили с ним?

– Естественно.

– И что он сказал?

Девушка в красном бикини пошла к дому. Росс за ней.

– Он просил ничего не говорить легавым. И еще сказал, чтоб мы не скучали.

– А зачем он приходил?

– Забрать кое-что.

– Что?

– Да что-то из своего кабинета.

– А где его кабинет?

– Пойдемте, я покажу.

И она повела Росс через весь дом. Ее влажные ступни оставляли крохотные лужицы на голом паркете.

– Клевая фатера, а? Гарри прямо-таки чокнутый какой-то. Вы когда-нибудь разговаривали с ним?

– Да.

– Ну, тогда вы и сами знаете. Нет, он правда свихнутый. – Она обвела рукой вокруг. – Посмотрите на все это старье. А он вам зачем?

– Он болен.

– Это точно! Я видела бинты на голове. Что с ним стряслось – попал в аварию?

– У него была операция.

– Да вы что! В больнице?

– Да.

– Нет, правда?

Они миновали гостиную и по коридору прошли к спальням. Девушка повернула направо и открыла дверь – это был кабинет: антикварный письменный стол, антикварные лампы, пухлые старинные кушетки и кресла.

– Он зашел сюда и что-то забрал.

– Вы не видели что?

– Да мы не обратили внимания. Он взял, кажется, большие рулоны бумаги. – Она показала руками размеры рулонов. – Вот такие! Вроде чертежи.

– Чертежи?

– Да, кажется – внутри рулонов они были голубоватые, а снаружи белые. Очень большие.

– Он еще что-нибудь забрал?

– Да. Металлический ящик.

– Что за металлический ящик? – Росс подумала сразу о небольшом чемоданчике.

– Вроде похож на чемоданчик для инструментов. Я только мельком видела, когда он его раскрыл и сразу закрыл. Вроде там лежали инструменты какие-то.

– А больше вы ничего не рассмотрели?

Девушка помолчала, кусая губы.

– Ну, я не заглядывала специально…

– Да?

– У него там вроде лежал пистолет.

– Он не сказал, куда направляется?

– Нет.

– И даже не намекнул?

– Нет.

– И не сказал, когда вернется?

– А вот это странно. Он поцеловал меня, потом Сюзи, потом сказал: «Не скучайте, девки», и попросил ничего не рассказывать легавым. И потом сказал, что вряд ли мы еще увидимся. – Она покачала головой. – Да, это странно. Но вы же сами знаете Гарри.

– Да, – кивнула Росс. – Уж я-то знаю Гарри. – Она взглянула на часы. 1.47. Осталось всего только четыре часа.

3

Первое, на что обратил внимание Эллис, был запах: влажный, тяжелый, горячий – звериный запах. Он поморщился. И как только Бенсон мог облюбовать такое местечко?

Он наблюдал, как прожектор прорезал тьму зала и осветил пару длинных ляжек. Зал возбужденно оживился в предвкушении зрелища. Это напомнило Эллису годы службы на флоте: его часть стояла в Балтиморе. В последний раз он был в подобном заведении там: юный морской пехотинец, переполненный фантазиями и нервным вожделением. Давно это было. Поразительно, как же быстро бежит время.

– Итак, леди и джентльмены, несравненная и восхитительная Синтия Синсиэр! Поприветствуем нашу Синтию аплодисментами!

Луч прожектора осветил всю сцену и вырвал из тьмы уродливую, но пышнотелую девицу. Оркестрик заиграл какую-то мелодию. Когда прожектор осветил глаза Синтии, она прищурилась и начала танцевать. Она не попадала в такт, но это мало беспокоило зрителей. Эллис оглядел посетителей. Здесь было много мужчин и много девиц с грубыми лицами и короткой стрижкой.

– Гарри Бенсон? – переспросил менеджер. – Да, он у нас часто бывает.

– Вы видели его в последнее время?

– Ну, не скажу, что в последнее время, – менеджер кашлянул, и Эллис почувствовал пары алкоголя в его дыхании. – Но вот что я вам скажу. Лучше бы он перестал у нас бывать. Он, похоже, малость тронутый. И вечно задирает моих девчонок. А знаете, как трудно удержать тут девчонок? Костьми приходится ложиться – вот что это такое.

Эллис кивнул и продолжал разглядывать аудиторию. Бенсон, скорее всего, переоделся: конечно же, он больше не станет разгуливать в наряде санитара. Эллис внимательно изучал затылки посетителей. Он искал бинты. И не увидел.

– Но в последнее время вы его не видели?

– Нет, – покачал головой менеджер. – Уже с неделю или что-то около того. – Мимо прошла официантка, одетая в бикини, отороченное белым кроличьим мехом. – Сэл, ты не видела Гарри в последнее время?

– Да он тут постоянно толчется, – уклончиво ответила та и понесла дальше поднос с выпивкой.

– Лучше бы ему тут не толочься и не задирать моих девчонок, – повторил менеджер и смущенно кашлянул.

27
{"b":"15316","o":1}