ЛитМир - Электронная Библиотека

К ней подошел Андерс. Моложавый, лет тридцати пяти, в строгом темном костюме. Длинные волосы падают на воротничок рубашки. На носу очки в роговой оправе. Он был похож на молодого профессора, и это ее поразило. Странно все-таки, как у людей рождаются предубеждения.

Он спросил у нее тихим голосом:

– Вы доктор Росс?

– Да.

– Капитан Андерс. Спасибо, что приехали. – Он быстро и сильно пожал ей руку. – Тело находится в спальне. Там же сотрудники канцелярии коронера.

Он повел ее в спальню. Убитой оказалась нагая девушка лет двадцати с небольшим, распростертая на кровати. У нее была разбита голова, а на теле виднелось несколько ножевых ран. Вся постель была в крови. В воздухе стоял сладковатый запах крови.

В комнате царил беспорядок: стул перед трюмо валялся на полу, косметика и флакончики с духами разбросаны по ковру, ночник разбит. В спальне находилось шестеро – среди них судмедэксперт. Он заполнял свидетельство о смерти.

– Это доктор Росс, – представил ее Андерс. – Расскажите ей.

Судмедэксперт кивнул на труп.

– Зверское убийство, как сами видите. Сильный удар в левый височный отдел, вызвавший деформацию черепа и мгновенную потерю сознания. Ударили вон той лампой. На лампе обнаружены кровь ее группы и ее волосы.

Росс поглядела на лампу и перевела взгляд на тело.

– А ножевые ранения?

– Нанесены позже, видимо, уже после смерти. Смерть наступила после удара по голове.

Росс осмотрела голову убитой. С одной стороны голова была размозжена и напоминала сдувшийся футбольный мяч, черты когда-то миловидного лица искажены.

– Можно видеть, – продолжал врач, – что она успела наложить макияж. Насколько можно предполагать, она сидела перед трюмо вот здесь и красила лицо. Удар последовал сверху под углом, она упала со стула, и все полетело на ковер. Потом ее подняли… – врач воздел руки и изобразил усилие, с которым как бы поднимал тело, – и перенесли со стула на кровать.

– Это был кто-то довольно сильный?

– О да! Мужчина, вне всякого сомнения.

– Откуда вам известно?

– В сливном отверстии ванны нашли паховые волосы. Мы обнаружили два типа волос. Одни волоски принадлежат ей, другие – мужчине. У мужчин паховые волосы, как вам известно, более курчавые и менее эллиптичные на поперечном срезе, чем женские.

– Мне это неизвестно.

– Если хотите, могу указать вам литературу, где об этом можно почитать. Совершенно ясно также, что убийца имел с ней половую связь до убийства. Мы исследовали семенную жидкость и знаем его группу крови – первая. Мужчина после полового акта принял душ, а потом вышел из ванной и убил ее.

Росс кивнула.

– После удара по голове ее подняли и положили на кровать. К этому времени кровотечение было несильным. На трюмо и на ковре обнаружено незначительное количество крови. Но теперь ее убийца взял какое-то орудие и несколько раз ударил ее в живот. Заметьте, что самые глубокие раны расположены в нижней части живота, в паховой области – возможно, действия убийцы имели для него некий символический сексуальный смысл. Но это только наше предположение.

Росс снова кивнула, но ничего не сказала. Она решила, что сотрудник канцелярии коронера – зануда, и ей не хотелось говорить ему больше, чем нужно. Она подошла поближе к трупу и исследовала колотые раны. Отверстия оказались довольно маленькими, точно уколы, но вокруг отверстий кожа была сильно разорвана.

– Вы нашли орудие? – спросила она.

– Нет.

– И что это было, по-вашему?

– Не знаю. Нечто не очень острое, но удар был силен – чтобы прорвать кожу и ткани тупым инструментом, требуется значительное усилие при ударе.

– Это еще один аргумент в пользу нашего предположения, что убийца – мужчина, – заявил Андерс.

– Да, можно предположить, что это был металлический предмет, например, нож для вскрытия писем, или металлическая линейка, или отвертка. Что-то в этом роде. Но вот что интересно. – Судмедэксперт указал на левую руку убитой. Рука лежала поперек кровати и была сильно изувечена колотыми ранами. – Смотрите: он ударил ее в живот, потом в руку. Раны тянутся правильной прямой линией. Обратите внимание на последовательность колотых ран. И теперь смотрите: он несколько раз ударил по руке, потом продолжал колоть простыню и одеяло. Уколы продолжают образовывать прямую линию.

Он провел рукой вдоль череды рваных отверстий в ткани.

– Насколько я это понимаю, это персеверация. Автоматическое продолжение бесцельного движения. Точно он превратился в своего рода машину, которая просто продолжает работать вхолостую…

– Верно, – заметила Росс.

– Мы полагаем, – продолжал судмедэксперт, – что это есть проявление состояния транса. Однако мы не знаем, имело ли это состояние органическое происхождение или функциональное, было ли оно естественным или искусственно вызванным. Поскольку девушка сама впустила его в квартиру, это состояние транса возникло позднее.

Росс поняла вдруг, что сотрудник канцелярии коронера просто выпендривается перед ней. Вот это ее и раздражало. Сейчас не время играть в Шерлока Холмса. Андерс передал ей жетон.

– При осмотре квартиры мы обнаружили вот это.

Росс повертела жетон в руке и прочитала:

«У меня ядерный биостимулятор. Внешнее физическое воздействие или огонь способны повредить оболочку капсулы и способствовать выбросу токсичных материалов. В случае моего ранения или смерти позвоните по тел. (213) 6521134».

– По этому телефону мы дозвонились вам, – сказал Андерс, внимательно глядя на нее. – Мы вам все рассказали, теперь ваша очередь.

– Его зовут Гарри Бенсон. Ему тридцать четыре года, и он страдает психомоторной эпилепсией.

Врач щелкнул пальцами.

– Ну я же говорил!

– Что такое психомоторная эпилепсия? – спросил Андерс.

В этот момент из соседней комнаты вошел человек в штатском.

– Мы нашли отпечатки, – сказал он. – Они фигурируют в картотеке министерства обороны. Только там и больше нигде. У этого парня допуск к секретным материалам с 1968 года по настоящее время. Имя – Гарри Бенсон, живет в Лос-Анджелесе.

– Допуск к чему? – спросил Андерс.

– Вероятно, к исследованиям в области компьютерной технологии, – предположила Росс.

– Да, правильно, – подтвердил штатский. – В последние три года – секретные разработки компьютерных технологий.

Андерс делал пометки в записной книжке.

– Его группа крови у них указана?

– Да. Первая.

Росс повернулась к врачу.

– Вы выяснили личность убитой?

– Имя – Дорис Блэнкфурт, сценический псевдоним – Анджела Блэк. Двадцать шесть лет, живет в этой квартире полтора месяца.

– Чем она занимается?

– Танцовщица.

Росс кивнула.

– Вам это о чем-нибудь говорит? – спросил Андерс.

– У него слабость к танцовщицам.

– Он испытывает к ним влечение?

– Влечение и отвращение. Это довольно сложно объяснить.

Андерс бросил на нее удивленный взгляд. Неужели он считает, что она его дурачит?

– И он страдает эпилепсией?

– Да. Психомоторной эпилепсией.

Андерс продолжал писать.

– Мне необходимо узнать об этом подробнее.

– Разумеется.

– Мне нужно описание его болезни, фотографии…

– Я вам дам все интересующие вас материалы.

– …и как можно скорее.

Росс кивнула. Вся ее решимость избегать сотрудничества с полицией растаяла. Она неотрывно смотрела на разбитую голову девушки. И воочию представила себе, как внезапно и яростно он на нее набросился. Росс взглянула на часы.

– Уже полвосьмого. Мне надо возвращаться в больницу, но я заеду домой переодеться и умыться. Можете подъехать ко мне домой или в больницу.

– Я подъеду к вам домой, – ответил Андерс. – Минут через двадцать мы тут закончим.

– О'кей, – сказала она и дала ему адрес.

8

Приятно было стоять под душем: горячие струйки воды, точно иголочки, кололи ее голую кожу. Она расслабилась и, закрыв глаза, глубоко вдыхала теплый пар. Она обожала душ, хотя и отдавала себе отчет в том, что эта привычка укладывается в схему мужского поведения. Мужчины любят принимать душ, женщины – ванну. Об этом однажды упомянул доктор Рамос. Она поначалу решила, что это ерунда: схемы поведения на то и нужны, чтобы их ломать. Она же – индивидуальность!

31
{"b":"15316","o":1}