ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто-нибудь находится в подвале по вечерам?

– Наладчики, – кивнула она. – И патологоанатомы, если у них есть работа.

– Что, патологоанатомические лаборатории находятся здесь?

– Да.

– А где компьютер?

– Вон там.

Она повела его по тускло освещенному коридору. Прямо перед ними была прачечная. Заперто, но огромные тележки с грязным бельем стояли в коридоре у двери. Андерс внимательно осмотрел тюки с бельем, после чего они направились к кухне.

Кухня в этот поздний час тоже не работала, но свет в помещении горел, освещая огромный зал с покрытыми кафелем стенами и длинные ряды стальных печей.

– Здесь короче, – сказала Росс, проводя Андерса через кухню. Их шаги отдавались гулким эхом от кафельных стен. Андерс шагал спокойно, держа револьвер чуть впереди и водя стволом по сторонам.

Пройдя кухню, они попали в другой коридор, почти такой же, из которого только что ушли. Андерс вопросительно взглянул на нее. Она поняла, что он перестал ориентироваться, и вспомнила, как сама не за один месяц изучила эти лабиринты коридоров в подвале главного здания.

– Теперь направо, – шепнула она.

Они прошли рядом с плакатом на стене:

СОТРУДНИКИ! СООБЩАЙТЕ О ВСЕХ ПРОИСШЕСТВИЯХ ВЫШЕСТОЯЩЕМУ НАЧАЛЬСТВУ.

На плакате был изображен мужчина с порезом на пальце. Дальше они увидели еще одно воззвание:

ВАМ НУЖЕН ЗАЕМ? ОБРАТИТЕСЬ В КАССУ ВЗАИМОПОМОЩИ.

Они повернули направо и попали в небольшое помещение, где были установлены торговые автоматы: горячий кофе, булочки, сандвичи, леденцы. Она вспомнила, как в свое время жила в общежитии больницы и вечерами спускалась сюда перекусить. В те добрые старые времена профессия врача казалась ей благородным и многообещающим занятием. Сколь радужные перспективы открывались ей тогда в жизни, все это обещало быть таким удивительным. Надо же: она будет врачом!

Андерс осмотрел помещение и остановился.

– Взгляните! – прошептал он.

Она оглянулась и вздрогнула. Все автоматы были разбиты. Пакетики с леденцами и сандвичи в обертках были разбросаны по полу. Из автоматического кофейника тонкой струйкой бежал кофейный ручей.

Андерс осторожно подошел, стараясь не наступать в кофейные и лимонадные лужи, и ощупал пробоины в металлическом каркасе автоматов.

– Похоже на топор, – сказал он. – Где же он раздобыл топор?

– Топоры можно снять со щита противопожарного инвентаря.

– Но здесь я что-то топора не нахожу, – сказал он, оглядываясь вокруг. Потом взглянул на нее.

Росс ничего не сказала. Они покинули зал торговых автоматов и двинулись дальше по коридору. Скоро они подошли к новому перекрестку подземных ходов.

– Ну и куда теперь?

– Налево. Мы уже близко.

Далеко впереди коридор сворачивал направо. Росс знала, что там, за углом, находится хранилище историй болезни, а за ним – главный компьютер. Планировщики специально расположили компьютер рядом с хранилищем, потому что администрация намеревалась постепенно внести в память компьютера всю документацию.

И вдруг Андерс замер на месте. Она тоже остановилась и прислушалась. До них донесся звук шагов и голос – кто-то мурлыкал мелодию.

Андерс приложил палец к губам и жестом попросил Росс не двигаться. А сам шагнул вперед, к повороту. Мурлыканье приближалось. Андерс остановился у поворота и осторожно заглянул за угол. Росс задержала дыхание.

– Эй! – раздался громкий мужской голос, и в то же мгновение рука Андерса точно змея метнулась за угол и на полу во весь рост растянулся мужчина.

– Эй! – снова крикнул незнакомец. С грохотом покатилось ведро с водой. Росс узнала пожилого слесаря и подошла к нему.

– Какого…

– Шшшш! Тихо! – она приложила палец к губам и помогла ему подняться.

Вернулся Андерс.

– Не выходите из подвала, – сказал он слесарю. – Идите в кухню и ждите. И не пытайтесь выйти из подвала! – Он произнес эти слова злобным шепотом.

Росс поняла почему. Всякий, кто покажется из подвала, будет убит наповал находящимися в засаде полицейскими. Слесарь перепуганно кивал.

– Все в порядке, – успокаивала его Росс.

– Но я же ничего не сделал.

– Тут скрывается человек, которого мы ищем. Подождите, пока все кончится.

– Оставайтесь в кухне, – повторил Андерс. Слесарь кивнул, отряхнулся и поспешил прочь. На ходу он обернулся и покачал головой. Росс с Андерсом пошли дальше, свернули за угол и оказались перед входом в хранилище. На стене располагалась большая вывеска:

ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ

Андерс вопросительно посмотрел на нее. Она кивнула. Они вошли…

Хранилище занимало огромное помещение, сплошь уставленное полками от пола до потолка. Это было похоже на большой библиотечный фонд. Андерс на мгновение замер.

– Большая у нас картотека, – сказала она.

– Это бумаги на всех пациентов вашей больницы?

– Нет. Только на тех, кто побывал у нас за последние пять лет. Остальные хранятся в архиве.

– Господи!

Они бесшумно пошли вдоль стеллажей. Андерс держал револьвер на изготовку. Время от времени он останавливался и сквозь проемы между стеллажами смотрел в глубь помещения. Там никого не было.

– Здесь кто-нибудь дежурит?

– Дежурный должен быть.

Она оглядела ряды картонных корешков. Хранилище всегда внушало ей благоговейный ужас. Будучи практикующим врачом, она привыкла иметь дело с большим числом пациентов. Она лечила сотни и осматривала тысячи больных. А хранилище историй болезни клиники насчитывало миллионы папок, но ведь это было только одно медицинское учреждение, в одном городе, в одной стране. Миллионы и миллионы пациентов.

– У нас в конторе нечто похожее, – сказал Андерс. – Часто у вас теряют дела?

– Постоянно.

Он вздохнул.

– У нас тоже.

В это мгновение из-за угла вышла девчушка лет пятнадцати или шестнадцати. В руках она держала кипу папок. Андерс инстинктивно навел на нее револьвер. Девочка взглянула на него, выронила папки и закричала.

– Тише! – прошипел Андерс.

Крик резко оборвался, превратившись в всхлип. У девочки округлились глаза.

– Я полицейский, – прошептал Андерс. Он вытащил бумажник и показал свое удостоверение. – Ты тут никого не видела?

– Кого?

– Вот этого мужчину, – Андерс продемонстрировал ей фотографию Бенсона.

Она посмотрела на фотографию и покачала головой.

– Ты уверена?

– Ну… не могу сказать…

– Нам лучше пройти к компьютеру, – сказала Росс. Ей почему-то стало неловко от того, что они напугали девочку. Администрация нанимала старшеклассников и студентов колледжей на секретарскую работу-почасовку в архиве и хранилище. Платили им гроши.

Росс и сама помнила, как ее однажды напугали в таком же возрасте. Она шла по лесу с мальчиком. И они увидели змею. Мальчик сказал, что это гремучая змея, и она перепугалась до смерти. А потом узнала, что он просто ее дразнил. Змея была совершенно безвредной. И она с тех пор…

– Ладно, – Андерс прервал ее мысли. – Компьютер так компьютер. Куда?

Росс пошла впереди. Андерс обернулся на девочку: та подбирала с пола папки.

– Слушай, – обратился он к девочке. – Если увидишь этого человека, не разговаривай с ним. Ничего не делай – только кричи что есть мочи. Поняла?

Девочка кивнула.

И тут Росс поняла, что на этот раз гремучая змея – настоящая. Все теперь было взаправду.

Они пошли по коридору и скоро добрались до компьютерного отсека. Это было единственное место в подвале, где все имело вполне цивилизованный вид. Голый бетонный пол здесь был застелен голубым ковровым покрытием. Одну стену коридора пробили и вместо нее установили стеклянную перегородку, сквозь которую была видна комната с компонентами компьютера. Росс вспомнила, как устанавливали компьютер: тогда она еще подумала, что эта стеклянная перегородка – излишняя роскошь. О чем она и сказала Макферсону.

– Пусть люди видят, что там происходит, – ответил ей тогда Макферсон.

– В каком смысле?

– В том смысле, что компьютер – обычная машина. Только больше и дороже, чем прочие, но тем не менее – машина. Пусть люди к ней привыкают. Не надо ее бояться или обожествлять. Пусть они привыкнут к компьютеру как к повседневной бытовой вещи.

43
{"b":"15316","o":1}