ЛитМир - Электронная Библиотека

– Том, – обратилась Синди, – уже одиннадцать часов. Сейчас должно состояться совещание руководства ГНП. Дать вам почитать повестку дня?

– Не стоит, – отказался Том. – Думаю, я знаю, о чем мы будем сегодня говорить.

* * *

Совещания руководства ГНП всегда проводились в конференц-зале на третьем этаже. Сегодня должно было состояться еженедельное совещание, на котором руководители отделов обсуждали производственные проблемы и информировали друг друга о ходе дел. Обычно председательствовал Сандерс. Сейчас вокруг стола сидели: Дон Черри, начальник Группы программирования, темпераментный начальник конструкторского отдела Марк Ливайн – все еще в черной «Армани» – и Мери Энн Хантер – руководитель отдела телекоммуникации данных. Маленькая, но энергичная Хантер была одета в шерстяную рубашку, шорты и беговые лосины «Найк»; она никогда не употребляла ленч, но, как правило, делала пятимильную пробежку после каждого совещания.

Ливайн, как это нередко случалось, произносил одну из своих бунтарских речей:

– …Оскорбление нанесено каждому сотруднику нашего отдела. Я не знаю, за какие заслуги она назначена руководителем. Я понятия не имею, соответствует ли ее квалификация той должности, которую она будет занимать, и…

Тут в конференц-зал вошел Сандерс, и Ливайн замолк. Произошла неловкая заминка: все молча смотрели на Сандерса, затем отвели глаза.

– У меня такое чувство, – улыбаясь, сказал Сандерс, – что вы говорили об этом.

Все промолчали.

– Ладно, – сказал Сандерс, опускаясь на стул, – вы не на моих похоронах. Поехали дальше.

Марк Ливайн прокашлялся.

– Мне очень жаль, Том. Я думаю, что это отвратительно.

– Все знают, что на ее месте должен быть ты, – подхватила Мери Энн.

– Это для нас всех большой удар, Том, – сказал Ливайн.

– Ага, – улыбаясь, сказал Черри. – Мы из сил выбивались, чтобы тебя прищучить, но никогда не думали, что это получится на самом деле.

– Спасибо за добрые слова, – ответил Сандерс, – но это компания Гарвина, и он может делать в ней все, что захочет. Он бывает чаще прав, чем не прав. А я уже большой мальчик, и к тому же мне никто ничего не обещал.

– Ты и в самом деле не переживаешь? – спросил Ливайн.

– Можешь мне поверить – со мной все в порядке.

– Ты говорил с Гарвином?

– Я говорил с Филом.

– С этой задницей? – покачал головой Ливайн.

– Постой-ка, – сказал Черри, – а Фил говорил что-нибудь насчет отделения?

– Говорил, – ответил Сандерс. – Планы, касающиеся отделения, остаются в силе. Через одиннадцать месяцев после слияния они определят IPO и объявят об отделении официально.

Сидевшие вокруг стола администраторы оживились. Сандерс видел, что они рады услышанному. Акционирование предприятия означало, что присутствующие огребут кучу денег.

– А что Фил говорил о мисс Джонсон?

– Да почти ничего. Только то, что сам Гарвин выбрал ее для руководства техническим отделом.

В эту минуту в конференц-зал вошла Стефани Каплан, финансовый директор «ДиджиКом». Эта высокая, очень молчаливая, рано поседевшая женщина была известна как «Стефани Стелс», или просто «бомбардировщик Стелс»[12], – это прозвище было дано ей за привычку тихо гробить проекты, которые, по ее мнению, были недостаточно выгодны, Вообще-то Каплан работала в Купертино, но, как правило, раз в месяц она присутствовала на заседаниях сиэтлского филиала. В последнее время она приезжала даже чаще.

– Вот, пробуем подбодрить Тома, Стефани, – сказал Ливайн.

Каплан присела на стул и сочувственно улыбнулась Сандерсу, не говоря ни слова.

– Вы заранее знали, что нашим начальником собираются назначить Мередит Джонсон? – спросил Ливайн.

– Нет, – ответила Каплан, – это для всех стало сюрпризом. И не все этому рады. – Будто спохватившись, что сказала лишнее, она открыла свой портфель и начала копаться в бумагах. Как всегда, она старалась держаться на заднем плане, и все почти сразу перестали обращать на нее внимание.

– Ну, – заговорил Черри, – а я слыхал, что она – протеже Гарвина. Джонсон работает в компании всего четыре года, и нельзя сказать, чтобы она хватала звезды с неба. Но Гарвин держит ее у себя под крылышком. Года два назад он начал толкать ее вверх. Бог знает почему, он считает, что лучше Мередит Джонсон никого нет.

– Гарвин ее потрахивает? – поинтересовался Ливайн.

– Нет, она ему просто нравится.

– Тогда ее трахает еще кто-нибудь.

– Помолчи-ка минутку, – выпрямившись, потребовала Мери Энн Хантер. – Что это ты? Интересно, если Гарвин на пост руководителя переманит какого-нибудь парня из «Майкрософт», никто не будет говорить, что он с кем-нибудь трахается!

– Это уж зависит от того, что это за парень, – захохотал Черри.

– Я серьезно: почему, если повышение получает женщина, то это потому, что она с кем-то трахается?

– Послушай, – ответил Ливайн, – если бы они пригласили Элен Ховард из «Майкрософт», то этого разговора никто бы не заводил – мы все знаем, что Элен отличный специалист. Нам бы это не понравилось, но мы бы ее приняли. Но Мередит Джонсон никто даже не знает! Ну, кто из присутствующих здесь ее знал?

– Честно говоря, – признался Сандерс, – я ее знаю.

Все притихли.

– В свое время мы с ней были довольно близки.

– Так она с тобой трахается? – опять захохотал Черри.

– Да это сто лет назад было, – помотал головой Сандерс.

– Ну и как она? – спросил Ливайн.

– Ага, – чуть не облизываясь, подхватил Черри, – как она?

– Заткнись, Дон!

– Не принимай это близко к сердцу, Мери Энн!

– Когда мы познакомились, она работала в «Новелл», – сказал Сандерс. – Ей было около двадцати пяти лет. Умная и честолюбивая.

– Умная и честолюбивая! – повторил Ливайн. – Прелестно! Да в этом мире полным-полно умных и честолюбивых! Ты мне скажи, способна она руководить техническим подразделением или мы будем иметь еще одного «Крикуна» Фрилинга?

Два года назад Гарвин назначил менеджера по сбыту, по имени Ховард Фрилинг, руководить их подразделением. Главе фирмы пришла в голову идея приблизить развитие новых разработок к потребителю, чтобы быстрее реагировать на изменения рынка. Фрилинг организовал фокус-группы, которые тратили уйму времени на то, чтобы подглядывать за потенциальными покупателями, играющими с образцами новых приборов, через полупрозрачное зеркало.

Однако с техникой Фрилинг был совершенно незнаком, поэтому, когда он сталкивался с какой-нибудь проблемой, он начинал кричать. Так поступают туристы, попавшие в страну, в которой говорят на незнакомом языке, и которые считают, что их начнут понимать лучше, если они будут кричать погромче. Пребывание Фрилинга на должности руководителя ГНП было просто опасным: программисты терпеть его не могли; конструкторы взбунтовались против его идеи окрашивать коробки для готовых приборов люминесцентными красками; производственные вопросы на заводах в Ирландии и Техасе не решались. В конце концов, когда конвейер в Корке встал на одиннадцать дней и срочно прилетевший Фрилинг начал по обыкновению вопить, ирландские менеджеры, как один, ушли с работы, после чего Гарвин уволил Фрилинга.

– …Ну так что? Мы получили нового Фрилинга?

Стефани Каплан прокашлялась.

– Я думаю, Гарвин сделал правильные выводы и не повторит одну ошибку дважды.

– Значит, вы думаете, что Мередит Джонсон подходит для этой работы?

– Я не говорю – наверняка, – осторожно ответила Каплан.

– Не очень-то категорическое утверждение, – хмыкнул Ливайн.

– Но все же, полагаю, что она получше, чем Фрилинг, – сказала Каплан.

– Это что же – как премия для тех, кто выше Микки Руни[13]? – фыркнул Ливайн.

– Нет, – сказала Каплан, – я думаю, что она лучше.

– Лучше выглядит, во всяком случае – я так слышал, – вставил Черри.

– Ты сексуальный маньяк, – сказала Мери Энн Хантер.

вернуться

12

F-119 «Stealth» – самолет, способный проникать на территорию противника, не будучи засеченным радарами.

вернуться

13

Актер, известен своим маленьким ростом.

10
{"b":"15319","o":1}