ЛитМир - Электронная Библиотека

– Макс, ради Бога!

– Я раздражаю тебя? – улыбнулся Дорфман.

– Вы меня всегда раздражаете.

– Ага. Хорошо. Значит, еще есть надежда. Не для тебя, конечно, – для меня. Я стар, Томас. Надежда для меня имеет другой смысл. Тебе все равно не понять. Последнее время я не могу даже сам передвигаться. Кто-то меня должен толкать. Лучше, когда это делает хорошенькая женщина, но, как правило, подобные занятия не про них. Вот я и сижу здесь, и рядом нет хорошенькой женщины, которая бы меня толкала. В отличие от тебя.

Сандерс вздохнул.

– Макс, как вы полагаете, мы не могли бы поговорить по-человечески?

– Отличная идея, – согласился Дорфман. – Буду очень рад. А что значит поговорить «по-человечески»?

– Я хотел сказать, поговорить как нормальные люди.

– Да, Том, если только тебе это не наскучит. Я очень волнуюсь. Знаешь, как старые люди беспокоятся, чтобы не быть скучными?

– Макс, что вы имели в виду, когда говорили и о стекле?

– Я говорил о Мередит, конечно, – пожал плечами Дорфман. – О ком же еще?

– Так что же Мередит?

– Да почем я знаю? – с раздражением спросил Дорфман. – Все, что мне известно, ты же сам мне и сказал. А все, что ты мне сказал, так это лишь, что ты постоянно мотался в Корею и Японию, а когда возвращался, Мередит всегда…

– Простите, что перебиваю, Том, – извинилась Синди, заглядывая в двери конференц-зала.

– О, не извиняйтесь, – запротестовал Макс. – Что это за прелестное создание, Томас?

– Я – Синди Вольф, профессор Дорфман, – ответила Синди. – Я работаю у Тома.

– Ох и счастливчик же он!

Синди повернулась к Сандерсу.

– Том, мне и правда не хочется вас отвлекать, но в вашем кабинете сидит один из администраторов «Конли-Уайт», я решила, что вы захотите…

– Да-да! – моментально подхватил Дорфман. – Ему нужно идти. «Конли-Уайт», о, это важно!

– Одну минуту, – сказал Сандерс, поворачиваясь к Синди. – Макс и я как раз говорили об одном интересном деле…

– Нет-нет, Томас, – сказал Дорфман, – мы просто вспоминали ушедшие годы. Ты лучше ступай, Томас.

– Макс…

– Если захочешь поговорить и решишь, что это важно, выкрой минутку и заезжай ко мне в «Четыре времени года». Ты знаешь этот отель – в нем прекрасный вестибюль, с такими высоченными потолками. Это замечательно, особенно для стариков. А сейчас иди, Томас. – Профессор прищурил глаза. – А прелестную Синди оставь со мной.

Сандерс поколебался секунду.

– Ты с ним поосторожнее, – предупредил он Синди. – Он грязный старикашка.

– Грязный, насколько могу, – хихикнул Дорфман. Сандерс вышел и направился к своему кабинету. В дверях он еще успел услышать, как Дорфман обратился к Синди:

– А теперь, очаровательная Синди, помогите мне, пожалуйста, добраться до вестибюля, меня давно уже должен ждать автомобиль. А по дороге, если уж вы найдете возможным простить старику его любопытство, я хотел бы задать вам несколько вопросов. В этой компании происходит так много интересного, а кто знает о текущих событиях больше секретарш, а?

* * *

– Мистер Сандерс! – воскликнул Джим Дейли, вскакивая со стула при появлении Сандерса. – Я очень рад, что вас удалось найти.

Они пожали друг другу руки. Сандерс жестом пригласил Дейли садиться и сел в свое кресло. Он не был удивлен визитом Дейли: он уже несколько дней ждал его или еще кого-нибудь из банкиров. Сотрудники инвестиционного банка «Голдмен и Сакс» проводили индивидуальные беседы с сотрудниками разных отделов, прорабатывая различные аспекты слияния. В основном они старались получить дополнительную информацию о производстве; хотя высокие технологии интересовали их в первую очередь, никто из банкиров толком ничего в них не понимал. Так что Сандерс ожидал, что Дейли начнет расспрашивать его о ходе работ над «мерцалками» и, возможно, над «Коридором».

– Благодарю вас, что нашли для меня время, – сказал Дейли, ощупывая свою лысину. Очень высокий и тощий, сидя, он казался еще выше – сплошные локти и колени. – Я бы хотел задать вам несколько вопросов… э-э-э… не для протокола.

– Прошу вас, – ответил Сандерс.

– Это касается Мередит Джонсон, – извиняющимся голосом начал Дейли, – и, если вы не имеете ничего против, я хотел бы, чтобы этот разговор остался между нами.

– Конечно, – согласился Сандерс.

– Насколько я знаю, вы вплотную занялись работами по вводу мощностей в Ирландии и Малайзии. А в компании возникали некоторые дискуссии насчет методов руководства тамошними заводами.

– Ну, – пожал плечами Сандерс, – мы с Филом Блэкберном не всегда понимали друг друга с полуслова.

– Что, на мой взгляд, говорит о наличии у вас здравого смысла, – суховато сказал Дейли. – Но я пришел к выводу, что в этих спорах вы выступали как специалист в технике, тогда как другие руководствовались, скажем так, иными соображениями. Верно ли это?

– Да, я бы с этим согласился. – «Куда это он гнет?» – мелькнуло в голове Сандерса.

– И вот в какой связи я бы хотел выслушать ваши соображения. Боб Гарвин только что назначил мисс Джонсон на весьма значительную должность, и многие в «Конли-Уайт» это приветствуют. Разумеется, было бы опрометчиво предполагать заранее, как она справится со своими обязанностями. Но, с другой стороны, я нарушу свой долг, если не предприму шагов, чтобы получить информацию о том, как мисс Джонсон работала до своего нового назначения. Вы улавливаете мою мысль?

– Не совсем, – ответил Сандерс.

– Я хотел бы знать, – объяснил Дейли, – ваше мнение о той части выступления мисс Джонсон, где она касается производственных проблем. Особенно о ее участии в деятельности «ДиджиКом» в других странах.

Сандерс нахмурился, раздумывая.

– Я не могу сказать точно, насколько глубоко она занималась вопросами связей с зарубежными филиалами, – наконец сказал он. – Пару лет назад у нас прошла рабочая дискуссия в Корке. Она была в команде, готовившей проект соглашения. Она проталкивала в Вашингтоне проект о ценах на новые мониторы с плоским экраном, а еще, насколько я знаю, она руководила группой «One Revew» в Купертино, которая утвердила проект нового завода в Куала-Лумпуре.

– Совершенно верно.

– Вот, пожалуй, и все, что я знаю о ее работе.

– Угу. Тогда, возможно, меня неверно информировали, – сказал Дейли, тщетно пытаясь удобно устроиться на стуле.

– А что вам рассказывали?

– Не вдаваясь в детали, могу сказать, что вопрос о ее компетентности уже поднимался.

– Понятно, – сказал Сандерс. Интересно, кто информировал Дейли о Мередит? Конечно, не Гарвин и не Блэкберн. Может быть, Каплан. Наверняка сказать невозможно. Но Дейли скорей всего говорил с кем-то из высокопоставленных чиновников.

– Вот мне и стало интересно, – продолжал Дейли, – что думаете вы о ее технической квалификации. Это, разумеется, останется между нами.

В эту секунду компьютер Сандерса трижды пискнул, а на экране высветилась надпись:

ОДНА МИНУТА ДО ПРЯМОЙ

ВИДЕОСВЯЗИ: DC/S-DC/M

ОТ: А. КАН

КОМУ: Т. САНДЕРС

– Что-нибудь случилось? – поинтересовался Дейли.

– Нет, – ответил Сандерс. – Похоже, что меня вызывают по видеосвязи из Малайзии.

– Тогда я буду краток, – заторопился Дейли. – С вашего позволения поставлю вопрос ребром: есть ли у сотрудников вашего отдела сомнения в квалификации Мередит Джонсон?

– Она новый начальник, – пожал плечами Сандерс. – Вы уже знаете наши нравы – новое начальство всегда вызывает сомнения.

– А вы большой дипломат. Я имел в виду сомнения в ее опытности. Она ведь относительно молода. Переезд на новое место жительства, отрыв от старых корней. Новые лица, новые сотрудники, новые сложности. И ведь здесь она уже не будет работать прямо, извините, под крылышком Боба Гарвина.

– Не знаю, что и сказать, – проговорил Сандерс. – Поживем – увидим.

– Кажется, у вас уже были в прошлом неприятности с руководителем, не имевшим технического опыта… звали его… э-э-э… «Крикун» Фрилинг?

17
{"b":"15319","o":1}