ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колодец пророков
Лошадь, которая потеряла очки
Шаг до трибунала
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Мег. Первобытные воды
Есть, молиться, любить
Дочь убийцы
Тень горы
Шоколадные деньги

Чтобы проверить, что я все понял правильно, я решил просчитать все этапы пошагово.

– Первичная сборка начинается с бактерий. Они видоизменены так, что способны питаться чем угодно, вплоть до мусора, и, значит, вполне могли найти в пустыне какую-нибудь питательную среду.

– Правильно.

– Это означает, что бактерии начали размножаться и производить молекулы, которые самостоятельно складывались друг с другом, образуя новые, более крупные молекулы. И вскоре из них получились ассемблеры, которые начали выполнять заключительную работу – собирать новые микроагенты.

– Да, правильно.

– А это означает, что рои действительно размножаются в буквальном смысле.

– Да. Они размножаются.

– И каждый отдельный агент обладает памятью.

– Да. Небольшой, но обладает.

– А много им и не нужно – в этом-то и смысл распределенного разума. Разум у них коллективный. Таким образом, они обладают разумом. А поскольку у них есть память, они способны обучаться на собственном опыте.

– Да.

– А программный модуль «Хи-Доб» помогает им решать задачи. Кроме того, эта программа генерирует достаточно случайных элементов, чтобы позволить им изобретать и применять новшества.

– Да, правильно.

Голова у меня раскалывалась от боли. Теперь я представлял себе все последствия случившегося, и они были очень нехорошие.

– Значит… – с трудом произнес я, – из того, что ты мне сказал, следует, что этот рой воспроизводит сам себя, способен к самостоятельному существованию, обучается на основе приобретенного опыта, обладает коллективным разумом и может находить новые способы решения задач.

– Да.

– Это означает, что по всем практическим критериям этот рой – живой.

– Да, – Дэвид кивнул. – По крайней мере, он ведет себя как живой. Функционально он живой, Джек.

Я сказал:

– Это чертовски поганые новости…

– То-то и оно, – согласился Брукс.

– Хотел бы я знать, почему эту штуку не уничтожили в самом начале, давным-давно?

Дэвид промолчал. Он только теребил свой галстук и смущенно мялся.

– Ты ведь понимаешь, – сказал я, – что речь идет о механической чуме. Вот что вы тут сотворили, Дэвид. Это то же самое, что бактериальная или вирусная чума, только еще хуже. Потому что ее возбудители – механические организмы. Вы создали чертову рукотворную чуму.

Он кивнул.

– Да.

– И она эволюционирует.

– Да.

– И она ничем не ограничена, в отличие от биологической эволюции. Наверное, она развивается гораздо быстрее.

Дэвид кивнул.

– Да, они эволюционируют намного быстрее.

– Насколько быстрее, Дэвид?

Брукс вздохнул.

– Чертовски быстро, Джек. Сегодня вечером, когда они вернутся, они уже будут другими.

– А они вернутся?

– Они всегда возвращаются.

– А почему они возвращаются? – спросил я.

– Они пытаются пробраться внутрь.

– Но почему?

Дэвид поерзал на стуле, явно чувствуя себя неуютно.

– Мы можем только предполагать, Джек.

– И что же вы предполагаете?

– Одно из возможных объяснений – вопрос территории. Ты же знаешь, в исходном варианте программа «Хи-Доб» включала в себя концепцию ареала – территории, на которой хищник охотится. А внутри ареала выделялось нечто вроде домашней базы, которая, как мог предположить рой, находится внутри фабрики.

Я спросил:

– И ты в это веришь?

– Вообще-то нет. – Поколебавшись еще немного, он сказал: – Почти все мы думаем, что они возвращаются потому, что ищут твою жену, Джек. Они ищут Джулию.

День шестой. 11:42

Вот поэтому я, с раскалывающейся от боли головой, сел за телефон и позвонил в больницу в Сан-Хосе.

– Пригласите, пожалуйста, Джулию Форман, – сказал я оператору и по буквам произнес имя и фамилию.

– Она в отделении интенсивной терапии.

– Да, я знаю.

– Прошу прощения, но прямые звонки пациентам отделения интенсивной терапии запрещены.

– Тогда соедините меня с дежурной медсестрой.

– Минуточку, оставайтесь на линии…

Я подождал. Трубку долго не поднимали, я снова позвонил оператору и наконец дозвонился на пост дежурной медсестры. Медсестра сказала, что Джулия сейчас на рентгеноскопии и когда вернется – неизвестно. Я сказал, что она уже давно должна была вернуться. Медсестра раздраженно возразила, что прямо сейчас смотрит на кровать Джулии и может меня заверить, что Джулии там точно нет.

Я сказал, что перезвоню позже, положил трубку и повернулся к Дэвиду.

– Какое отношение ко всему этому имеет Джулия?

– Она помогала нам, Джек.

– Не сомневаюсь. Но как именно она вам помогала?

– В самом начале она пыталась приманить рой обратно, – сказал он. – Нам нужно было, чтобы рой держался поближе к зданию – чтобы мы могли управлять им по рации. И вот Джулия помогала нам удерживать рой поблизости.

– Как?

– Ну, она его развлекала.

– Она – что?

– Развлекала… Думаю, это можно назвать именно так. Очень быстро стало понятно, что рой обладает зачаточным разумом. И Джулии пришла в голову идея обращаться с ним, как с ребенком. Она выходила наружу и брала с собой яркие, разноцветные кубики, игрушки. Всякое такое, что любят маленькие дети. И рой как будто реагировал на ее присутствие. Джулия была в восторге от этого.

– Тогда находиться рядом с роем было безопасно?

– Да, совершенно безопасно. Это было просто облако микрочастиц, – Дэвид пожал плечами. – Как бы то ни было, на второй или третий день Джулия решила пойти дальше и протестировать рой по всем правилам. Знаешь, как детские психологи обычно тестируют детей.

– Ты имеешь в виду, что она решила начать обучение? – спросил я.

– Нет. Она хотела только протестировать.

– Дэвид, рой обладает коллективным разумом. Это же чертова сеть. Он может обучаться на чем угодно. Тестирование – это обучение. Что именно она с ним делала?

– Ну, знаешь, просто играла в игры. Она выкладывала на земле рядком три цветных кубика, два синих и один желтый, и смотрела, выберет ли рой желтый кубик. Потом делала то же самое, только с треугольниками и квадратами. Ну, в этом роде.

– Но, Дэвид, – сказал я, – вы же знали, что это нарушение всех правил – развитие вне стен лаборатории. Неужели никто не додумался, что надо пойти и уничтожить этот чертов рой?

– Конечно. Мы все хотели его уничтожить. Но Джулия не позволила.

– Почему?

– Она хотела его сохранить.

– И никто не переубедил ее?

– Джек, она – вице-президент компании. Она была уверена, что этот рой – счастливая случайность, что мы натолкнулись на что-то действительно важное, что это сможет со временем спасти компанию, – и поэтому мы не должны уничтожать рой. Она была… Ну, я даже не знаю – по-моему, она действительно очень увлеклась этой идеей. Я хочу сказать, она гордилась этим. Как будто этот рой – ее собственное изобретение. Все, чего ей хотелось, – это просто «держать его в узде». Это ее собственные слова.

– Да. Понимаю. И давно она это говорила?

– Вчера, Джек, – Дэвид пожал плечами. – Ты же знаешь, она улетела отсюда только вчера днем.

Я не сразу осознал, что он прав. Прошел всего один день с тех пор, как Джулия была здесь, а потом она попала в аварию. И за это время рои, по всей видимости, эволюционировали с невероятной скоростью.

– Сколько роев здесь было вчера?

– Три. Но мы видели только два. Я думаю, третий прятался, – Дэвид покачал головой. – Знаешь, один из роев был у Джулии вроде любимчика. Он был поменьше других. Всегда дожидался, когда Джулия выйдет из здания, и держался рядом с ней. Иногда, когда она выходила, рой начинал кружиться вокруг нее, как будто был рад ее видеть. А она разговаривала с ним – ну, как разговаривают с собакой.

Я сжал виски ладонями.

– Она разговаривала с ним… – повторил я. Господи боже! – Только не говори мне, что рои обладают и слуховыми сенсорами тоже.

– Нет. Слуховых сенсоров у них нет.

– Значит, разговоры Джулии прошли впустую…

45
{"b":"15320","o":1}