ЛитМир - Электронная Библиотека

Я уложил ее в колыбельку и выключил ночник. Теперь в комнате светился только аквариум – из угла лился неяркий голубовато-зеленый свет, мерцающий из-за воздушных пузырьков. Пластиковый ныряльщик скользил вдоль дна аквариума, а за ним тянулась струйка пузырьков.

Когда я повернулся, чтобы выйти из комнаты, то увидел Джулию, стоявшую в дверном проеме. На ее темных волосах отражался свет из аквариума Она смотрела на меня. Мне не было видно выражения ее лица. Джулия шагнула вперед. Я напрягся. Она обняла меня и положила голову мне на грудь.

– Пожалуйста, прости меня, – сказала она. – Я совсем психованная. Ты все делаешь замечательно. Я просто завидую, вот и все.

Моя рубашка промокла от ее слез.

– Я понимаю, – сказал я, обнимая ее. – Все хорошо.

Я подождал, когда мое тело расслабится, но оно не расслаблялось. Я был встревожен и подозрителен. Мои плохие предчувствия насчет Джулии не собирались развеиваться.

Джулия вышла из душевой в спальню, вытирая насухо свои коротко остриженные волосы. Я сидел на кровати и пытался досмотреть окончание игры. Мне вспомнилось, что Джулия никогда раньше не принимала душ на ночь. Она всегда мылась в душе по утрам, перед тем, как уйти на работу. А теперь я вдруг понял, Джулия приходила домой и сразу направлялась в душ – и только потом шла здороваться с детьми.

Мое тело оставалось напряженным. Я выключил телевизор.

– Как ваш ролик? – спросил я у Джулии.

– Что?

– Ролик с презентацией. Разве вы сегодня не делали презентацию?

– А!.. Да, конечно. Делали. Все прошло отлично – когда нам наконец удалось его запустить. Инвесторы из Германии не смогли просмотреть все до конца из-за разницы во времени, но… Послушай, хочешь, я его тебе покажу?

– Что ты имеешь в виду?

– У меня есть копия ролика. Хочешь посмотреть?

Я удивился. И пожал плечами.

– Ну, давай.

– Мне вообще-то очень интересно послушать, что ты об этом скажешь, Джек. – Я отметил покровительственные нотки в голосе Джулии. Моя жена пытается вовлечь меня в свою работу. Наверное, хочет, чтобы я почувствовал себя частью ее жизни. Я следил взглядом за тем, как Джулия открывает кейс и вынимает DVD. Она вставила диск в плеер, подошла и села рядом со мной на кровать.

– А что вы представляете? – спросил я.

– Новую медицинскую технологию, – сказала она. – По-моему, она просто великолепна.

Джулия придвинулась ко мне и прижалась к моему плечу. Очень мило и уютно. Совсем как в старые добрые времена. Мне по-прежнему было не по себе, но я обнял ее за плечи.

– Кстати… – сказал я. – Как так вышло, что ты теперь принимаешь душ на ночь, а не по утрам?

– Не знаю, – ответила Джулия. – Что, в самом деле? Да, наверное. Ну, понимаешь, милый, мне так удобнее. По утрам всегда такая спешка, у меня эти телефонные конференции с Европой, а они отнимают так много времени… Ага, начинается, – сказала она и указала на экран. Я увидел черно-белые полосы. Потом появилось изображение.

На записи была Джулия в лаборатории, оборудованной, как операционная. На операционном столе лежал мужчина с подключенным аппаратом для внутривенного введения лекарств, рядом стоял анестезиолог. Над столом висела круглая и плоская металлическая тарелка около шести футов в диаметре, которую можно было поднимать и опускать. Сейчас она была поднята. Вокруг со всех сторон располагались видеомониторы. А на переднем плане стояла Джулия и смотрела на монитор. Рядом с Джулией находился видеотехник.

– Это ужасно! – сказала Джулия, показывая на монитор. – Что это за помехи?

– Мы думаем, это из-за кондиционеров. Работающие кондиционеры создают такие помехи.

– Это совершенно неприемлемо.

– В самом деле?

– Да.

– И что вы хотите, чтобы мы сделали?

– Я хочу, чтобы вы убрали эти помехи, – сказала Джулия.

– Но тогда нам придется повысить напряжение, и у вас будет…

– Меня это не интересует, – оборвала видеотехника Джулия. – Я не могу показывать инвесторам запись такого качества. Даже спутники с Марса передают картинки лучше этой. Уберите помехи.

Сидя рядом со мной на кровати, Джулия пояснила:

– Я не знала, что они и это записывали. Это было до презентации. Можешь прокрутить вперед.

Я нажал кнопку на пульте дистанционного управления. Картинка на экране смазалась. Я подождал несколько секунд и снова пустил запись на нормальной скорости.

Та же самая сцена. На переднем плане – Джулия. Кэрол, ее ассистентка, что-то шепчет ей на ухо.

– Хорошо, но тогда что мне ему сказать?

– Скажи ему «нет».

– Но он хочет, чтобы все уже начиналось.

– Я понимаю. Но передачи не будет еще час. Скажи ему «нет».

Мне Джулия сказала:

– Бешеный Пес – подопытный в нашем эксперименте. Он очень беспокойный. Ему хотелось поскорее начать.

На экране ассистент понизила голос:

– По-моему, он нервничает, Джулия. Я бы тоже волновалась, если бы внутри моего тела ползала пара миллионов этих штук…

– Их не пара миллионов, и они не ползают, – сказала Джулия. – И притом они – его собственное изобретение.

– Все равно…

– Разве при нем нет анестезиолога?

– Нет, только кардиолог.

– Ну, значит, кардиолог может ввести ему какое-нибудь лекарство от нервов.

– Он уже это сделал. Инъекцию.

На кровати рядом со мной Джулия попросила:

– Прокрути еще чуть-чуть, Джек.

Я прокрутил. Изображение скакнуло вперед.

– Хорошо, хватит.

Я снова увидел Джулию перед монитором. Рядом с ней стоял техник.

– Так, это уже лучше, – сказала Джулия на экране, указывая на монитор. – Не слишком хорошо, но приемлемо. Теперь покажите мне увеличенное изображение.

– Какое?

– Увеличенное. С электронного микроскопа. Покажите мне изображение с электронного микроскопа.

Техник как будто смутился.

– Э-э… Никто не говорил нам про электронный микроскоп…

– Ради бога, читайте же это чертово техническое предписание!

Техник растерянно заморгал.

– А это было в техническом предписании?

– Вы что, не заглядывали в техническое предписание?!

– Извините, я, наверное, пропустил про электронный микроскоп.

– Некогда извиняться! Исправляйте!

– Вам вовсе не обязательно так кричать.

– Обязательно! Я не могу не кричать, потому что вокруг меня собрались одни идиоты! – Джулия всплеснула руками. – Я собираюсь в прямом эфире говорить об одиннадцати миллиардах долларов с инвесторными компаниями в пяти странах и показывать им субмикроскопическую технологию, а у меня не подключены камеры к электронным микроскопам, и инвесторы не смогут эту технологию увидеть!

На кровати Джулия сказала:

– Я совсем вышла из себя из-за этого парня. Такая неприятность! Мы рассчитали время для спутниковой связи, обо всем договорились, все заранее проплатили. Мы не могли перенести начало передачи. Нужно было уложиться в условленное время, а этот парень все тормозил. Правда, в конце концов все заработало. Прокрути вперед.

На экране появилась заставка с надписью:

Частная презентация новейшей технологии

медицинской интраскопии представляет

компания «Ксимос Текнолоджи»

Маунтин-Вью, Центральная Америка

мировой лидер в молекулярном производстве

Потом на экране снова появилась Джулия. Она стояла перед операционным столом, в окружении медицинской аппаратуры. Джулия поправила волосы и одернула блузку.

– Рада приветствовать всех вас, – сказала Джулия, улыбаясь в камеру.

– Я – Джулия Форман из «Ксимос Текнолоджи». Сейчас мы продемонстрируем вам революционную процедуру медицинской интраскопии, одну из наших последних разработок. Наш пациент, Питер Моррис, лежит позади меня на операционном столе. Через несколько секунд мы заглянем внутрь его сердца и кровеносных сосудов с немыслимой прежде легкостью и точностью.

Она начала обходить стол, продолжая пояснять:

6
{"b":"15320","o":1}