ЛитМир - Электронная Библиотека

Она наклонилась ко мне через стол и заговорила негромким, проникновенным голосом:

– Джек, я думаю, что должна объясниться с тобой.

– Нет, – ответил я. – Ты ничего мне не должна.

– Я имею в виду – я должна объяснить свое поведение за последние несколько дней, те решения, которые я принимала.

– Мне это безразлично.

– Но мне не безразлично, Джек.

– Может быть, как-нибудь в другой раз, Джулия.

– Нет, я должна рассказать тебе все сейчас. Понимаешь, Джек, дело в том, что я просто хотела спасти компанию. Вот и все. Проект с камерой провалился, она не работала, и мы не смогли ее исправить. Мы потеряли контракт, компания начала разваливаться. Я еще никогда не теряла компаний. Еще ни разу компания не выскальзывала у меня из рук, и мне не хотелось, чтобы это началось с «Ксимоса». Я вложила в эту компанию деньги и рассчитывала на прибыль. И, в конце концов, у меня есть гордость. Я решила спасти компанию. Я понимаю, что прежде мне следовало все хорошенько обдумать. Но положение было отчаянное. И я одна во всем виновата. Все хотели прекратить проект. Я вынудила их продолжать исследования. Это было… Это была моя борьба, я бросила вызов обстоятельствам, – Джулия пожала плечами.

– И все закончилось ничем. Все мои усилия пропали впустую. Компания обанкротится в течение считаных дней. Я ее все-таки потеряла. – Джулия наклонилась ко мне поближе. – Но я не хочу потерять еще и тебя, Джек. Не хочу потерять мою семью. Не хочу потерять нас.

Она протянула руку через стол и накрыла мою ладонь. Теперь Джулия говорила почти шепотом:

– Я хочу все исправить, Джек. Хочу, чтобы у нас снова все было хорошо, чтобы все вернулось в нормальное русло. Надеюсь, ты тоже этого хочешь, Джек.

– Даже не знаю, что и сказать… Я чувствую себя как-то странно.

– Ты устал.

– Да. Но все равно я теперь не уверен.

– Ты имеешь в виду – насчет нас?

– Мне не нравится этот гребаный разговор! – вспылил я. Но мне действительно это все не нравилось. Не нравилось, что Джулия заговорила об этом, когда я так измотан, после того, как я побывал в кошмарной переделке и едва не погиб, и что, в конце концов, все это случилось по ее вине. Мне не нравилось, как Джулия попыталась снять с себя ответственность – фраза «прежде следовало все хорошенько обдумать» ничего не объясняла. Это не было необдуманным решением, а чем-то гораздо худшим.

– Ах, Джек, пусть у нас все будет как раньше, – сказала Джулия, неожиданно совсем перегнулась ко мне через стол и попыталась поцеловать меня в губы. Я отстранился от нее, и отвернулся в сторону. Джулия смотрела на меня с мольбой в глазах.

– Ну, пожалуйста, Джек…

– Сейчас не время и не место для этого, Джулия, – проронил я.

Она молчала. Наверное, не знала, что еще сказать. Потом сказала:

– Дети по тебе скучают.

– Конечно, скучают. Мне тоже очень их не хватает.

Тут Джулия вдруг расплакалась.

– А по мне они совсем не скучают… – всхлипывая, прошептала она. – Им вообще нет до меня никакого дела… а ведь я их родная мать…

Она снова взяла меня за руку, и я не стал отдергивать руку. Я пытался разобраться в своих ощущениях. Я страшно устал и чувствовал себя очень неловко. Мне хотелось, чтобы Джулия перестала плакать.

– Джулия…

Включился интерком. Я услышал голос Рики, усиленный громкоговорителем:

– Эй, ребята! У нас проблемы со связью. Вам лучше прийти сюда, и прямо сейчас.

Коммутатор располагался в большой отдельной комнате в одном из углов главного корпуса. Комната закрывалась тяжелой бронированной дверью с маленьким окошком из закаленного стекла. Через это окошко я увидел множество панелей с проводами и переключателями, которыми регулировались все средства связи в лаборатории. Еще я увидел, что большие пучки проводов вырваны из своих гнезд и свободно свисают с панелей. А в углу комнаты лежал Чарли Давенпорт. Он явно был мертв. Его рот был открыт, глаза смотрели в пространство. Вся его кожа приобрела багрово-серый оттенок. Над головой у Чарли кружилось жужжащее черное облако.

– Понятия не имею, как такое могло случиться, – сказал Рики. – Когда я последний раз видел Чарли, он спокойно спал у себя в комнате.

– И когда это было? – поинтересовался я.

– Да всего с полчаса назад.

– А рой? Откуда он здесь взялся?

– Не могу даже представить, – ответил Рики. – Наверное, Чарли принес его с собой снаружи.

– Но как? – спросил я. – Он ведь проходил обработку в воздушных шлюзах.

– Да, я знаю, но…

– Что – но, Рики? Как такое возможно?

– Может быть… Ну, я не знаю… Может, рой сидел у него в горле или еще где-нибудь.

– У него в горле? – переспросил я. – Ты имеешь в виду – просто болтался между гландами? Ты же знаешь, что от такого люди умирают.

– Ну да, я знаю… Конечно, я знаю, – он пожал плечами. – Ума не приложу, как это могло случиться.

Я пристально посмотрел на Рики, пытаясь понять, почему он так себя ведет. Он только что обнаружил, что в лабораторию проник смертельно опасный рой наночастиц, но почему-то Рики совсем не волновался из-за этого. Он держался так, как будто ничего особенного не произошло.

Мае поспешно вошла в комнату. Она с первого взгляда сориентировалась в ситуации.

– Кто-нибудь уже проверял записи видеонаблюдения? – спросила Мае.

– Мы не можем этого сделать, – сказал Рики и доказал на помещение коммутатора. – Управление камерами находится там, внутри.

– Значит, ты не знаешь, как Чарли оказался здесь?

– Да, не знаю. Но, очевидно, он не хотел, чтобы мы сообщали куда-то о том, что тут у нас происходит… по крайней мере, так это выглядит со стороны.

– Но зачем Чарли сюда пришел? – спросила Мае.

Я покачал головой. В голову не приходило ни одного разумного объяснения.

Джулия сказала:

– Эта комната закрывается герметично. Возможно, он понял, что заражен, и захотел изолировать себя от остальных. Я имею в виду – он запер дверь изнутри.

– Запер дверь? – переспросил я. – Откуда ты знаешь?

Джулия неуверенно замычала:

– М-м… Ну-у… Я просто предположила… Э-э… – Она заглянула через окошко в бронированной двери. – И к тому же замок виден отсюда, он отражается вон там, в хромированных ручках. Посмотри сам. Вон там, видишь?

Я не стал смотреть. Но Мае заглянула и сказала:

– Да, Джулия, ты права. И как я сразу не заметила? Ты очень наблюдательна.

Это прозвучало очень фальшиво, но Джулия, похоже, не обратила внимания. Значит, теперь все вокруг притворяются и разыгрывают пьесу по заранее подстроенному сценарию. Я не мог понять только одного – зачем? Но, понаблюдав за Мае и Джулией, я заметил, что Мае старается вести себя с моей женой крайне осторожно. Как будто она боится Джулии. Или по крайней мере боится ее обидеть.

Это было очень странно.

Я даже немного встревожился.

– Можно как-нибудь открыть эту дверь? – спросил я у Рики.

– Наверное, можно. У Винса есть универсальный ключ. Но сейчас никто не станет открывать эту дверь, Джек, – до тех пор, пока там, внутри, находится рой.

– Значит, мы не сможем никуда позвонить? – спросил я. – Мы здесь застряли, полностью отрезанные от внешнего мира?

– До завтра – да. А завтра утром прилетит вертолет. Как всегда, по расписанию. – Рики заглянул через окошко в комнату коммутатора. – Черт… Чарли натворил дел с этими панелями переключателей…

– Как по-твоему, зачем он мог это сделать? – спросил я.

Рики покачал головой.

– Ну, ты же знаешь, Чарли всегда был немного сумасшедший. Я имею в виду, у него явно было не в порядке с головой. Постоянно что-то мычал, нарочито громко испускал газы… Его давно пора было поселить в психушку.

– Я никогда так не думал.

– Ну, это всего лишь мое мнение, – сказал Рики.

Я подошел к Рики и тоже заглянул через стеклянное окошко. Рой кружился у Чарли над головой, его тело уже начало покрываться молочно-белой пленкой. Все как обычно.

– Может быть, закачаем туда жидкий азот? Заморозим рой, – предложил я.

74
{"b":"15320","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сама себе психолог
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Фирма
Печальная история братьев Гроссбарт
Черный вдовец
Первые сполохи войны
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Телепорт
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит