ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Даже если перерезать человеку горло бритвой, он и то не умрет так быстро, – сказал Бертон. – Если в один прием рассечь обе сонные артерии и яремные вены – и то пройдет от десяти до сорока секунд, пока померкнет сознание, и почти минута, пока наступит смерть.

– В Пидмонте все, очевидно, кончилось за одну-две секунды.

Бертон пожал плечами.

– Травма, – предположил он, – удар по голове.

– Да. Или газ нервно-паралитического действия.

– Тоже возможно.

– Либо газ, либо что-то очень похожее, – сказал Стоун. – Если это произошло из-за блокирования каких-то ферментных систем – вроде того, которое вызывается мышьяком, например, или стрихнином, – смерть наступила бы спустя пятнадцать-тридцать секунд, а то и позднее. А вот блокада нервных путей или нервно-мышечного узла или корковое отравление – они могут оказать стремительное, почти мгновенное действие…

Эти три схемы приводятся как пример поэтапного составления подобных схем при помощи ЭВМ.

Первая схема – это более или менее обычная карта, на которую нанесены необходимые для ЭВМ координаты и условные знаки вокруг населенных пунктов и других важных районов.

Вторая схема составлена с учетом направлений господствующих ветров и плотности населения; очертания штатов, соответственно искажены.

Третья схема – полученная на ЭВМ проекция влияния ветров и плотности населения, исходя из определенного «сценария».

Приведенные выше схемы не относятся непосредственно к программе «Лесной пожар». Они сходного типа, однако изготовлены по «сценарию» Центрального бюро погоды.

– Если это быстродействующий газ, – откликнулся Бертон, – он должен беспрепятственно диффундировать через легкие…

– Или через кожу. Или через слизистые. В общем через любую пористую поверхность.

– Но если этот газ так активно диффундирует… – Бертон дотронулся до своего костюма.

Стоун усмехнулся:

– Ну, это мы очень скоро выясним…

В переговорном устройстве раздался голос пилота:

– Приближаемся к Пидмонту. Прошу указаний.

– Сделайте круг, посмотрим сверху, – сказал Стоун.

Вертолет заложил крутой вираж. Оба ученых поглядели вниз, на поселок. Ночью стервятники опустились на землю и теперь густо облепили тела.

– Этого я и боялся, – признался Стоун.

– Они могут стать переносчиками инфекции, – отозвался Бертон. – Наглотаются зараженного мяса и разнесут микробы повсюду…

Стоун кивнул, не отрываясь от иллюминатора.

– Что будем делать?

– Отравим их газом. – Стоун включил переговорное устройство и осведомился:

– Вы захватили баллоны?

– Так точно, сэр.

– Еще один круг, и накройте газом весь поселок.

– Слушаюсь, сэр.

Вертолет накренился и пошел на новый разворот. Вскоре земля исчезла в клубах бледно-голубого газа.

– Что это за газ?

– Хлоразин, – сказал Стоун. – В малых концентрациях чрезвычайно сильно действует на обмен веществ у птиц. Ведь обмен у них идет с особой интенсивностью. Птицы – это мускулы да перья, сердце у них бьется обычно со скоростью сто двадцать ударов в минуту. Многие виды за день съедают больше, чем весят сами…

– Газ расщепляет органические соединения?

– Совершенно верно. Он уложит птиц наповал.

Вертолет сделал еще вираж и завис на месте. Вновь поднявшийся легкий ветерок развеял газ, относя его к югу. Вскоре видимость восстановилась. Сотни птиц лежали на земле, некоторые еще судорожно били крыльями, но большинство было уже мертво.

Стоун смотрел и хмурился. Где-то в глубине души он уже знал, что проглядел, упустил из виду нечто очень важное. Какой-то факт, какую-то важную нить, тянущуюся от этих птиц, за которую непременно надо было ухватиться…

– Дальнейшие распоряжения, сэр? – спросил пилот.

– Поверните к середине улицы и спустите трап, – сказал Стоун. – Вам оставаться на высоте шести метров и ни в коем случае не приземляться. Ясно?

– Так точно, сэр.

– Когда мы спустимся на землю, поднимитесь до высоты полтораста метров.

– Слушаюсь, сэр.

– Вернетесь, когда подадим сигнал.

– Слушаюсь, сэр.

– И если с нами что-нибудь случится… – Мне следовать прямым курсом на базу «Лесной пожар», – закончил пилот безжизненным голосом.

– Совершенно верно.

Пилот понимал, что это значит. Ему платили по самым высоким ставкам, какие только существуют в ВВС: основной оклад плюс надбавка за опасность, плюс надбавка за специальное задание в мирное время, плюс надбавка за выполнение задания над территорией противника, плюс особые полетные за каждый час пребывания в воздухе. За один сегодняшний день ему причиталось больше тысячи долларов, а если он не вернется, семья получит еще десять тысяч по краткосрочному страховому полису.

Такие деньги платят, разумеется, не за красивые глаза; если с Бертоном и Стоуном в Пидмонте что-нибудь случится, пилот должен лететь на базу «Лесной пожар», зависнуть там на высоте десяти метров и ждать, пока группа «Лесной пожар» не решит, каким именно способом лучше всего испепелить его и вертолет в воздухе.

Ему платили за риск. Он шел на этот риск добровольно. Он знал, что над ним на высоте шести тысяч метров патрулирует реактивный перехватчик, вооруженный ракетами класса воздух – воздух, и этому перехватчику приказано расстрелять вертолет в случае, если у пилота в последнюю секунду сдадут нервы и он не поведет свою машину на базу «Лесной пожар»…

– Будьте осторожны, – сказал пилот. – Прошу вас, сэр.

Вертолет прошел над улицей и завис. Вниз с треском полетел веревочный трап. Стоун встал, надел шлем, защелкнул герметизирующий замок и открыл вентиль. Костюм заполнился кислородом и раздулся. Баллончики, закрепленные на спине, обеспечивали его воздухом на два часа.

Подождав, пока Бертон проделает то же самое, Стоун открыл люк и выглянул наружу. Под вертолетом вздымалось густое облако пыли.

Стоун включил свою рацию.

– Вы готовы?

– Готов.

Он начал спускаться по трапу. Бертон подождал немного и последовал за ним. В клубах пыли Бертону вообще ничего не удавалось разглядеть. Наконец он коснулся ногами земли и отпустил трап. Вокруг стояла мутная, пыльная мгла, в которой еле проступал силуэт Стоуна.

Вертолет взмыл вверх, потянув за собой трап. Пыль осела. Теперь они могли оглядеться.

– Пошли, – сказал Стоун.

Неуклюже переваливаясь с ноги на ногу, они двинулись по улице поселка Пидмонт.

Глава 7

«Совершенно необычный фактор»

Между первым контактом человека со штаммом «Андромеда» и прибытием Стоуна и Бертона в Пидмонт прошло едва двенадцать часов. Много недель спустя, когда уже можно было спокойно разобраться в событиях, они живо помнили все увиденное до мельчайших деталей.

Зимнее солнце висело низко, заливая холодным и безрадостным светом заиндевевшую за ночь землю. С места своей высадки они могли видеть улицу из конца в конец – серые, обшарпанные деревянные дома. Но прежде всего их поразила тишина. Мертвая тишина – только ветерок подвывал слегка, проносясь беспрепятственно сквозь осиротевшие постройки. И повсюду лежали тела, тела – одни распростерлись на земле, другие свернулись клубком и застыли, словно скованные морозом…

Ни бодрого пофыркивания автомашин, ни собачьего лая, ни криков детей.

Тишина.

Стоун и Бертон переглянулись. Они с мучительной остротой понимали, как много им предстоит узнать, выяснить, как упорно придется искать. На этот поселок обрушилась катастрофа, и теперь они обязаны узнать о ней все, что только возможно. Но у них не было нитей, за которые можно ухватиться, не было никаких отправных точек.

По существу, им были известны лишь два факта. Первый: все, по-видимому, началось с приземления «Скупа-7». Второй: смерть настигла жителей поселка с потрясающей быстротой. Если эту болезнь занес спутник, то ничего подобного в истории медицины прежде не встречалось.

Они долго стояли и молчали, озираясь по сторонам, сопротивляясь ветру, который давил на их раздутые скафандры. Наконец Стоун прервал молчание:

14
{"b":"15322","o":1}