ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тимур умер в феврале 1405 г. в Отраре, во время похода против Китая, оставив в наследство огромную империю. Сыновья и внуки усопшего владыки повели междоусобную войну из-за верховной власти, и в конце концов царство досталось Халил-Султану. Халил, внук Тимура, был низложен в 1409 г. Верховным главой Тимуридов был провозглашен четвертый сын Тимура Шахрух (правил в 1409–1447 гг.).

За годы смуты (1405–1409) в связи с вопросом о престолонаследии часть завоеванных Тимуром стран и областей отошли от владений его потомков. Шахрух, став главой Тимуровой державы, сделал своей столицей город Герат в Хорасане, который в годы правления Тимуридов стал одним из наиболее населенных и крупных городов Ближнего и Среднего Востока. В 1409 г. Шахрух назначил своего сына Улугбека наместником Самарканда, однако тот вскоре стал фактически независимым правителем и оставался им до своей смерти в 1449 г.

При правлении Шахруха в государстве Тимуридов мусульманская государственная идея получила перевес над степной. При дворе Шахруха, в Герате, подставных ханов из Чингизидов не было; в официальных документах объявлялось, что постановления и законы Чингиз-хана отменены и действует только шариат. Зато сын Шахруха Улугбек, который правил в Самарканде, подобно Тимуру по родству с Чингизидами называл себя гурганом(зятем ханского «золотого рода»), старался соблюдать, по крайней мере в военных делах, все законы, связывавшиеся с именем Чингиз-хана, назначал, по примеру Тимура, подставных ханов из числа Чингизидов в Самарканде, и вообще правил в Мавераннахре в духе своего деда, который признавал, даже дорожил законами Чингиз-хана.

После смерти Шахруха (в начале 1447 г.) и Улугбека (осенью 1449 г.) начался более чем двадцатилетний период почти непрерывных войн между Тимуридами. В конце концов весной 1469 г. Тимурид Султан Хусайн Байкара захватил гератский престол, а вскоре и весь Харасан и до самой смерти (в 1506 г.) оставался правителем этой области. Султан-Хусайн (1469–1506) считался номинальным главой государства Тимуридов, фактически же оно состояло из двух самостоятельных владений — Хорасана, с центром в Герате, и Мавераннахра, с центром в Самарканде, в котором самостоятельными правителями оставались сыновья Тимурида Абу Саида — сначала Султан-Ахмад (1469–1494), затем Султан-Махмуд и, наконец, сын последнего — Султан-Али.

В конце XV в. внутреннее положение государства Тимуридов еще более ухудшилось. Власть Султана-Хусайна в Хорасане ослабла в результате борьбы со своими сыновьями и с непокорными вассалами. А в крупных городах Мавераннахра появились самостоятельные, враждующие между собой правители. Каждый из них обращался за военной поддержкой то к ханам Моголистана, то к предводителям кочевых узбеков Восточного Дешт-и Кипчака. В результате этих распрей Тимуриды потеряли все районы на северо-востоке своих владений.

Раздробленность государства Тимуридов на ряд владений, при соперничестве и внутренней слабости удельных правителей, способствовала падению династии Тимуридов и переходу власти в Мавераннахре и Хорасане в руки кочевых узбеков Дешт-и Кипчака, возглавляемых представителями династии Шибанидов.

Глава 6

Золотая Орда — Государство Чингизидов в евразийских степях

Золотая Орда — государство, возникшее в XIII в. в поволжских степях и сыгравшее значительную роль в возникновении новых тюркских народностей на местах их современного расселения. История его образования связана с историей сложения удела-владения Джучи, старшего сына Чингиз-хана.

При Чингиз-хане и Чингизидах получил дальнейшее развитие родовой принцип, согласно которому государство считалось собственностью всей царствующей фамилии и распадалось на множество уделов-владений. Эта особенность государственного управления была подмечена еще Джувайни, который по меньшей мере три раза (в 1246–1247, 1249–1251, 1251–1253 гг.) сопровождал монгольского правителя Хорасана Аргун-ага в Монголию. «Хотя, по-видимости, правление и страна вверены одному лицу, наделенному ханским достоинством, в действительности, все потомки и дядя по отцу сообща владеют землей и общественным богатством» ( Джувайни, изд., Т. 1. С. 30–31).

— Выше уже упоминалось, что Чингиз-хан подчинился народному обычаю и еще при жизни назначил уделы своим сыновьям и другим родичам. Насколько можно судить по имеющимся материалам, первым был выделен старший сын Чингиз-хана, Джучи. Когда в 1207–1208 гг. Джучи покорил енисейских кыргызов и прочие «лесные народы» юга Сибири, говорится в монгольской хронике 1240 г., отец подарил все эти земли ему. Впоследствии, после покорения Чингиз-ханом государства хорезмшаха (1219–1224), в состав удела Джучи вошли обширные земли к западу от Иртыша и от границ Каялыка (в Семиречье) и Хорезма (нижняя Амударья) «вплоть до тех пределов, куда доходили копыта татарских коней», т. е. до границ царства волжских болгар.

Завершив военную кампанию в Средней Азии, в 1224 г. Чингиз-хан вернулся в Монголию с сыновьями, кроме Джучи. Он остался в полюбившихся ему Кипчакских степях, чтобы заняться заботами правления своего улуса-владения. Согласно Рашид ад-Дину, орда(ставка) Джучи «была в пределах Иртыша» ( Рашид ад-Дин.Т. 2. С. 78). По утверждению Абу-л-Гази, Чингизида и автора «Шаджара-йи тюрк» («Родословное древо тюрков»), «резиденция ( тахтгах) Джучи располагалась в Дешт-и Кипчаке, и это место ( йер) называлось Кок-Орда» ( Абу-л-Гази, изд., Т. 1. С. 172).

О событиях правления Джучи [107]в источниках сведений нет. По рассказу Рашид ад-Дина, Чингиз-хан поручил Джучи покорить «северные страны, как-то: Келар, Башгирд, Урус, Черкес, [Западный] Дешт-и Кипчак и другие области тех краев». Сын не исполнил поручения отца. Чингиз-хан крайне рассердился и вызвал сына в свою орду. Тот ответил, что его постигла кручина болезни и он не может отправиться в Монголию. Между тем один монгол из племени мангыт, прибывший с западных границ империи, рассказал, что-де видел Джучи на охоте у «одной горы». «По этой причине воспламенился огонь ярости Чингиз-хана, и, вообразив, что Джучи, очевидно, взбунтовался, что не обращает внимания на слова отца», он послал против него Чагатая и Угедея с войском, намереваясь идти вслед за ними; в это время пришло роковое известие о кончине Джучи ( Рашид ад-Дин.Т. 2. С. 79).

Дата смерти Джучи у Рашид ад-Дина не указывается. Согласно известиям Махмуда ибн Вали, Джучи умер в месяце раби ал-аввал 627 г. х. (19 февраля-20 марта 1227 г. по юлианскому календарю, за шесть месяцев до смерти своего отца, Чингиз-хана ( Бахр ал-асрар, Т. 6. Ч. 3, л. 96а). В источнике XV в. «Шаджарат ал-атрак» («Родословие тюрков») содержится поэтический рассказ о том, как Улуг-Джирчи, который был приближенным и одним из великих эмиров двора, сообщил Чингиз-хану известие о смерти его старшего сына. Чингиз-хан в ответ Улуг-Джирчи будто бы произнес тюркский стих:

Кулун алган куландай кулунумдан айрылдым
Айрылышкан анкудай эр улумдан айрылдым.

То есть:

Подобно кулану, лишившемуся своего детеныша,
я разлучен со своим детенышем;
Подобно разлетевшейся в разные стороны стае уток,
я разлучен со своим героем-сыном.

Когда от Чингиз-хана изошли такие слова, все эмиры и нойоны, находившиеся в ставке, встали, выполнили обычай соболезнования и стали причитать. «Через шесть месяцев после смерти Джучи-хана, — пишет автор „Шаджарат ал-атрак“, — Чингиз-хан также распростился с миром» (СМИЗО. Т. 2. С. 203–204; Шаджарат ал-атрак, с. 222–224).

По ранним источникам, Джучи был похоронен на верхнем Иртыше; по преданию, приведенному автором XVI в. Хафиз-и Танышем, гробница Джучи находилась в Центральном Казахстане, в бассейне Сары-Су, близ речки Сарайлы, несколько севернее речки Терс-Кендерлик.

вернуться

107

О разных вариантах имени Джучи см.: Golden P. B.Tuci: the turkic name of Joci // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaria. 2002. Vol. 55 (1–3). P. 143–151.

43
{"b":"153220","o":1}