ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вытащив пробку, он отхлебнул из горлышка, а потом протянул колбу мне.

Пока я пил, он сказал.

— Господи Иисусе. Душевно. И гори все синим пламенем. Боже.

— Это точно.

Я возвратил ему колбу.

— А девица-то из себя ничего.

— Да.

— И какой плацебо эффект. Ты вызвал у нее ломку обыкновенной водой, и затем прекратил ее той же самой водой.

— Ты знаешь, почему так получилось, — сказал я,

— Да, — согласился Хаммонд, — потому что она поверила тебе.

Я разглядывал одну из схем на стене, наглядно иллюстрировавшую процедуру патологоанатомического вскрытия, а также неотложные меры по диагностированию и оказанию помощи в случае эктопической беременности. Я дошел до того места, где говорилось о нерегулярности месячного цикла и схваткообразных болях в нижней правой части живота, когда буквы перед глазами начали сливаться и меркнуть.

— Джон?

Мне понадобилось некоторое время для того, чтобы ответить Хаммонду. На то, чтобы просто слышать его слова, теперь стало уходить как будто больше времени. Я стал сонным, вялм и медлительным.

— Джон?

— Да, — отозвался я. Голос мой был глухим, замогильный голос. И он отзывался эхом.

— Ты в порядке?

— Да, все хорошо.

Это было как во сне, слова продолжали звенеть у меня в голове: хорошо, хорошо, хорошо…

— Ты ужасно выглядишь.

— У меня все хорошо…

Хорошо, хорошо, хорошо…

— Джон, не дури…

— Я не дурак, — сказал я и закрыл глаза. Было очень трдуно держать веки открытыми. Они были тяжелыми, словно налитыми свинцом, и теперь как будто старались во что бы то ни стало сомкнуться с нижними веками. — Я счастлив.

— Счастлив?

— Что?

— Ты счастлив?

— Нет, — сказал я. Он говорил какую-то ерунду. Бессмыслица. Его голос был пронзительным и высоким, похожим на голос ребенка, лепечущий детский голос. — Нет, — снова сказал я. — Я совсем не дурак.

— Джон…

— И перестань называть меня Джоном.

— Но тебя так зовут, — сказал Нортон. Он встал, очень медленно, движения его были плавными, как будто все это было во сне. Я смотрел на него и чувствовал себя очень усталым. Он вытащил из кармана свой маленький фонарик и направил мне его в лицо. Я отвернулся; свет был слишком ярким и болезненно бил в глаза. Особенно больно было правому глазу.

— Смотри на меня.

Его голос был громким и повелевающим. Голос армейского сержанта на плацу. Придирчивый и раздражительный.

— Да пошел ты.., — огрызнулся я.

Мою голову держат сильные пальцы, и ослепительный свет бьет мне в глаза.

— Выключи, Нортон.

— Джон, сиди спокойно.

— Выруби его, — я закрыл глаза. Я устал. Очень устал. Я хотел заснуть и не просыпаться миллион лет. Сон это прекрасно, это как океан, омывающий песок, неспеша набегающий на него с ласкающим слух шелестящим шумом, уносящий с собой все наносное.

— Со мной все в порядке, Нортон. Я просто сошел с ума.

— Джон, сиди спокойно.

Джон, сиди спокойно.

Джон, сиди спокойно.

Джон, сиди спокойно.

— Нортон, ради бога…

— Заткнись, — сказал он.

Заткнись, заткнись.

Он вытащил небольшой резиновый молоточек. Он стучал мне по ногам, отчего мои ноги вздрагивали и подпрыгивали. Мне это было неприятно. Я хотел спать. Мне хотелось поскорее заснуть.

— Нортон, ты, сукин сын.

— Заткнись. Ты ничем не лучше их.

Не лучше их, не лучше их. Влосва отзывались эхом у меня в голове. Кого их? Я не мог этого понять. А потом сон. Он начал наползать на меня, он прикрывал мне глаза своими резиновыми пальцами, опускал веки, не давал открыть глаза…

— Я устал.

— Я знаю. Я это вижу.

— А я нет. Я не вижу ничего.

Ничего.

Не вижу.

Я попробовал открыть глаза.

— Кофе. Хочу кофе.

— Нет, — сказал он.

— Тогда дай мне зародыш, — сказал я, удивляясь сам на себя. Зачем я это сказал. В это не было смысла. Не было? Или было? Все так запутано. Мой правый глаз болел. Головная боль сосредоточилась как раз за правым глазом. Как будто в голове у меня сидел крохотный человечек, который бил молоточком по глазу изнутри.

— Человечек, — сказал я.

— Что?

— Ну, это все человечек, — объяснил я. Ведь это же очевидно. А он настолько туп, что не может этого понять. Ведь это совершенно очевидное, разумное утверждение разумного человека. А Нортон, наверное, решил пошутить надо мной и теперь делает вид, что не понимает.

— Джон, — сказал он. — Я хочу, чтобы ты сейчас сосчитал в обратном порядке от ста. Вычитая по семь. Можешь?

Я немного помолчал. Это было совсем не просто. Мысленно я представил себе чистый лист бумаги, ослепительно белый лист бумаги, на котором лежал карандаш. Сто минус семь. И еще нужно подвести черту, чтобы можено было производить вычитание.

— Девяносто три.

— Хорошо. Продолжай.

Это было уже труднее. Мне был нужен чистый лист бумаги. Для этого мне пришлось так же мысленно вырвать из блокнота старый лист, чтобы можно было начать писать на новой страничке. А оторвав листик и выбросив его, я начисто забыл о том, что было на нем написано. Вот незадача-то. Конфуз.

— Продолжай, Джон. Девяносто три.

— Девяносто три вычесть семь, — я задумался. — Восесьдесят пять. Нет. Восемьдесят шесть.

— Дальше.

— Семьдесят девять.

— Да.

— Семьдесят три. Нет. Семьдесят четыре. Нет-нет. Подожди-ка.

Я продолжал выдирать странички из своего воображаемого блокнота. Так трудно. И очень неудобно. Сколько же сил приходится тратить на то, чтобы сосредоточиться.

— Восемьдесят семь.

— Нет.

— Тогда восемьдесят пять.

— Джон, а какой сегодня день?

— День?

Что за глупый вопрос. Сегодня Нортон только и занимается тем, что достает меня своими дурацкими вопросами. А какой же может быть сегодня день?

— Сегодня, — сказал я.

— А число какое?

— Число?

— Да, число. Дата.

— Май, — сказал я. Ну да. Дата в мае. Логично.

— Джон, а где ты сейчас находишься?

— Я в больнице, — сказал я, глядя на свой белый халат. Я слегка приоткрыл глаза, потому что больше открыть их не мог, так как веки были слишком тяжелыми, я был очень слаб, а яркий свет резал глаза. Мне очень хотелось, чтобы он наконец замолчал и дал мне хоть немного поспать. Я очнь, очень устал.

— А в какой больнице?

— В больничной больнице.

— В какой?

— В…, — я хотел что-то сказать, но тут же забыл о том, что именно я собирался ответить, а вспомнить так и не смог. Нестерпимо болела голова, боль стучалась изнутри в правый глаз, в лоб с правой стороны, и это было ужасно.

— Джон, подними левую руку.

— Что?

— Джон, подними левую руку.

Я слышал его, разбирал слова, но все происходящее представлялось мне редкостной бессмыслицей. Никто не стал бы обращать внимания на такие слова. Никто.

— Что?

А потом я ощутил легкую вибрацию с правой стороны своей головы. Очень странно. Я открыл глаза и увидел девушку. Она была хорошенькой, но только почему-то делала со мной какие-то странные вещи. На пол с моей головы спадали пушистые, коричневого цвета хлопья. Нортон смотрел на это, и что-то говорил, но я не разбирал слов. Я уже почти заснул, и это было очень странно. На смену пушистым хлопьям пришла мыльная пена.

И бритва. Я посмотрел на лезвие, на пену и меня неожиданно стошнило. Ни с того, ни с сего, просто стошнило и все. И еще Нортон говорил:

— Поскорее, начинаем.

И потом они принесли сверло. Я едва смог разглядеть его, мои глаза закрывались, и меня снова стошнило.

Последнее, что я сказал было:

— Никаких дырок у меня в голове.

Я сказал это очень четко, медленно и разборчиво.

Мне так кажется.

ПЯТНИЦА, СУББОТА И ВОСКРЕСЕНЬЕ, 14-Е, 15-Е И 16-Е ОКТЯБРЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

У меня было такое ощущение, как будто кто-то было попытался отрезать мне голову, но затем, поняв, что у него ничего не получится, оставил это занятие. Очнувшись, я нажал на звонок, и когда в палату вошла медсестра, потребовал морфина. Она сказала, что это невозможно, разговаривая со мной в той вежливой, улыбчивой манере, как обычно принято говорить с тяжелобольными пациентами, и тогда я предложил ей, отправиться к черту. Она была не в восторге от моего предложения, но и я был совсем не в восторге от нее. Я дотронулся до повязки на голове и отпустил по этому поводу несколько замечаний. Они понравились ей еще меньше, и поэтому она ушла. Вскоре в палату вошел Нортон Хаммонд.

74
{"b":"15323","o":1}