ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Я ведь не люблю автомобили», – подумал он. Когда-то в Нью-Хейвене у него был древний «Фольксваген» – «жучок»…

Стерну стало ясно, что его сознание самопроизвольно пытается уклониться от неприятной действительности – от того, с чем ему не хотелось бы сталкиваться лицом к лицу. От риска.

– Значит, мы наполним щиты водой в последнюю минуту и будем молить господа, чтобы они выдержали? – Он задал этот вопрос, хотя ответ ему был заранее известен.

– Совершенно верно, – ответил Гордон, – так нам и придется поступить. Это немного страшновато. Но думаю, что у нас все же получится.

– А какова альтернатива?

Гордон дернул головой.

– Заблокировать их возвращение. Не позволить вашим друзьям вернуться. Доставить сюда комплект новых стеклянных панелей, у которых заведомо не будет дефектов и установить их на площадке.

– Сколько же времени на это потребуется?

– Две недели.

– Нет, – сказал Стерн, – это нереально. Мы должны пойти на первый вариант.

– Вы правы, – откликнулся Гордон. – Так мы и поступим.

02:55:14

Марек и Джонстон поднялись по винтовой лестнице. Наверху они первым встретили де Кера, у которого был самоуверенный и довольный вид. Они снова стояли на широкой зубчатой стене Ла-Рока. Там же находился и Оливер. Раскрасневшийся, сердитый, он расхаживал взад-вперед.

– Вы чуете, чем это пахнет? – крикнул он, указывая в поле, где продолжали собираться войска Арно.

Начинался вечер; солнце уже спустилось к горизонту, и Марек предположил, что сейчас около шести часов. Но было еще достаточно светло, и они хорошо видели, что люди Арно собрали уже дюжину требучетов, которые стояли в поле за пределами орудийного выстрела. После демонстрации первой зажигательной стрелы, осаждающие отодвинули метательные орудия подальше одно от другого, чтобы, если одно загорится, огонь не мог перекинуться на другие.

Дальше, за позициями катапульт, солдаты собирались вокруг множества дымящихся костров. И в самом тылу, возле темной полосы леса, были разбиты сотни палаток и шатров.

«Это выглядит, – подумал Марек, – совершенно обычно. Начало осады». Он не мог понять, что так разволновало Оливера.

Вечерний ветерок нес дым от костров к крепости, и этот дым имел какой-то специфический запах. Мареку он напомнил о кровельных работах в двадцатом веке. И, пожалуй, не без основания: в это время и много раньше уже существовали битумоподобные вещества.

– Чую, мой лорд, – сказал Джонстон. – Это деготь.

Спокойное выражение лица Джонстона говорило о том, что ему тоже непонятна причина волнения лорда. Это была стандартная тактика осадных действий: забрасывать стены замка горшками с горящим дегтем.

– Да-да, – сказал Оливер, – это деготь. Конечно, это деготь. Но не только. Вы что, не чуете? К дегтю они добавляют что-то еще.

Марек, раздув ноздри, принюхался к воздуху. «Конечно, – подумал он, – Оливер наверняка прав. Чистый деготь легко гаснет, часто даже сам по себе. Поэтому его обычно смешивали с другим горючим веществом: нефтью, серой или каким-нибудь маслом. Полученная таким образом смесь горит значительно лучше».

– Да, мой лорд, – ответил Джонстон. – Этот запах я тоже чувствую.

– И что же это такое? – обвиняющим тоном спросил Оливер.

– Я полагаю, ceraunia.

– Который называют также громовым камнем?

– Да, мой лорд.

– И мы тоже пользуемся этим громовым камнем?

– Нет, мой лорд… – начал было Джонстон.

– А-а! Я так и думал.

Оливер кивнул де Керу, как будто эти слова подкрепили их подозрения. Совершенно ясно было, что именно де Кер настраивал лорда против Профессора.

– Мой лорд, – сказал Джонстон, – нам совершенно не нужен громовый камень. У нас есть камень гораздо лучше. Мы пользуемся чистой серой.

– Но сера – это не то же самое! – Еще один взгляд на де Кера.

– Мой лорд, это почти одно и то же. Громовый камень по латыни именуется pyrite kerdanienne. Если он достаточно чистый, то из него добывают серу.

Оливер фыркнул, прошелся по стене и с негодованием взглянул на Джонстона.

– А откуда, – сказал он наконец, – Арно мог взять этот громовый камень?

– Этого я не могу знать, – ответил Джонстон, – но камень этот хорошо известен солдатам. О нем упоминает даже Плиний.

– Вы уклоняетесь от ответа при помощи своих уловок, магистр. Я говорю не о Плинии, а об Арно. Этот человек – неграмотная свинья. Он не может ничего знать ни о ceraunia, ни о громовом камне.

– Мой лорд…

– Если ему никто не помогает, – мрачно закончил Оливер. – Где сейчас находятся ваши помощники?

– Мои помощники?

– Ну-ну, магистр, не пытайтесь изворачиваться.

– Один из них здесь, – сказал Джонстон, указывая на Марека. – Мне сообщили, что второй погиб, а о третьем я ничего не знаю.

– А я уверен, – бросил Оливер, – что вы очень хорошо знаете, где они. Они оба работают в лагере Арно, даже сейчас, когда мы о них говорим. И только от них он мог узнать об этом тайном камне.

Марек слушал все это, и в нем нарастало беспокойство. Оливер никогда, даже в лучшие времена, не отличался уравновешенностью. Теперь же, перед неотвратимой угрозой нападения, им овладела явная паранойя, которую к тому же все время подогревал де Кер. Оливер был непредсказуем и очень опасен.

– Мой лорд, – опять заговорил Джонстон.

– И теперь, – перебил его Оливер, – я полностью уверен в том, что подозревал с самого начала! Вы люди Арно. Вы провели три дня в монастыре, а аббат – человек Арно!

– Мой лорд, если вы выслушаете…

– Я не стану слушать! Слушать должны вы. Я, несмотря на все ваши заявления, уверен, что вы работаете против меня, что вы или ваши помощники знаете секретный ход в мой замок и собираетесь убежать через него при первой возможности – вероятно, даже сегодня вечером, под прикрытием атаки Арно.

Марек старался ничем не выдать своих чувств. Именно это они и намеревались сделать, если бы, конечно, Кейт смогла найти проход.

– Ага! – воскликнул Оливер, указав пальцем на Марека. – Видите? Он стиснул челюсти. Он знает, что я говорю правду.

Марек раскрыл было рот, но Джонстон взял его за руку. Профессор ничего не сказал, только мотнул головой.

– Что? Вы не даете ему признаться?

– Нет, мой лорд, поскольку ваши предположения ложны.

Оливер сверкнул глазами на Профессора и снова принялся расхаживать по стене.

– Тогда принесите мне то оружие, которое вы, как предполагалось, готовили.

– Мой лорд, оно еще не закончено.

– Ха! – Еще один взгляд в сторону де Кера.

– Мой лорд, на то, чтобы должным образом размолоть порошок, требуется несколько часов.

– Через несколько часов будет слишком поздно.

– Мой лорд, зелье будет готово вовремя.

– Вы лжец, лжец, лжец! – Оливер сплюнул, топнул ногой и взглянул на осадные орудия. – Посмотрите на равнину. Видите их приготовления? А теперь ответьте мне, магистр, где он?

– Где – кто, мой лорд? – спросил Джонстон после непродолжительной паузы.

– Арно! Где Арно? Его войска собираются для атаки. Он всегда ведет их сам. Но сейчас его там нет. Где он?

– Мой лорд, я не могу предположить…

– Вон она, ведьма из Элтама, стоит там, рядом с катапультами. Видите? Она смотрит на нас. Омерзительная сука.

Марек быстро обернулся. Клер действительно была там, среди солдат; рядом с нею шел сэр Дэниел. Марек почувствовал, что его сердце забилось быстрее только оттого, что он увидел ее, хотя не мог понять, зачем ей понадобилось забираться на передовую линию атаки. А она смотрела на стены. И внезапно резко остановилась. Марек почему-то был уверен, что она увидела его. Ему страшно захотелось махнуть ей рукой, но, конечно, он не сделал этого. Ведь рядом с ним злобно пыхтел и фыркал Оливер. «Но я буду тосковать без нее, когда вернусь», – подумал он.

– Леди Клер, – прорычал Оливер, – шпионка Арно и была ею с самого начала. Она впустила его людей в Кастельгард. И наверняка все это она устроила вместе с этим злокозненным аббатом. Но где сам злодей? Где эта свинья Арно? Его нигде не видно.

106
{"b":"15324","o":1}