ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А в воздухе содержится кислород, – хмуро добавил Марек.

– Вы думаете, что там могли сохраниться какие-нибудь предметы?

– Я не знаю, что там есть, – ответил Марек, – но, что бы там ни находилось, в ближайшие несколько часов оно может оказаться непоправимо испорченным. – Он повернулся к Чангу:

– У нас есть змейка?

– Нет, она в Тулузе, на ремонте.

Змейкой археологи называли между собой оптико-волоконный кабель, который можно было подключить к камере. Его использовали для съемки труднодоступных мест.

– А почему бы не заполнить это помещение азотом? – поинтересовалась Кейт. Если бы они закачали этот инертный газ через отверстие, то он заполнил бы подземную комнату подобно воде. И защитил бы любые экспонаты от окисляющего воздействия кислорода.

– Я бы так и сделал, – ответил Марек, – но у нас есть только один баллон на пятьдесят литров. Этого было совершенно недостаточно.

Она указала на черепа:

– Я понимаю, но если вы начнете что-нибудь делать, то нарушите…

– Мне кажется, что не стоит волноваться из-за этих скелетов, – ответил Чанг. – Они уже перемещены из первоначального положения. И, судя по всему, это было массовое захоронение после сражения. Вряд ли мы сможем много узнать по этим останкам. – Он обернулся и посмотрел вверх. – Крис, кто забрал прожектора?

– Не я, – ответил Крис сверху. – Я думал, что в последний раз ими пользовались именно здесь.

– Нет, они на третьем участке, – сообщил один из студентов.

– Давайте их сюда. Элси, вы закончили свои съемки?

– Я спешу.

– Да или нет?

– Еще минуточку.

Чанг крикнул стоявшим наверху студентам, чтобы те принесли прожектора. Четыре человека тут же взволнованно сорвались с места.

Марек обратился к оставшимся:

– Ладно, ребята, мне нужны фонари, наборы для раскопок, кислородные приборы, телефонные гарнитуры, респираторы, кабели питания и связи – и все это немедленно!

Преодолевая волнение, Кейт продолжала рассматривать отверстие под аркой. Сама арка казалась ей слабой, камни, похоже, почти не были скреплены между собой. Все арки, как правило, держатся за счет веса стен, опирающихся на центральный, замковый камень. Но здесь вся кладка была перекошена, и верхняя, изогнутая часть арки могла внезапно обрушиться А в дыру можно было разглядеть, что там продолжает оползать земля. Кейт видела, как то тут, то там вываливаются и соскальзывают вниз небольшие камешки. Она сочла это нехорошим признаком.

– Андре, я считаю, что лезть туда небезопасно…

– Никто не говорит о том, чтобы лезть. Мы опустим тебя сверху.

– Меня?

– Да. Ты спустишься с арки, а потом пойдешь в глубину. – Вероятно, у Кейт был ошарашенный вид, потому что Марек усмехнулся:

– Не волнуйся, я пойду с тобой.

– Ты понимаешь, что если мы ошибемся… – Она умолкла, подбирая слова. – Нас может похоронить заживо.

– Что с тобой? – насмешливо спросил Марек. – Нервишки сдают?

Больше ему ничего говорить не потребовалось. '* * *

Десять минут спустя она висела в воздухе под показавшимся ей ненадежным арочным сводом перекрытия. За спиной у нее был рюкзак с набором для раскопок, к которому был добавлен кислородный баллон, а на поясе, как ручные гранаты, висели два небольших, но мощных переносных прожектора. Маску респиратора она сдвинула на лоб; из-под нее выглядывала дужка наушников. Провода от радиотелефона уходили в карман, где лежал батарейный источник питания. Обвешанная таким количеством оборудования, Кейт чувствовала себя стесненно, неловко. Марек стоял на своде над ней, держа страховочный канат. И внизу, в яме, Рик и его студенты напряженно глядели на нее.

Она взглянула на Марека.

– Дай пять.

Он вытравил пять футов каната, и она опустилась вниз, чуть коснувшись влажной земли свежеобразовавшейся насыпи. Из-под ее ног выскользнуло несколько струек земли. Кейт шагнула вперед.

– Еще три.

Она стала на четвереньки, опустившись на насыпь всем своим весом Земля держала. Но она тут же перевела встревоженный взгляд на арку. Замковый камень крошился по краям.

– Все в порядке? – окликнул ее Марек.

– Да, – ответила она. – Я пошла внутрь.

Она отползла назад, к зияющему провалу под аркой. Взглянула вверх, на Марека, стоявшего вне светового конуса прожектора.

– Не знаю, Андре, сможешь ли ты сюда спуститься. Земля может не выдержать твоего веса.

– Очень смешно. Кейт, ты не полезешь туда одна.

– Ладно, тогда по крайней мере дай мне прежде туда забраться.

Она щелкнула тумблером, включив свой переносной прожектор. Включила радиотелефон, закрыла рот и нос маской респиратора и поползла сквозь отверстие во тьму.

* * *

Воздух в подземелье оказался на удивление холодным. Желтый луч ее прожектора плясал на голых каменных стенах и каменном полу. Чанг оказался прав это было помещение ниже уровня монастыря. И, похоже, в давние времена, до того, как обрушившаяся земля и камни перекрыли дальнейший проход, оно тянулось на немалое расстояние. Так или иначе, это помещение, в отличие от большинства других, не было заполнено землей. Она направила луч света на потолок, пытаясь определить его состояние, но не смогла как следует разглядеть перекрытие.

Кейт еще немного проползла вперед на четвереньках, а потом начала спускаться, временами скользя, по сырой насыпи к твердому основанию. Спустя несколько мгновений она уже стояла в катакомбах.

– Я на месте.

Вокруг было темно, воздух был ощутимо влажным. Даже сквозь фильтры респиратора чувствовался неприятный запах сырости. Фильтры поглощали бактерии и вирусы. На большинстве участков раскопок никто и не думал о масках, но здесь они требовались, потому что на протяжении четырнадцатого века в городе трижды случались эпидемии чумы, истребившие треть его населения. Хотя считается, что чума переносится зараженными крысами, но существует легочная форма заболевания, и в этом случае зараза передается через воздух, при кашле и чихании, поэтому любой, кто входит в древние закупоренные помещения, должен учитывать…

Она услышала шум у себя за спиной и, оглянувшись, увидела, что сверху, из отверстия, появился Марек. Он поскользнулся и перескочил на земляной пол. В наступившей вслед за этим тишине они оба услышали негромкий шорох камешков и струек земли, неторопливо скатывавшихся с насыпи.

– Ты понимаешь, – сказала она, – что нас тут может завалить и похоронить заживо?

– Всегда смотри на действительность со светлой стороны, – ответил Марек.

Он выступил вперед, держа в руках мощный прожектор, и осветил большой участок подземелья. Теперь, при ярком свете, комната показалась удручающе пустой. Слева находился каменный саркофаг рыцаря: на сдвинутой крышке было вырезано рельефное изображение воина в доспехах. Заглянув внутрь саркофага, археологи увидели, что он пуст. Еще в подземелье находился грубый деревянный стол, стоявший вплотную к стене. На нем ничего не было. Левее начинался коридор, упиравшийся в каменную лестницу, которая вела наверх, заканчиваясь в обрушенной куче земли. В правой части комнаты была еще одна куча земли, которая обрушилась с потолка, перекрыв проход под соседней аркой.

Марек вздохнул.

– Такие волнения… и все попусту.

Но Кейт, продолжая опасаться, что земля обвалится еще раз и заполнит подземелье, в котором они находились, пристально вглядывалась в правую кучу. Именно поэтому она и смогла это увидеть.

– Андре, – позвала она, – подойди сюда.

* * *

Это была кочка цвета земли, грязно-коричневое вздутие на коричнево-бурой насыпи, но поверхность его слегка поблескивала. Кейт обмахнула находку рукой. Это оказалась клеенка. Девушка нащупала твердый угол. В клеенку что-то было завернуто.

Марек заглянул через ее плечо.

– Очень хорошо, просто чудесно.

– А разве тогда существовала клеенка?

– О, да. Клеенку изобрели викинги, вероятно, в девятом столетии. Она получила широкое распространение в Европе к нашему периоду. Хотя я не думаю, что нам удастся найти в монастыре еще что-нибудь, завернутое в клеенку.

23
{"b":"15324","o":1}