ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет. Мы уничтожили ее, – прямо сказал Гордон. – Необходимо уничтожить оригинал для того, чтобы на противоположном конце он мог бы восстановиться. Одно не может произойти без другого.

– Но это значит, что она на самом деле умерла?

– Я так не сказал бы. Видите ли…

– Но если уничтожить человека, который находится на одной из сторон, – настаивала Кейт, – разве он не умрет?

Гордон вздохнул.

– Трудно говорить об этом в традиционных понятиях, – сказал он. – Поскольку вы возрождаетесь практически в тот же самый момент, когда вас уничтожили, то как можно утверждать, что вы умираете? Вы не умираете. Вы просто перемещаетесь куда-то в иное место.

* * *

Стерн был убежден – пусть даже это была всего лишь интуиция, – что Гордон, рассказывая о технологии, был не до конца откровенным. При одном лишь взгляде на изогнутые щиты из воды и стекла, различные аппараты и механизмы, огороженные этими щитами, у него возникло ощущение, что за этим кроется еще что-то, оставшееся без объяснения. Он попытался докопаться до секретов.

– Так, значит, сейчас она находится в другой вселенной? – спросил он.

– Совершенно верно.

– Вы передали ее и она прибыла в другую вселенную? Точно так же, как это происходит с сообщениями по факсу?

– Уместная аналогия.

– Но чтобы восстановить ее, вам нужен еще один факсовый аппарат, с той стороны?

Гордон мотнул головой.

– Вот тут вы ошиблись. Не нужен.

– Но почему же?

– Потому что она уже там.

Стерн нахмурился.

– Она уже там? Как это может быть?

– В самый момент передачи человек уже находится в другой вселенной. И поэтому нам не нужно его восстанавливать.

– Но все же почему? – настаивал Стерн.

– Пока что просто считайте это свойством мультимира. Мы сможем обсудить этот вопрос позже, если вам захочется. Я не уверен, что вашим коллегам будет интересно забивать мозги подобными деталями, – сказал Гордон, кивнув на остальных.

Стерн задумался: «Нет, тут кроется еще что-то. Что-то, о чем он не хочет говорить нам».

Стерн снова оглянулся на площадку перехода, пытаясь найти там какую-нибудь нелогичную деталь, какой-нибудь неуместный предмет. Поскольку он был уверен: здесь должно оказаться хоть что-нибудь неуместное.

– Если я не ошибаюсь, вы говорили нам, что отправляли в иную вселенную всего лишь несколько человек…

– Именно так.

– И не по одному человеку?

– Как правило, по одному. Очень редко двоих.

– Тогда зачем вам столько аппаратов? – поинтересовался Стерн. – Я насчитал восемь штук. Разве не было бы достаточно двух?

– То, что вы видите, это результаты нашей исследовательской программы, – пожав плечами, объяснил Гордон. – Мы постоянно работаем над развитием проекта.

Все, что говорил вице-президент МТК, была вполне логично, и голос его звучал так же ровно, но Стерн был твердо уверен, что в глазах Гордона ему удалось кое-что заметить – проблески глубоко запрятанной тревоги.

За всем этим скрывалось что-то еще.

– Мне казалось, – продолжал Стерн, – что целесообразнее проводить доработки на одних и тех же образцах.

Гордон еще раз пожал плечами, но промолчал.

Несомненно.

– А чем занимаются эти ремонтники? – Стерн не желал ограничиться услышанным и продолжал расспросы. – Я имею в виду аппарат в углу. – Он ткнул пальцем в сторону людей в меховых куртках, которые, стоя на четвереньках, копались в станине одного из устройств. – Что конкретно они там чинят?

– Дэвид, – начал было Гордон, – я действительно считаю…

– Эта технология действительно безопасна? – перебил его Стерн.

– Судите сами, – вздохнул Гордон.

На большом экране, который показывал опустевшую недавно площадку перехода, замелькали вспышки.

– Вот и она, – сказал Гордон.

Вспышки становились все ярче и ярче. Люди снова услышали торопливое пощелкивание, сначала негромкое, а потом все сильнее и сильнее. Наконец клетка достигла своего первоначального размера, туман, покрывавший площадку, закружился в вихре и отполз в сторону. Из кабины выбралась женщина и помахала рукой зрителям.

Стерн, прищурившись, рассматривал ее. На вид она находилась в прекрасном состоянии. Ее внешность была точно такой же, что и перед отправлением.

Гордон в упор взглянул на него.

– Поверьте мне, – проникновенно произнес он, – это совершенно безопасно. – Он повернулся к экрану:

– Ну, Сью, как там дела?

– Превосходно, – ответила та. – Площадка перехода находится на северном берегу реки. Укромное место в лесу. И погода довольно хорошая для апреля. – Она взглянула на часы. – Собирайте вашу команду, доктор Гордон. Я намереваюсь зажечь еще один маячок. А тогда можно будет вернуться туда и вытащить старикашку прежде, чем кто-нибудь успеет накостылять ему по шее.

* * *

– Повернитесь, пожалуйста, на левый бок.

Кейт перекатилась на бок и с тревогой взирала на то, как пожилой человек в белом медицинском халате поднял орудие, напоминавшее пистолет, которым строители вводят герметик в щели, и приложил к ее уху.

– Вы почувствуете тепло.

Тепло! Ей показалось, что в ухо плеснули кипятком.

– Что это такое?

– Органический полимер, – объяснил человек. – Неядовитый, не вызывает аллергических реакций. Подождем восемь секунд. Отлично, а теперь делайте, пожалуйста, жевательные движения. Нужно, чтобы он держался достаточно свободно. Очень хорошо, продолжайте жевать.

Она слышала, как он отошел от нее. Позади нее на столе лежал Крис, после него Стерн, а затем Марек. Она слышала, как старик говорил ее товарищам: «Повернитесь, пожалуйста, на левый бок. Вы почувствуете тепло…»

Спустя немного времени он вернулся, велел ей повернуться на другой бок и ввел полимер в правое ухо. Гордон наблюдал за процедурами из угла комнаты.

– Материал пока еще находится в стадии эксперимента, но до сих пор все работало хорошо. Это полимер, который начнет самостоятельно разлагаться через неделю.

Еще через несколько минут пожилой человек позволил всем встать. Подойдя к каждому, он подергал торчавшие из ушей пластмассовые пробки.

– У меня прекрасный слух, – сказала Кейт, обращаясь к Гордону, – и мне вовсе не нужен слуховой аппарат.

– Это не слуховой аппарат, – ответил тот.

На противоположной стороне комнаты другой человек с помощью бормашины высверливал середину из пластмассовых затычек и вставлял на ее место какие-то крохотные электронные устройства. Он работал на удивление быстро. Когда электроника оказывалась на месте, он закрывал отверстие каплей пластмассы.

– Это машинный переводчик с радиомикрофоном. На тот случай, если вам придется общаться с людьми и нужно будет понять, что они говорят.

– Но даже если я пойму их, – обреченно заметила Кейт, – то все равно не смогу ответить.

Марек слегка подтолкнул ее.

– Не волнуйтесь. Я говорю на окситанском и средневековом французском языках.

– Замечательно! – не скрывая сарказма, воскликнула она. – И ты, конечно, обучишь меня им за оставшиеся пятнадцать минут.

Кейт была вся напряжена в ожидании того, что ее сейчас уничтожат, испарят, разрушат, или черт знает что еще они могли устроить в этой кошмарной машине, и слова сами выскакивали у нее изо рта.

Марек удивленно посмотрел на нее.

– Нет, – серьезно ответил он. – Но если ты будешь держаться рядом со мной, то я смогу о тебе позаботиться.

Серьезность старшего товарища каким-то образом помогла ей немного успокоиться. «Он предельно порядочный человек, – подумала она. – Наверное, он действительно позаботится обо мне». Ей стало легче.

Прошло несколько минут, и все были оснащены крошечными наушниками из пластмассы телесного цвета.

– Сейчас они выключены, – сообщил Гордон. – Чтобы включить их, достаточно нажать пальцем на любое ухо. А теперь прошу вас пройти сюда…

* * *

Гордон вручил каждому из них по небольшому кожаному мешочку.

39
{"b":"15324","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
В глубине ноября
Потерянные девушки Рима
Уроки обольщения
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Мой любимый враг
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Гончие Лилит