ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Эркле, нет. – (В наушнике: «Клянусь Геркулесом, нет»).

– Вот тебе и ответ.

Несмотря на возраст, мальчик говорил резко, как будто привык командовать. Стражник молча пожал плечами и отвернулся. Мальчик и Крис прошли в ворота и оказались в деревне.

Сразу за стеной находилось несколько крестьянских домов с огороженными участками возле них. Здесь невыносимо воняло свиньями. И действительно, около каждого из крытых соломой домишек были выстроены закуты, откуда доносилось хрюканье. Миновав свинарники, они поднялись по лестнице и оказались на вымощенной булыжником кривой улице, по обеим сторонам которой стояли каменные дома. Теперь они находились уже в самом городе.

Улица была узкой, вторые этажи строений были выдвинуты вперед, почти смыкаясь над мостовой, так что солнечные лучи не достигали земли. Первые этажи сплошь занимали лавки и мастерские: кузнеца, плотника, который изготавливал также и бочки, портного и мясника. Мясник, облаченный в грязный клеенчатый передник, прямо на булыжной мостовой перед дверью лавки резал оглушительно визжавшую свинью; одни прохожие переступали через лужу не успевшей потемнеть крови и вывалившиеся кишки, другие не обращали на них никакого внимания и шагали как придется.

Улица была полна шумного народу. Крис чуть не терял сознание от вони, а мальчик вел его все дальше. Вот они оказались на мощеной площади, посреди которой размещался крытый рынок. Тогда, во время раскопок, здесь было просто поле. Крис замедлил шаг и огляделся, пробуя сопоставить то, что ему было известно прежде, с тем, что видел сейчас собственными глазами.

С другой стороны площади к мальчику торопливо подошла, почти подбежала хорошо одетая молодая женщина, у которой в руках была корзина с овощами.

– Мой дорогой сэр, – с тревогой в голосе сказала она, – сэр Дэниел очень обеспокоен вашим длительным отсутствием.

При виде девушки на лице мальчика появилось раздраженное выражение.

– Тогда скажи моему дяде, что я во благовременье посещу его, – сердито бросил он.

– Он будет очень рад этому, – ответила девушка и поспешно удалилась по узкой улице.

А мальчик повел Криса в противоположном направлении. Он не сказал ни слова по поводу этой беседы, а только что-то бормотал себе под нос.

Они оказались на открытой площадке перед самым замком. Площадка была залита солнечным светом и пестрела от одежд пешеходов и особенно убранств рыцарей, неспешно проезжавших на конях, помахивая разноцветными флагами.

– Как много зрителей собралось на турнир, – заметил мальчик.

Впереди показался разводной мост, ведущий в замок Крис посмотрел на мощные стены и высокие башни. По верху стены шли несколько латников, поглядывая на толпу. Мальчик без малейшего колебания вел его вперед. Крис, словно со стороны, услышал, как его ноги гулко протопали по доскам разводного моста. В воротах стояли двое стражников. Приближаясь к ним, он почувствовал, как его тело напряглось.

Но стражники не обратили на них ни малейшего внимания. Один рассеянно кивнул подходившим, а другой вообще повернулся к ним спиной и принялся соскребать грязь с подошвы обуви.

Крис был поражен этим безразличием.

– Разве они не должны охранять вход?

– А зачем? – в свою очередь удивился мальчик. – Ведь сейчас день. И нас никто не атакует.

Из замка вышли три женщины с корзинами; их головы были обернуты белой тканью так, что были видны только лица. Стражники и на них не захотели взглянуть, так что женщины, болтая и пересмеиваясь, беспрепятственно прошли наружу.

Крис понял, что столкнулся с одним из тех анахронизмов, которые так глубоко укоренились в сознании историков, что никому даже и не приходило в голову усомниться в них. Замки были цитаделями, они всегда имели приспособленный к длительной обороне вход: ров, разводной мост и так далее. И все были уверены, что такой вход непременно бдительно охранялся.

Действительно, почему все должно было обстоять именно так? В дни мира замки были центрами деловой и общественной жизни, сюда постоянно приходили и уходили люди, которым нужно было увидеть лорда, доставить товары … Охранять его не было никаких причин. Особенно днем, как сказал мальчик.

Крис вдруг обнаружил, что сравнивает такое положение с организацией охраны в современных ему деловых зданиях. Те по-настоящему охранялись только по ночам; в течение дня охранники тоже имелись там и находились на виду, но только для того, чтобы давать информацию посетителям. И, вполне возможно, таковы же были обязанности этих стражников.

Но, с другой стороны…

Проходя через арку входа, он поднял взгляд на шипы портикула – большой железной решетки, которая была сейчас поднята значительно выше его роста. Он точно знал, что опустить ее можно за одну-две секунды. А после этого в замок уже нельзя было войти. И убежать из него.

Ему было довольно легко попасть в замок. Но он не был уверен, что сможет так же просто его покинуть.

* * *

Они вступили в большой внутренний двор; все его стены были каменными. Там находилось много привязанных лошадей без всадников, а ратники, одетые в малиновые с серым туники, сидели тут и там небольшими группками, увлеченные полуденной трапезой. Высоко над головой Крис увидел деревянные галереи, бегущие вдоль стен. А впереди находилось еще одно здание, с редкими окошками, прорезанными в трех уровнях в каменных стенах, и с башнями наверху. Это был замок в замке. Именно туда и вел его мальчик.

* * *

Двери внутреннего замка тоже были открыты. Рядом стоял единственный стражник, обсасывавший куриную кость.

– Мы идем к леди Клер, – сказал мальчик. – Она хочет взять этого ирландца к себе на службу.

– Да будет так, – промычал стражник; он тоже не проявил ни малейшего любопытства. Они прошли внутрь. Крис увидел перед собой коридор со сводчатым потолком, который вел к большому залу, где, стоя, разговаривали множество богато одетых мужчин и женщин. Их голоса гулко отдавались от каменных стен.

Но мальчик не дал ему возможности осмотреться. Он провел Криса по узенькой лестнице, где гулял ветер, на второй этаж, затем по коридору меж каменных стен, и наконец они очутились в анфиладе комнат.

Три девушки в белых одеяниях бросились к мальчику и принялись целовать его. Казалось, что они испытывают невероятное облегчение.

– Благодарение богу, моя леди, – воскликнула одна из них, – вы вернулись!

– Моя леди?.. – опешил Крис.

В ту самую секунду, когда он вымолвил эти слова, черная шапка отлетела в сторону, и по плечам мальчика рассыпались золотистые волосы, сразу превратив его в молодую девушку. Она склонила голову, но это движение сразу же сменилось реверансом.

– Я всем сердцем сожалею и прошу вашего прощения за этот обман.

– Кто вы? – еле ворочая языком, проговорил Крис.

– Мое имя Клер.

Девушка выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза. Крис увидел, что она старше, чем он воспринимал ее в облике мальчика, – наверно, лет двадцати двух – двадцати трех. И очень красивая.

Он почувствовал, что у него сам собой раскрылся рот, и не смог больше ничего сказать. Он и понятия не имел, что ему говорить или делать. Крис чувствовал себя глупым и неуклюжим.

В наступившем молчании одна из девушек вышла вперед, тоже присела в реверансе перед Крисом и сказала:

– С вашего позволения, это леди Клер Эйтхем, с недавних пор – вдова сэра Джеффри Эйтхема, господина больших владений в Гиенни и Миддлсексе. Сэр Джеффри умер от ран, полученных при Пуатье, и теперь сэр Оливер – владетель этого замка – является опекуном моей госпожи. Сэр Оливер считает, что она должна снова выйти замуж, и выбрал в качестве будущего супруга сэра Ги Малегана, известного в этих местах дворянина. Но моя госпожа отказывается от этого союза.

Клер повернулась и пронзила девушку грозным взглядом. Но та увлеклась и продолжала болтать:

– Моя госпожа объявила всему миру, что сэр Ги не сможет защитить ее владения во Франции и Англии. Но сэр Оливер рассчитывает получить выгоду от этого брака, и Ги…

54
{"b":"15324","o":1}