ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень вкусно, благодарю вас, – ответил Стерн. – Я, в общем-то, не голоден.

– Послушайте совета старого вояки, – добродушно проговорил Гордон. – Всегда наедайтесь плотно. Потому что никто не может сказать наверняка, когда удастся поесть в следующий раз.

– Я уверен, что вы правы, – отозвался Стерн, – просто я не голоден.

Гордон пожал плечами и вернулся к своей яичнице.

В комнату вошел человек в накрахмаленной куртке официанта.

– О, Гарольд, – приветствовал его Гордон. – У вас есть готовый кофе?

– Да, сэр, – сразу же ответил тот, – если желаете, капуччино.

– Будьте любезны, черный.

– Конечно, сэр.

– А вы, Дэвид? – поинтересовался Гордон. – Кофе?

– Эспрессо с обезжиренным молоком, если можно.

– Конечно, сэр. – Гарольд вышел.

Стерн смотрел в окно. Он слышал, как Гордон ест, как его вилка постукивает по тарелке. Наконец он сказал:

– Я хотел бы убедиться в том, что не ошибаюсь в оценке ситуации В настоящее время они не могут вернуться, правильно?

– Правильно.

– Потому что не существует площадки для их приема.

– Совершенно верно.

– Потому что площадка блокирована развалинами.

– Правильно.

– И сколько у них еще останется времени для возвращения?

Гордон вздохнул и отодвинулся от стола.

– Все должно быть в порядке, Дэвид, – сказал он. – Все окончится просто прекрасно.

– Я всего лишь прошу вас ответить мне. Сколько?

– Ну, что ж, давайте посчитаем. Еще три часа на очистку воздуха в пещере. Накинем даже еще час. Четыре часа. Затем два часа на разборку развалин. Шесть часов. Затем необходимо восстановить водные щиты.

– Восстановить водные щиты? – переспросил Стерн.

– Три кольца воды. Они абсолютно необходимы.

– Для чего?

– Чтобы свести к минимуму ошибки транскрипции.

– И что же все-таки такое ошибки транскрипции? – продолжал расспрашивать Стерн.

– Ошибки при восстановлении. Когда человек воссоздается аппаратом.

– Но вы говорили мне, что никаких ошибок не бывает. Что вы можете абсолютно точно воссоздать человека.

– Да. Фактически можем. Но когда мы ограждены щитом.

– А если щита нет?

Гордон опять вздохнул.

– Но щит будет, Дэвид, – он посмотрел на часы. – Я хотел бы, чтобы вы перестали так волноваться. До тех пор пока мы сможем восстановить площадку перехода, как ни верти, остается еще несколько часов. Вы расстраиваетесь понапрасну.

– Знаете, я продолжаю думать, – не вняв совету, продолжал Стерн, – что быть того не может, чтобы мы совершенно ничего не могли сделать. Послать сообщение, установить какой-нибудь контакт…

Гордон покачал головой:

– Нет. Никаких сообщений, никаких контактов. Это просто невозможно. На какое-то время они полностью отрезаны от нас. И мы ничего не можем с этим поделать.

30:40:39

Кейт Эриксон прижалась к стене, ощутив даже сквозь одежду прикосновение влажного камня. Услышав голоса, она сразу же юркнула в ближайшую камеру и теперь ждала, затаив дыхание, пока стражники, посадив в темницу Марека и Криса, возвратятся назад. Стражники смеялись и, судя по всему, пребывали в отличном настроении. Она услышала, как один из них сказал:

– Сэр Оливер ужасно злился, когда этот северянин выставил дураком его лейтенанта.

– А второй был еще хуже! Болтается, сидя на лошади, словно тряпка на ветру, и все же преломил два копья с Черной Головой!

Общий смех.

– Главное, что он выставил Черную Голову дураком. За это лорд Оливер еще до темноты отрубит им головы.

– А я думаю, что он расколет им черепушки еще перед ужином.

– Нет, после. Толпа будет больше.

Новый взрыв смеха.

Они шли по коридору, их голоса становились тише. Вскоре она с трудом могла расслышать их. Потом короткая пауза – наверно, они начали подниматься по лестнице. Нет, не начали. Она услышала очередной раскат смеха. И еще один. Причем он звучал как-то странно, принужденно.

Что-то здесь было не то.

Она прислушалась повнимательнее. Они что-то говорили насчет сэра Ги и леди Клер, но что точно, она не могла понять. До нее доносилось: «…очень рассержен на нашу леди…», – новый взрыв смеха.

Кейт нахмурилась.

Звучание этих голосов уже не было столь отдаленным.

Нехороший признак. Они возвращались.

«Почему, – подумала она. – Что случилось?»

Она взглянула в сторону двери. И там, на каменном полу, увидела входящую в камеру цепочку своих собственных влажных следов.

Ее обувь промокла в траве возле ручья. Впрочем, у всех остальных тоже, и посреди коридора проходила грязная влажная дорожка, оставленная множеством ног. Но один след – ее след – сворачивал оттуда к камере.

И они каким-то образом это заметили.

Проклятье.

Голос:

– Когда закончится турнир?

– К вечерне.

– Святая кровь, значит, он уже почти кончился!

– Лорд Оливер быстро поужинает и будет готовиться к встрече Архипастыря.

Она прислушивалась, пытаясь определить количество голосов. Сколько же там было солдат? – пыталась припомнить она. По меньшей мере трое. Возможно, пять. Тогда она не обратила на это внимания.

Проклятье.

– Говорят, что Архипастырь ведет тысячу воинов…

На пол перед ее камерой легла тень. А это значило, что они стояли теперь по обеим сторонам от двери.

Что она могла сделать? Единственное, что она знала, было то, что она не могла позволить схватить себя. Она была женщиной и никак не могла объяснить своего появления здесь. Ее просто изнасиловали бы, а потом убили.

Но вдруг ей пришло в голову: они же не знают, что она женщина. Еще не знают. За дверью стихло, потом зашаркали чьи-то ноги. Как намереваются они действовать? Вероятно, пошлют одного человека в камеру, а остальные тем временем будут ждать снаружи. И приготовятся к встрече, заранее размахнутся мечами…

Этого дожидаться не следовало. Кейт низко пригнулась и бросилась прочь из камеры.

Она столкнулась с не ожидавшим нападения стражником, который только-только успел переступить порог, пнула его сбоку по коленке, и тот, взвыв от боли и неожиданности, упал навзничь. Его товарищи тоже закричали, но она уже успела проскочить в дверь; позади нее с глухим лязгом, высекая искры, ударился в стену меч, но она уже неслась по коридору.

– Баба! Баба!

Стражники, не теряя времени впустую, погнались за ней.

Вот она уже оказалась на винтовой лестнице и, перескакивая через две ступеньки, легко бежала вверх. Снизу до нее доносился звон доспехов гнавшихся за нею стражников. Но она уже была на первом этаже и, не раздумывая, сделала первое, что ей пришло в голову: бросилась в глубь большого зала.

Он был совершенно пуст; столы были уже приготовлены для пира, но еду на них еще не расставляли. Она бежала вдоль столов, высматривая место, куда можно было бы спрятаться. За гобеленами? Нет, они висели прямо на стенах. Под скатертями? Нет, стражники обязательно заглянут туда и, конечно, найдут ее. Куда же? Куда? Она увидела огромный камин, в котором все так же пылал яркий огонь. Не было ли там тайного хода? Где же он был: здесь, в Кастельгарде, или в Ла-Роке? Она не могла вспомнить. Следовало бы в свое время быть повнимательнее.

Мысленным взором она увидела себя, одетую в легкие шорты, футболку и легкие кроссовки; увидела, как бродит она по руинам, лениво записывая в блокнот свои наблюдения. Ее тогдашнее беспокойство – если, конечно, она о чем-то беспокоилась вообще – ограничивалось тем, чтобы оправдать ожидания научных светил.

Ей следовало быть повнимательнее!

Кейт услышала громкий топот погони. Времени больше не было. Она подбежала к камину в девять футов высотой и метнулась за огромный позолоченный круглый экран. Огонь ярко пылал, обдавая ее тело волнами жара. Она услышала, как стражники вошли в зал, услышала их крики, звук бегущих ног. Девушка съежилась позади экрана, затаила дыхание и выжидала.

* * *
67
{"b":"15324","o":1}