ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осмотревшись, Марек нашел тяжелую палку, которой ворошили зерно в бункере, и дал ее Кейт. В углу обнаружилось несколько бутылок с вином. Он взял две, открыл дверь и сказал что-то по-окситански, призывно махнув бутылками солдатам. Те сразу же подошли, откликнувшись на призыв.

– Сильнее, – вполголоса проронил Марек, чуть подтолкнув Кейт.

Первый солдат уже был на расстоянии вытянутой руки, и Кейт изо всех сил ударила его палкой по непокрытой голове. Она была уверена, что пробила ему череп, но ошиблась: противник упал, но сразу же попытался подняться. Она ударила еще дважды, и только после этого тот улегся ничком и больше не шевелился. Марек тем временем разбил бутылку о голову второго солдата и принялся наносить ему тяжелые удары в живот. Ратник тем не менее пытался сопротивляться, и Кейт пришлось тоже ударить его по голове. Только после этого он затих.

Марек кивнул, прикрыл меч рясой и вышел на мостки, нагнув голову, как подобало монаху. Кейт последовала за ним.

Она не осмеливалась поднять взгляд на солдат, стоявших на вершинах башен. Просторное одеяние скрывало охватившую ее дрожь, но лук она не могла спрятать, и ей пришлось держать его на виду.

Она не знала, видел их кто-нибудь или нет. Все же им удалось беспрепятственно пройти несколько ярдов, отделявших их от второго здания, и Марек на секунду застыл у двери. Оба прислушались, но не услышали ничего, кроме громкого ритмичного стука и шумного плеска реки под ногами.

Марек открыл дверь.

* * *

Крис, кашляя и отплевываясь, барахтался в реке. Течение заметно ослабело, но успело отнести его на сотню ярдов от мельницы. На обоих берегах реки он видел множество людей в цветах Арно. Очевидно, они ожидали приказа атаковать мост. Тут же стояли лошади под присмотром пажей.

Солнце светило прямо в лица воинам Арно де Серволя; поверхность воды сияла ослепительным зеркальным блеском. Крис видел, как ратники щурятся и отворачиваются от реки. «Они не смогут разглядеть меня против такого яркого света», – понял он.

Не делая ни одного лишнего движения, не пытаясь грести, он позволил течению отнести себя к северному берегу Дордони и скользнул в густые камыши, росшие вдоль берега. Здесь его никто не мог увидеть, и он позволил себе перевести дух. Он должен находиться на этой стороне реки – французской стороне, – ибо только здесь можно было надеяться вновь увидеть Андре и Кейт.

Вообще-то Крис не мог предположить, много ли шансов на встречу, даже в том случае, если его друзьям удастся выбраться из своего рейда живыми. Ведь и на мельнице, и вокруг было полным-полно солдат.

А потом он вспомнил, что Марек все еще носил с собой керамический маяк. Если Марек погибнет или исчезнет, то они никогда не смогут вернуться домой. «Но мы скорее всего и так не сможем вернуться», – подумал Крис.

Что-то мягко шлепнуло его по затылку. Оглянувшись, он увидел в воде раздувшуюся дохлую крысу. Приступ острого отвращения толкнул его прочь из воды. Там, где он сейчас находился, солдат не было; они прятались в тени большого дуба ярдах в двенадцати-пятнадцати ниже по реке.

Крис на четвереньках выбрался из воды и нырнул в подступавший к реке кустарник. Он чувствовал, как пробивавшиеся сквозь листву солнечные лучи обогревают его тело. Слышал, как невдалеке перебрасываются репликами и смеются солдаты. Он знал, что должен убраться отсюда, найти более укромное место. Там, где он сейчас находился, среди низких прибрежных кустарников, его мог увидеть любой, идущий вдоль кромки воды Но после того, как Крис немного согрелся, он вдруг почувствовал, что им овладевает неимоверная усталость. Его веки смыкались, руки и ноги внезапно отяжелели, и, несмотря на ясное осознание опасности своего положения, он сказал себе, что закроет глаза буквально на несколько секунд.

На несколько секунд…

* * *

Внутри здания стоял оглушительный шум. Войдя на неогражденную площадку второго этажа, Кейт вздрогнула от грохота. Взглянув вниз, она увидела два ряда наковален, на которые со звонким стуком, отдававшимся гулким эхом от каменных стен, непрерывно обрушивались тяжелые молоты, прикрепленные к толстым канатам.

Возле каждой наковальни стояла бадья с водой и жаровни с пылающими углями. Здесь, очевидно, сталь закаляли, поочередно нагревая ее в пламени, проковывая, и охлаждая в воде. Молоты приводились в движение вращением водяных колес.

Но сейчас молоты бессмысленно долбили по пустым наковальням, а вместо кузнецов в помещении находились семь или восемь солдат, одетых в так хорошо знакомую малиновую с серым форму лорда Оливера. Они осматривали каждый угол помещения, заглядывали под валы, чуть ли не засовывали головы под тяжеленные молоты, простукивали стены в поисках тайников и рылись в ящиках с инструментами.

Было совершенно ясно, что они искали: ключ брата Марселя.

Марек повернулся к ней и показал знаком, что они должны спуститься по лестнице и войти в боковую дверь, которая сейчас стояла приоткрытой. Это была единственная дверь в боковой стене; на ней не было никакого замка, и можно было почти безошибочно утверждать, что это и есть келья Марселя.

Которую наверняка уже обыскали.

Но это, по непонятной ей причине, не беспокоило Марека, который уже, глядя под ноги, спускался по лестнице. Очутившись внизу, они миновали несколько грохочущих молотов и проскользнули в дверь.

Марек быстро огляделся.

Это и впрямь была монашеская келья. В крошечном помещении находилось поразительно мало предметов: лишь узкая кровать, кувшин для воды и ночной горшок Подле кровати стоял крошечный столик со свечой Больше ничего не было. На воткнутом в щель двери деревянном колышке висели две белые рясы Марселя.

Больше ничего.

С первого взгляда было ясно, что никаких ключей в этой комнате не было. А если когда-то они и были здесь, то солдаты наверняка уже нашли их.

Но, к удивлению Кейт, Марек опустился на четвереньки и сунул голову под кровать.

* * *

Марек помнил, что сказал ему аббат перед тем, как в спину тому вонзилась стрела.

Аббат не знал местоположения подземного хода и страстно желал его выяснить, чтобы сообщить Арно. Аббат с готовностью ухватился за предложение Профессора покопаться в старых документах, и это, разумеется, имело смысл в том случае, если Марсель настолько ослабел разумом, что был не в состоянии вспомнить сделанное им же самим когда-то.

Профессор обнаружил документ, в котором упоминался ключ, и, судя по всему, считал, что сделал открытие чрезвычайной важности, но аббат был очень нетерпелив: «Конечно, у него был ключ, у него было много ключей…»

Выходит, аббат уже знал о существовании ключа. Ему было известно, где он находился. Но тем не менее он не мог им воспользоваться.

Но почему же?

Кейт тронула Марека за плечо. Подняв голову, он увидел, что девушка отодвинула в сторону висевшие на двери одежды, а под ними оказались три вырезанных в дереве узора. Они напоминали древнеримский стиль и казались совершенно нехарактерными для Средневековья.

И лишь спустя несколько секунд до него дошло, что это были вовсе не декоративные узоры, а какие-то схемы.

Это и были ключи.

* * *

Схема, которая привлекла его внимание, была третьей, самой дальней от него. И выглядела она вот так:

Бороздки узора были такими же темными, как доски двери; его вырезали много лет тому назад. Несомненно, солдаты уже видели его. Но поскольку поиски продолжались, они не смогли понять увиденного.

Зато Марек понял.

Кейт взглянула на него и произнесла одними губами:

– Лестница?

Марек ткнул пальцем в резной узор и точно так же, беззвучно, проронил:

– Карта.

Потому что теперь-то ему все стало ясно.

Слово «VIVIX» не удалось найти в словаре, потому что словом оно на самом деле не было. Это был ряд римских цифр: V, IV и IX. И эти цифры соответствовали определенным направлениям, которые были обозначены в пергаменте как «DESIDE». Что тоже не было словом, а скорее всего являлось аббревиатурой латинских слов «DExtra, SInistra, DExtra», или же, в переводе, «право, лево, право».

91
{"b":"15324","o":1}