ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один из малиновых солдат с ехидным видом громко сказал другому:

– Вон идет незаконнорожденный лорд Нарбонны. Его дела слишком грязны даже для Арно.

Крис все еще пытался понять смысл этих слов, а красивый рыцарь уже резко обернулся.

– Это ты сказал? – громовым голосом крикнул он и, недолго думая, схватив ратника за волосы, откинул его голову назад. В левой его руке непонятно откуда появился кинжал, и он одним движением перерезал солдату горло. Кровь с неприятным, каким-то чавкающим звуком хлынула на грудь убитого.

– Ты произнес последнее в жизни оскорбление, – уже спокойным голосом сказал красивый рыцарь. Он стоял, улыбаясь убитому им человеку, глаза которого широко раскрылись от запоздалого ужаса, и смотрел, как из того вытекала кровь Но убитый все еще оставался на ногах. Крису показалось, что тот стоял целую вечность, хотя на деле это не могло продолжаться дольше тридцати-сорока секунд. А красивый рыцарь молча смотрел на свою жертву, и искренняя улыбка так и оставалась на его лице.

В конце концов человек опустился на колени, склонив на грудь голову, словно молился. Рыцарь спокойно подцепил подбородок солдата ногой и слегка пнул его, так что тот упал на спину, и все так же, приветливо улыбаясь, наблюдал за агонией, которая продолжалась еще около минуты. Наконец ратник умер.

Красивый рыцарь склонился над ним и обтер лезвие кинжала о шоссы лежавшего. Потом, подумав секунду, вытер свой испачканный кровью башмак полой его накидки, после чего кивнул Крису и Кейт.

И они вошли в церковь Пресвятой Девы монастыря Сен-Мер.

* * *

В церкви было темно от дыма. Ее первый этаж представлял собой просторный пустой зал; здесь в течение уже двух веков не было никаких скамей или сидений. Вошедшие стояли в глубине зала. Красивый рыцарь казался довольным, оттого что им приходится ждать. Поодаль от них сбились в кучку несколько перешептывавшихся солдат.

Посреди церкви молился, стоя на коленях, одинокий рыцарь.

Крис обернулся, чтобы взглянуть на других рыцарей. Они, как ему показалось, о чем-то ожесточенно спорили между собой, но он ничего не слышал и не мог даже представить себе, о чем шла речь.

Спустя несколько минут ожидания Крис вдруг почувствовал, как что-то капнуло ему на плечо. Подняв глаза, он увидел прямо над собою повешенного, который медленно вращался на веревке.

По его ногам стекала моча. Крис отступил подальше от стены и увидел, что с галереи второго этажа свисают на веревках еще полдюжины тел со связанными за спиной руками. Трое были одеты в красные сюрко Оливера. Еще на двоих были крестьянские одежды, а последний был облачен в белую монашескую рясу. Еще два человека сидели на полу, молча следя за тем, как к перилам галереи привязывают новые веревки. Они были неподвижны и, судя по всему, полностью смирились со своей судьбой.

Молившийся перекрестился и поднялся на ноги.

– Мой лорд Арно, – обратился к нему красивый рыцарь, – я привел помощников.

– А? Что вы сказали? Помощников?

Арно де Серволь повернулся к ним. Это был худощавый человек, приблизительно тридцати пяти лет, с узким, неприятным, хитрым лицом. К тому же он страдал тиком, от которого дергался нос, что делало его похожим на постоянно принюхивавшуюся крысу. Его броня была залита кровью. Он обвел пришедших неподвижным скучающим взглядом.

– Вы говорите, Раймонд, что это помощники?

– Да, мой лорд. Помощники магистра Эдуардуса.

– А, вот что… – Арно обошел их кругом. – А почему они мокрые?

– Мы выловили их из реки, мой лорд, – ответил Раймонд. – Они были на мельнице и убежали оттуда в последний момент.

– Вот как… – Скучающее выражение исчезло из глаз Арно, в них вспыхнул интерес. – Молю вас, расскажите мне, как вы уничтожили мельницу?

Крис нервно откашлялся и сказал:

– Мой лорд, это не наших рук дело.

– Что? – Арно нахмурился и вопросительно взглянул на Раймонда. – Что он сказал? Его невозможно понять.

– Мой лорд, они из Ирландии, а может быть, с Гебридских островов.

– Вот как? – Арно, видимо, любил переспрашивать. – Значит, они не англичане. Это говорит в их пользу. – Он еще раз обошел их, затем остановился и посмотрел в лица. – Вы понимаете меня?

– Да, мой лорд, – сказал Крис, припомнив свои беседы с леди Клер. На этот раз де Серволь, казалось, понял его.

– Вы англичанин?

– Нет, мой лорд.

– Верю, что вы не из них. Вы кажетесь слишком кротким и не склонным к войне. – Он взглянул на Кейт. – Этот свеж, как молодая девушка. А этот… – Он стиснул железными пальцами бицепс Криса. – Он стряпчий или писец. Уверен, что он не англичанин. – Арно вздернул голову; его нос задергался. – Потому что англичане – дикари! – заявил он во весь голос, и его слова эхом разнеслись по дымной церкви. – Вы согласны?

– Да, мой лорд, – ответил Крис.

– Англичане не знают иной жизни, кроме глубокой неудовлетворенности и бесконечных свар. Они постоянно убивают своих королей, такова их дикарская традиция. Наши норманнские братья победили их и попытались привить им цивилизованность, но, естественно, у них ничего не вышло.

Варварство слишком сильно смешалось с саксонской кровью. Англичанам доставляют радость разрушение, убийства и пытки. Но им недостаточно сражаться друг с другом на своем жалком холодном острове, они вторгаются со своими армиями сюда, на эту мирную и процветающую землю, и приводят в ничтожество простых людей. Вы согласны?

Кейт кивнула, затем поклонилась глубже.

– Ничего иного я и не ожидал, – сказал Арно. – Их жестокость не сравнима ни с чем. Вы слышали об их старом короле? Эдуарде II? Вы знаете, как эти ублюдки убили его раскаленной кочергой? Короля! Поэтому неудивительно, что с нашими селянами они обходятся с еще большей жестокостью.

Он прошелся взад-вперед по церкви, а потом снова повернулся к ним.

– А тот человек, который благодаря этому пришел к власти, Хью Щедрый? Согласно английской традиции ему тоже следовало быть убитым. И вы знаете, как это случилось? Его привязали к лестнице на площади перед толпой народа, отрезали от тела потаенные части и сожгли их прямо перед ним. И только после этого обезглавили! Ну, как? Charmant! [41] И снова он уставился на них, ожидая согласия. И снова они кивнули.

– И наконец, последний король, Эдуард III усвоил уроки жизни своих предков – он должен бесконечно вести войну, иначе ему грозит неминуемая смерть от рук собственных подданных. И поэтому он и его трусливый сын, принц Уэльский, вновь несут свои варварские нравы во Францию, в страну, которая не знала подобных диких войн до тех пор, пока они не явились на нашу землю со своими chevauchees [42], чтобы убивать наших крестьян, насиловать наших женщин, резать наш скот, вытаптывать наши поля, жечь наши города и разрушать нашу торговлю. Зачем? Только для того, чтобы кровожадный английский дух мог найти себе выход за пределами собственной земли. Чтобы присвоить богатства более благородной страны. Чтобы каждая английская дама могла подавать своим гостям угощения на французских тарелках. Чтобы они могли называть себя благородными рыцарями, хотя они не совершают никаких более отважных деяний, чем рубить насмерть детей и их матерей.

Арно прервал свою тираду. Его беспокойный и подозрительный взгляд заметался между Крисом и Кейт.

– И именно поэтому, – сказал он наконец, – я не могу понять, почему вы присоединились к стороне этой английской свиньи, Оливера.

– Это не так, мой лорд, – поспешно возразил Крис.

– Я не слишком терпелив. И я знаю: вы помогаете Оливеру, потому что ваш магистр находится у него на службе.

– Нет, мой лорд. Магистр попал к нему против своего желания.

– Против… его… – Арно взмахнул рукой, как будто отгонял навозную муху – Кто может мне объяснить, что бормочет этот мокрый мошенник?

Красивый рыцарь подошел поближе.

вернуться

41

Charmant – очаровательно (фр.)

вернуться

42

Chevauchees – конники, кавалеристы (фр.)

94
{"b":"15324","o":1}