ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Но каким образом? – подумал он. – Стены Ла-Рока толщиной в десять футов. И пушечному ядру пробить их не под силу».

Красивый рыцарь поднял руку в прощальном салюте.

– Да примет вас бог под свою длань и пошлет вам безопасную дорогу.

– Да благословит вас господь, и да ниспошлет он вам свою благодать, – ответил Крис.

Затем рыцарь подхлестнул их лошадей, и те ленивой рысцой понесли своих наездников в сторону Ла-Рока.

* * *

По дороге Кейт рассказала Крису о том, что они нашли в келье Марселя, и о Зеленой часовне.

– А ты знаешь, где она находится? – спросил Крис.

– Да. Я видела ее на обзорной карте. Она расположена примерно в полумиле к востоку от Ла-Рока. Туда ведет лесная дорога.

Крис вздохнул.

– Теперь мы знаем, как найти этот чертов проход, – сказал он, – но маяк был у Андре, а Андре мертв. И мы все равно не сможем вернуться домой.

– Нет, – возразила Кейт, – маяк у меня.

– Да ну?

– Андре отдал его мне на мосту. Я думаю, он знал, что не сможет выбраться оттуда живым. Он мог убежать и спастись, но не сделал этого. Он остался и спас меня.

Она негромко заплакала.

Крис ехал молча. Он вспоминал, как посмеивались аспиранты над увлечением Марека: «Вы только представьте себе – он действительно верит в это дурацкое рыцарство!» Они принимали его поведение за эффектную позу. Ребята считали, что он разыгрывает вычурную роль, ведь в конце двадцатого столетия нельзя убедить людей в том, что ты на самом деле веришь в честь и правду, в телесное здоровье, в необходимость защищать женщин от опасности, в святость истинной любви и тому подобную чепуху.

Но, очевидно, Андре по-настоящему верил во все это.

* * *

Они проезжали по местности, которая, казалось, родилась в тайных безднах ночного кошмара. Бледный диск солнца чуть проглядывал сквозь тучи пыли и дыма. По сторонам дороги тянулись виноградники, но все лозы были сожжены; от них остались лишь почерневшие пни, от которых поднимались струйки дыма. В погубленных садах деревья вздымали к небесам обугленные ветви. Сожжено было все.

Отовсюду доносились жалобные стоны раненых солдат. Многие из отступавших упали прямо возле дороги. Некоторые еще дышали, но лица большинства смерть уже окрасила серым.

Крис остановился и слез с лошади, чтобы забрать оружие у одного из мертвецов. Увидев его, один из лежавших поблизости раненых не то прокричал, на то провыл на ломаном французском:

– Secors, secors! [45] Крис подошел к нему. Из тела солдата торчали две стрелы: одна глубоко воткнулась в живот, а вторая пробила грудь.

Ему было не больше двадцати лет, и он, судя по всему, знал, что обречен. Лежа на спине, он умоляющими глазами смотрел на Криса и что-то говорил. Увидев, что тот ничего не понимает, раненый показал рукой на свой рот и вновь заговорил, теперь уже на каком-то подобии латыни:

– Aquam. Da mihi aquam.

Он страдал от жажды и хотел пить. Крис беспомощно пожал плечами. У него не было воды.

Лицо раненого исказилось сердитой гримасой, он вздрогнул, закрыл глаза и повернул голову. Крис взобрался на лошадь и ударил ее пятками в бока. После этого они проезжали мимо взывавших о помощи людей, не останавливаясь. Они ничего не могли для них сделать.

Они видели вдали, на высоких утесах над Дордонью, неприступный Ла-Рок и могли бы доехать до него менее чем за час.

* * *

В темном углу церкви монастыря Сен-Мер красивый рыцарь помог Андре Мареку подняться на ноги.

– Ваши друзья уехали, – сказал он.

Марек закашлялся и схватил рыцаря за руку, чтобы удержать равновесие: его ногу пронзила острая боль. Рыцарь улыбнулся. Он захватил Марека сразу же после взрыва на мельнице.

Когда Марек выскочил из окна мельницы, он, по счастливой случайности, попал в небольшую яму среди камней. Она оказалась достаточно глубокой, чтобы он ничего не повредил себе при падении. А вынырнув на поверхность, он обнаружил, что все еще находится под мостом. В яме образовался водоворот, и благодаря этому Марека не унесло течением.

Марек только успел сорвать с себя рясу, когда мельница взорвалась; обломки здания и человеческие тела полетели во все стороны. Рядом с ним с громким плеском рухнул в воду солдат, его тело закрутилось в водовороте. Марек подплыл к берегу и только начал взбираться на него, как красивый рыцарь приставил острие меча к его горлу и велел идти вперед. Марек все еще был одет в малиново-серые цвета Оливера – эти одежды он получил перед турниром – и он начал по-окситански взывать к милосердию и уверять в своей невиновности.

– Помолчите, – просто сказал ему рыцарь, – Я видел вас. – Он действительно видел, как Марек с боем выбирался из окна и снимал рясу.

Он привел Марека в церковь, где оказались Клер и Арно. Архипастырь пребывал в угрюмом и опасном настроении, но Клер, видимо, обладала каким-то влиянием на него – по крайней мере, ей дозволялось ему противоречить. Именно Клер приказала Мареку тихо сидеть в темном углу, когда в церковь привели Криса и Кейт.

– Если Арно увидит, что между вами и вашими друзьями есть какие-то разногласия, то, возможно, пощадит вас. Но если вы втроем будете придерживаться какой-то одной версии, то он впадет в ярость и наверняка убьет всех. – Именно Клер закулисно руководила последующими событиями. И все обошлось достаточно хорошо.

Пока что обошлось.

А теперь Арно окинул Марека скептическим взглядом.

– Так что же: ваши друзья знают, где находится проход?

– Знают, – ответил Марек, – клянусь в этом.

– Поверив вашему слову, я сохранил им жизнь, – сказал Арно. – Вашему и этой леди, которая поручилась за вас. – Он наклонил голову в сторону леди Клер, которая позволила себе чуть заметно улыбнуться в ответ.

– Мой лорд, вы поступили мудро, – сказала Клер, – поскольку, если человек видит, как вешают его друга, это иногда может развязать ему язык. Но ведь часто бывает, что подобное зрелище, наоборот, укрепляет его стойкость и он решает, вслед за другом, унести тайну с собой в могилу. А этот секрет настолько важен, что я желала бы, чтобы никакие случайности не помешали вашему лордству овладеть им наверняка.

– Тогда мы проследим за этими двумя и увидим, куда они направятся. – Он кивнул Мареку. – Раймонд, позаботьтесь о лошади для этого бедняги. И если поедете позади, то предоставьте ему эскорт из двух ваших лучших chevaliers [46].

Красивый рыцарь поклонился.

– Мой лорд, с вашего соизволения, я сам составлю ему компанию.

– Прекрасная мысль! – воскликнул Арно. – Поскольку я все же не исключаю какого-нибудь подвоха. – Он многозначительно посмотрел на рыцаря.

Леди Клер тем временем подошла к Мареку и с чувством пожала его ладонь обеими руками. Он почувствовал под пальцами что-то холодное и сообразил, что это крошечный кинжал, длиной не более четырех дюймов.

– Моя леди, я в огромном долгу перед вами, – сказал он.

– Посмотрим, рыцарь, как вы вернете этот долг, – ответила она, глядя ему в глаза.

– Призываю бога в свидетели, что вы не разочаруетесь во мне. – Он незаметно засунул кинжал под одежду.

– А я буду молить бога за вас, рыцарь, – сказала Клер. Она встала на цыпочки и целомудренно поцеловала его в щеку, прошептав при этом:

– С вами поедет Раймонд из Нарбонны. Ему очень нравится перерезать глотки. Постарайтесь, чтобы он, узнав тайну, не перерезал горло вам и вашим друзьям. – Она отошла, сохраняя на губах почти равнодушную улыбку.

– Леди, вы слишком добры, – сказал ей вслед Марек. – Я сохраню в сердце ваши благие пожелания.

– Да сохранит господь вашу жизнь и честь.

– Леди, вы всегда в моих мыслях.

– Добрый сэр рыцарь, я хотела бы…

– Довольно, довольно, – прервал ее Арно неприятным голосом. – Идите, Раймонд, потому что при виде этих неумеренных чувств у меня начинаются колики в желудке.

вернуться

45

Secors – помощь (фр.)

вернуться

46

Chevaliers – рыцари (фр.)

96
{"b":"15324","o":1}