ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майкл КРАЙТОН

ВОСХОДЯЩЕЕ СОЛНЦЕ

Моей матери Зуле Миллер Крайтон

Мы вступаем в мир, где старые правила больше не приложимы.

Филип Сандерс

Бизнес – это война.

Японская пословица

* * *

Департамент Полиции Лос-Анджелеса

Для служебного пользования

Конфиденциальный документ

Содержание: Стенограмма видеодопроса детектива Питера Дж. Смита 13-15 марта

Дело: «Убийство Накамото» (А8895-404) Эта запись является собственностью Департамента Полиции Лос-Анджелеса и предназначена только для служебного пользования. Разрешение копировать, цитировать или любым другим способом репродуцировать или выдавать содержание этого документа огранено законом. Неавторизованное использование влечет суровое наказание.

Все вопросы направлять:

Начальнику Отдела внутренних расследований Департамента Полиции Лос-Анджелеса п/я 2029 Лос-Анджелес, КА 92038-2029 Тел.: (213)555-7600 Факс: (213)555-7812

Видеозапись допроса: Дет. П. Дж. Смит 13.3 – 15.3 Дело: «Убийство Накамото» (А8895-404) Описание допроса:

Субъект (Лейт. Смит) допрашивался 22 часа в течении трех дней с понедельника 13 марта до среды 15 марта. Допрос записывался на видеоленту S-VHS/SD.

Описание картинки:

Субъект (Смит) сидит за столом в комнате для видеозаписей No4 штабквартиры ДПЛА. Часы видны на стене позади субъекта. Картинка включает поверхность стола, кофейную чашку и субъекта выше пояса. Субъект одет в пиджак с галстуком (день 1), рубашку с галстуком (день 2) и в рубашку с короткими рукавами (день 3). Видео-отметка времени видна в нижнем правом углу.

Цель допроса:

Выяснение роли субъекта в деле «Убийство Накамото» (А8895-404). Ведущие допрос офицеры: дет. Т. Конвей и дет. Р. Хеммонд. Субъект отказался от права присутствия адвоката.

Состояние дела:

Зарегистрировано как «нераскрытое».

Запись от 13 марта (1):

В.: Окей. Лента крутится. Назовите для записи свое имя, пожалуйста.

О.: Питер Джеймс Смит.

В.: Назовите свой возраст и звание.

О.: Мне тридцать четыре года, я лейтенант отдела специальной службы Департамента Полиции Лос-Анджелеса.

В.: Лейтенант Смит, как вы знаете, в настоящее время вы не обвиняетесь ни в каком преступлении.

О.: Я знаю.

В.: Тем не менее, вы имеете право быть представленным здесь своим адвокатом.

О.: Я отказываюсь от этого права.

В.: Окей. Принуждали ли вас каким-либо способом явиться сюда?

О.: (долгая пауза) Нет. Меня не принуждали никаким образом.

В.: Окей. Теперь мы хотим поговорить с вами о деле «Убийство Накамото».

Когда вы впервые были вовлечены в это дело?

О.: В четверг вечером 9 февраля, около девяти часов.

В.: Что произошло в это время?

О.: Я находился дома. Мне позвонили.

В.: И что вы делали в тот момент, когда вам позвонили?

НОЧЬ ПЕРВАЯ

В общем, я сидел на кровати в своей квартире в Калвер-сити, смотрел на игру Лейкерс с выключенным звуком и пытался заучивать слова моего вводного курса японского языка.

Это был тихий вечер: я уложил дочку спать около восьми. Теперь на кровати лежал кассетный плеер и радостный женский голос произносил что-то вроде: «Хелло, я офицер полиции. Чем могу помочь?», или «Пожалуйста, покажите мне меню». После каждого предложения женщина делала паузу, чтобы я мог повторить ее по-японски. Я запинался как мог старательнее. Она все говорила: «Овощной магазин закрыт. Где находится почта?» И все такое прочее. Иногда было трудно сосредоточиться, но я пытался. «У господина Хаяши двое детей.»

Я пытался отозваться: «Хаяши-сан ва кодомо-га фур… футур…» Я чертыхнулся. Но женщина уже снова говорила.

«Этот напиток совсем не очень хороший.»

Мой учебник валялся на кровати рядом с пакетом хрустящего картофеля, который я привез дочери. Рядом лежал фотоальбом и рассыпались фотографии ее второго дня рождения. Прошло уже четыре месяца после дня рождения Микелы, но я все еще не вставил снимки в альбом. Надо попытаться прикрепить их. «Встреча назначена на два часа.»

Снимки на моей кровати больше не отвечали действительности. Четыре месяца спустя Микела выглядела совершенно иначе. Она стала выше, она выросла из дорогого платья, которое купила ей на праздник моя бывшая жена: черный вельвет с белым кружевным воротничком.

На снимках моя бывшая жена играла главенствующую роль – держала торт, когда Микела задувала свечи, помогала ей разворачивать подарки. Она казалась заботливой мамочкой. На самом деле, дочка жила со мной и моя бывшая жена виделась с ней не часто. Половину выходных она просто не приезжала и забывала оплачивать содержание ребенка.

Но этого никак не скажешь по фотографиям со дня рождения.

«Где находится туалет?»

«У меня есть машина. Мы можем поехать вместе.» Я продолжал учиться. Конечно, официально в эту ночь я находился на службе: был дежурным офицером специальной службы в дивизионе штабквартиры даунтауна. Но девятого февраля был тихий четверг и я не ожидал много работы. До девяти часов у меня было только три вызова. Специальная служба включает в себя дипломатическую секцию департамента полиции; мы улаживаем проблемы с дипломатами и знаменитостями, обеспечиваем переводчиков и связь для иностранцев, которые по той или иной причине вступают в контакт с полицией. Это разнообразная работа, но без особых стрессов: на дежурстве я ожидаю с полдюжины запросов о помощи, однако ни один не критический. Иногда я даже не выкатываюсь из дома. Работа гораздо менее требовательная, чем у полицейского пресс-атташе, которым я был до специальной службы.

Во всяком случае, вечером девятого февраля первый полученный мною вызов касался Фернандо Консека, чилийского вице-консула. Патрульная машина притормозила его; Ферни был слишком пьян, чтобы вести, однако громко заявлял о своей дипломатической неприкосновенности. Я приказал патрульным отвезти его домой и сделал пометку, чтобы утром не забыть пожаловаться в консульство.

Часом позже я получил запрос от детективов в Гардена. Они арестовали подозреваемого в ресторанной перестрелке, который говорил только по-самоански, и они хотели получить переводчика. Я сказал, что смогу найти и такого, но только все самоанцы поголовно говорят по-английски, ибо страна много лет была подмандатной территорией Америки. Детективы сказали, что тогда они справятся и сами. Потом я получил звонок, что передвижные телепередатчики загораживают пожарные проезды на концерте группы «Аэросмит», я посоветовал офицерам обратиться в пожарный департамент. В последующий час все было тихо. Я вернулся к своему учебнику и моя певучая женщина говорила фразы, вроде: «Погода вчера была дождливой.»

Потом позвонил Том Грэм.

«Снова трахнутые джепы», сказал Грэм. «Не могу поверить, что они наступили на такое дерьмо. Лучше подваливай сюда, Пити-сан. Фигероа одиннадцать сотен угол Седьмой. Новое здание Накамото.» «В чем проблема?», спросил я. Грэм хороший детектив, но у него плохой характер и есть тенденция до непропорциональности раздувать мелочи. «Проблема в том», сказал Грэм, «что трахнутые джепы требуют встречи со связным трахнутой специальной службы. То есть с тобой, приятель. Они говорят, что полиция не может действовать, пока сюда не прибудет связной.» «Не может действовать? Почему? Что там у тебя?» «Убийство», сказал Грэм. «Белая женщина, предположительно двадцати пяти лет, очевидно шесть футов один дюйм. Лежит на спине прямо в их проклятом зале совещаний. То еще зрелище. Лучше вали сюда как можно быстрее.» Я спросил: «Там у тебя музыка, что ли?»

1
{"b":"15325","o":1}