ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не различить.

«Это японское лицо?»

Она покачала головой. «Слишком мало подробностей.»

«Сможете его вытащить?»

"Я еще над ним потом поработаю. Но, думаю, что нет. Не получится.

Поехали дальше."

Изображения снова понеслись на полной скорости. Черил вдруг оттолкнула мужчину, уперевшись руками в грудь. Лицо исчезло со снимка в рамке. Мы снова уставились в наши пять разных видов. Пара разделилась и Черил недовольно продолжала его толкать. Ее лицо казалось гневным. Теперь, когда я видел напряженное лицо мужчины, отраженное в стекле, я мог бы подумать, что она испугалась того, что увидела. Но нельзя было судить с уверенностью.

Любовники стояли в пустой комнате, споря, куда идти. Они огляделись. Он кивнул. Она указала в сторону конференц-зала. Казалось, он согласился. Они поцеловались, снова стиснув друг друга. В том, как они соединялись, разделялись, соединялись вновь, присутствовала интимность. Тереза это тоже заметила: «Она его давно знает.»

«Да, я бы тоже так сказал.»

Продолжая целоваться, парочка неловко двигалась в сторону конференц-зала. Мои мониторы здесь были мало полезны. Дальняя камера охватывала все пространство и пара двигалась поперек экрана справа налево. Но фигуры были крошечные, едва видимые. Они перемещались между столами направляясь к…

«Подождите», сказал я, «что это такое?»

Она пошла назад, кадр за кадром.

«Вот», сказал я, показывая на изображение. «Видите? Что это такое?» Когда парочка шла через комнату, камера миновала громадный свиток японской каллиграфии, висящий на стене возле лифта. Свиток был защищен стеклом. Но краткое мгновение сверкнул какой-то блик. Мои глаза его засекли. Вспышка света.

Тереза нахмурилась. «Это не отражение парочки», сказала она.

«Нет.»

«Давайте поглядим.»

Она снова начала увеличивать картинку. Изображение прыгало на экране, на каждом шагу делаясь все зернистее. Блик увеличился, разбившись на два фрагмента. В одном углу – размытое пятнышко света. И вертикальные полоски, почти по всей высоте картинки.

«Подкачаем его», сказала она.

Она начала перемещать изображение вперед и назад по кадру за раз. Прыгая от одного к другому. На одном кадре вертикальная полоска исчезла. На следующем – появилась. Вертикальная полоска длилась следующие десять кадров, а потом исчезла и больше не появлялась. Однако, размытое пятнышко в углу присутствовало все время.

«Хмм.»

Она сместилась на пятнышко. При возрастающем увеличении оно распалось и стало похожим на скопление звезд из книги по астрономии. Казалось, что у него имеется какая-то внутренняя организация. Я почти различил в нем образ буквы Х. И сказал об этом.

«Да», ответила она. «Сейчас посмотрим.»

Компьютер обрабатывал данные. Размытое пятнышко стало четче. Теперь оно походило на римские цифры.

TIX( «Черт возьми, что это такое?»

Она продолжала работать. «Заострение краев», сказала она. Римские цифры на экране обрисовались более четко.

TIX( Тереза продолжала попытки разрешить пятно. Изображение в чем-то становилось лучше, а в чем-то менее четким. Но в конце концов мы смогли его опознать.

TIX( «Это отражение надписи над выходом – EXIT», сказала она. «На дальней стороне комнаты, напротив лифтов, есть выход, правильно?» «Да», ответил я.

«Он и отразился в стекле на свитке. И только-то.» Она перешла к следующему кадру. «А вот эта вертикальная полоска света очень интересна. Видите? Она появилась и исчезла.» Тереза несколько раз прокрутила ленту вперед-назад.

И вдруг я понял.

«Там пожарный выход», сказал я. «И выход на лестницу. Это, наверное, отражение света с лестницы, когда кто-то открыл дверь и снова закрыл ее.» «Хотите сказать, что кто-то вошел в зал?», сказала она. «С лестницы?»

«Да.»

«Интересно. Попробуем посмотреть, кто же это.» Она пустила ленты вперед. При большом увеличении зернистое изображение прыгало и брызгалось на экране, словно фейерверк. Казалось, что мельчайшие компоненты изображения жили своей собственной жизнью, ухитряясь танцевать свой собственный независимый танец. Но смотреть было тяжело. Я потер глаза. «Боже ты мой.»

«Окей. Вот оно.»

Я взглянул. Она заморозила картинку. Я не различал ничего, кроме случайной россыпи черно-белых пятен. Казалось, в ней различался какой-то порядок, но я бы не смог сказать, что это. Картинка напомнила мне сонограмму, когда Лорен была беременной. Врач говорил: голова здесь, желудочек ребенка здесь. Но я не различал ничего. Абстрактная картинка. Моя еще не родившаяся дочь.

Доктор говорил: видите? Она шевелит пальчиками. Видите? Ее сердце бьется.

И я вдруг увидел. Я увидел биение сердца. Меленькое сердце и маленькие ребрышки.

При этих обстоятельствах, лейтенант, вам не кажется…

«Видите?», спросила Тереза. «Это его плечо. Вот очертания головы. Теперь он движется вперед – видите, изображение становится больше? – а теперь он стоит в дальнем коридоре и выглядывает из-за угла. Он осторожен. Можно различить профиль его носа в тот момент, когда он поворачивается. Видите? Я знаю, что это тяжело. Следите внимательно. Теперь он смотрит на них. Он за ними следит.»

И вдруг я увидел. Казалось, что точки стали на свои места. Я различил силуэт мужчины, стоящего в холле у дальнего выхода. Он следил.

Через комнату от него любовники продолжали обниматься в поцелуе. Вновь появившегося они не замечали.

Но кто-то за ними следил. Я похолодел.

«Сможете узнать, кто это?»

Она покачала головой. «Невозможно. Мы и так на пределе всего. Я даже не могу разрешить глаза и рот. Ничего не выйдет.» «Тогда поехали дальше.»

* * *

Ленты снова закрутились на полной скорости. Меня поразил внезапный возврат к нормальному размеру и нормальному движению. Я следил, как любовники, страстно целуясь, продолжали пересекать комнату. «Значит, теперь за ними следят», сказал Тереза. «Интересно. Что это за девушка?»

Я сказал: «Мне кажется, таких называют торигару оннаи.»

Она спросила: «У нее свет в птичке? Тори что?»

«Ладно. Я хотел сказать, что она беспутная женщина.» Тереза покачала головой. «Мужчины вечно болтают такое. Мне кажется, она его любит, но у нее неразбериха в голове.»

Любовники добрались до конференц-зала и Черил внезапно вывернулась, пытаясь оторваться от мужчины.

«Если она его любит, то это странный способ демонстрации любви», сказал я.

«Она чувствует, что что-то не так.»

«Почему?»

«Не знаю. Наверное, что-то услышала. Того, другого. Не знаю.» Какова ни была бы причина, Черил боролась с любовником, который обхватил ее за талию обоими руками и почти тащил ее в конференц-зал. Черил снова дернулась у двери, когда мужчина пытался втолкнуть ее. «Здесь хороший шанс», сказала Тереза.

Ленты снова замерли.

Все стены конференц-зала были из стекла. Сквозь внешнее остекление виднелись огни города. Однако, внутренние стены, выходящие в атриум, были достаточно темными, чтобы действовать как черный зеркала. Когда Черил с любовником оказались рядом с внутренними стеклянными стенами, их борьба отражалась в стекле.

Тереза двигала ленту вперед кадр за кадром, высматривая изображение, которое можно остановить и обработать. Время от времени она увеличивала кадр, пробовала пикселы и снова уменьшала изображение. Работа была трудной. Парочка двигалась довольно быстро, фигуры часто оказывались смазанными. А огни небоскребов, стоящих снаружи, забивали хорошие изображения. Работа становилась раздражающе нудной.

И медленной.

Стоп. Увеличение. Прокрутка по изображению, попытка обнаружить секцию с достаточным количеством подробностей. Откат. Снова шаг вперед. Снова стоп. Наконец, Тереза вздохнула: «Не получается. Свет все забивает.»

«Тогда идем дальше.»

Я видел, как Черил цепляется за дверную раму, пытаясь удержаться. В конце концов, мужчина протолкнул ее и она начала падать с выражением испуга на лице. Она взмахнула рукой, чтобы ударить мужчину. Сумочка полетела в воздух. Потом оба оказались в зале. Фигуры перемещались быстро и поворачивались.

60
{"b":"15325","o":1}