ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я запустил мотор и помчался за ними.

Уилсон сунул руку в карман и принялся шарить там.

– Вы чего это? – удивился я. Негр протянул мне маленький серебристый цилиндрик.

– «Минокс».

– Вы всегда носите с собой фотоаппарат?

– Всегда, – ответил он.

Я держался на почтительном расстоянии, чтобы братья не заподозрили неладное. Питер чуть ли не подталкивал «порше» Джей Ди передком своего «мерседеса». Через пять минут обе машины достигли развязки автострады и двинулись на северо-восток. Я последовал за ними.

– Ничего не понимаю, – признался Уилсон. – То вы защищаете этого парня, то гоняетесь за ним, будто охотничья собака.

– Я просто хочу выяснить, что он задумал.

Через полчаса, у Маршфилда, дорога сделалась уже, всего две полосы вместо трех. Машин почти не было, и я счел за благо держаться подальше от братьев.

– Может, они не замышляют ничего плохого, – сказал Уилсон. – Может, это…

– Нет, не может, – отрезал я. – На выходные Питер одалживал свою машину Карен. Мне сказал об этом Уильям, её брат. После того, как Карен взяла машину, на сиденье появилась кровь. Затем машина стояла в гараже Рэндэллов, а Питер заявил в полицию об угоне. И вот…

– И вот они решили избавиться от нее, – закончил за меня Уилсон.

– Похоже на то.

– Черт возьми! Ну, теперь он попался!

Рэндэллы опять свернули на юг, проехали Плимут и покатили к мысу. В холодном воздухе стоял терпкий запах морской соли. На шоссе не было ни одной машины.

– Вы правильно делаете, – сказал Уилсон, глядя на красные огоньки впереди. – Не надо к ним приближаться.

На пустынном шоссе Рэндэллы наддали ходу и теперь ехали очень резво, почти восемьдесят миль в час. Мы миновали Плимут и Хайэннис и направились в сторону Провинстауна. Вдруг загорелись стоп-сигналы, и обе машины, свернув с шоссе, покатили к морю.

Я поехал за ними. Асфальт сменился проселком, справа и слева высились сухие сосны. Я погасил фары и включил подфарники. С океана дул студеный порывистый ветер.

– Ну и глухомань, – буркнул Уилсон.

Я кивнул.

Вскоре мы услышали шум прибоя. Я съехал с дороги, остановил машину, и мы зашагали к океану, где над тридцатиметровым песчаным обрывом бок о бок стояли «порше» и «мерседес».

Я знал это место. Восточный край мыса. Машины братьев почти нависали над водой. Джей Ди вылез из «порше» и что-то говорил Питеру. После нескольких минут довольно ожесточенных препирательств Питер снова сел за руль и подогнал «мерседес» к самому краю обрыва, передние колеса были в нескольких дюймах от пропасти. Потом он опять вылез из машины и вернулся к Джей Ди, который открыл багажник «порше» и вытащил из него канистру бензина. Вдвоем братья вылили её содержимое в салон «мерседеса».

Я услышал тихий щелчок. Уилсон делал снимки.

– Тут слишком темно, – заметил я.

– У меня «трикс», две тысячи четыреста единиц. Если правильно проявить, все будет в порядке. Я знаю одну хорошую фотолабораторию.

Джей Ди тем временем спрятал канистру в багажник, запустил мотор и развернул машину носом к дороге.

– Готовятся дать деру, – сказал Уилсон. – Все просто прекрасно.

Окликнув Питера, Джей Ди вылез из «порше», подошел к брату, и я увидел, как вспыхнула спичка. Мгновение спустя салон «мерседеса» охватило пламя.

Братья бросились к багажнику машины и навалились на него всем своим весом. «Мерседес» пополз вперед, потом покатился быстрее и, наконец, устремился вниз по песчаному откосу. Питер и Джей Ди замерли, глядя ему вслед. Достигнув подножия обрыва, машина, должно быть, взорвалась: мы услышали громкий хлопок и увидели красную вспышку.

Братья бросились к «порше» и быстро покатили прочь, проехав мимо нас.

– Скорее! – вскричал Уилсон и опрометью припустил к обрыву. Внизу, у самой кромки воды, пылал искореженный остов «мерседеса».

Уилсон сделал ещё несколько снимков, спрятал фотоаппарат в карман и с широкой улыбкой повернулся ко мне.

– Мой мальчик, – объявил он, – считайте, что дело мы выиграли.

9

Я свернул с шоссе у съезда на Когассет.

– Эй, куда это вы? – спросил Уилсон.

– К Рэндэллу.

– Сейчас?

– Да.

– Вы с ума сошли? После всего, что мы видели?

– Я потащился сюда, чтобы снять с крючка Арта ли, – сказал я. – И твердо намерен сделать это.

– Но не теперь же! – воскликнул адвокат. – Не после всего случившегося! – Он похлопал по фотоаппарату. – Теперь можно смело идти в суд. У нас есть просто железное дело. Беспроигрышное дело. Наши позиции неуязвимы.

Я покачал головой.

– Да послушайте же, – принялся увещевать меня Уилсон. – Можно сбить с толку свидетеля. Доказать, что он не заслуживает доверия. Но с фотографией такой номер не пройдет. Можете считать, что мы схватили их за яйца.

– Нет, – отрезал я.

Уилсон вздохнул.

– Я собирался блефовать, – сказал он. – Хотел явиться к ним и взять на пушку. Настращать, заставить думать, что у нас есть улики против них. Но теперь все изменилось. Теперь у нас действительно есть улики. У нас есть все, что нужно для победы.

– Я сам с ними поговорю, если вы не хотите.

– Да вы все испортите, Берри.

– Я заставлю их отозвать жалобу.

– Нет, Берри, вы все загубите. Они только что подставились. И, если поймут, что попались, то займут жесткую позицию.

– Тогда мы выложим им все, что знаем.

– А в суд с чем пойдем? Мы же растратим все боеприпасы.

– Меня это не волнует. Я не собираюсь идти в суд.

Уилсон почесал свой шрам, провел пальцем по шее и спросил меня:

– Вы что, не хотите выиграть дело?

– Хочу, – ответил я. – Но без борьбы.

– Борьбы не избежать. Как ни крути, а драться придется. Поверьте моему слову.

Я свернул на дорогу, которая вела к дому Рэндэллов.

– Вы это не мне, а им скажите.

– Вы совершаете большую ошибку.

– Возможно, – ответил я. – Хотя вряд ли.

Мы поднялись на крыльцо и позвонили в дверь.

Дворецкий с большой неохотой провел нас в гостиную – огромную комнату со здоровенным камином, в котором пылал огонь. Перед очагом сидела облаченная в пижаму миссис Рэндэлл и оба братца, Питер и Джей Ди, с бокалами бренди в руках.

Дворецкий застыл на пороге и объявил:

– Доктор Берри и мистер Уилсон, сэр. Господа утверждают, что вы их ждете.

Завидев нас, Джей Ди нахмурился. Питер откинулся в кресле, по лицу его пробежала едва заметная улыбка. Миссис Рэндэлл, похоже, откровенно забавлялась этим зрелищем.

– Что вам угодно? – спросил Джей Ди.

Я решил доверить ведение переговоров Уилсону. Он коротко кивнул и сказал:

– Полагаю, доктор Рэндэлл, вы знакомы с доктором Берри. Я – Джордж Уилсон, защитник доктора Ли.

– Как это мило, – отозвался Джей Ди, взглянув на часы. – Но скоро полночь, и я отдыхаю в кругу семьи. До начала суда мне нечего вам сказать, поэтому, если вы будете так любезны…

– Извините, сэр, – перебил его Уилсон, – но мы проделали долгий путь, чтобы встретиться с вами. Ехали аж от самого мыса.

Джей Ди моргнул, и его лицо окаменело. Питер закашлялся, подавляя смех. А миссис Рэндэлл спросила:

– И чем же вы занимались на мысу?

– Любовались фейерверком, – безмятежно ответил Уилсон.

– Фейерверком?

– Именно так, – Уилсон повернулся к Джей Ди. – Мы тоже не отказались бы от бренди, – заявил он. – А потом можно и поболтать.

На сей раз Питер не удержался и прыснул. Джей Ди метнул на брата суровый взгляд, затем позвонил, вызывая дворецкого.

– Принесите две порции бренди, Герберт, – попросил он и, когда дворецкий повернулся, добавил: – В маленьких бокалах. Господа скоро уходят.

Отдав это распоряжение, хозяин дома обратился к своей супруге:

– Если не возражаешь, дорогая…

Миссис Рэндэлл кивнула и вышла из комнаты.

– Прошу садиться, господа.

– Ничего, мы постоим, – ответил Уилсон. Дворецкий принес две хрустальных рюмки, Уилсон поднял свою повыше и проговорил: – Ваше здоровье, господа.

48
{"b":"15326","o":1}