ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И как там поживает Луис Тиллинг? – внезапно спросил Санта-Клаус. Ведь мисс Лейн понятия не имела о том, что дед Джессики большой друг дяди Берни.

– Вы знаете моего дедушку? – Недоуменный взгляд молодой женщины сменился усмешкой. – Ах, извините! Я забыла, ведь Санта в курсе…

– …Всего! – хором подхватили Берни и Луис-младший.

– Точно! – Джессика включила сигнал поворота и въехала на территорию медицинского центра.

– Я предупреждал его, что зимой не стоит совершать слишком много пеших прогулок. – Берни надеялся, что, дожив до своих семидесятипяти лет, он умудрится остаться таким же проворным, как и старик Тиллинг. – Но вы же знаете Луиса. Его невозможно заставить сидеть дома.

Джессика припарковала машину и выключила мотор.

– Что ж. На сей раз он допутешествовался до раздробленного колена и теперь вынужден встречать Рождество в больнице.

Она сунула ключи в карман, открыла заднюю дверцу и помогла Луису выбраться из детского сиденья. Потом посадила Зевса в спортивную сумку и повесила ее на плечо.

Бернард Прайд вытащил свой мешок с подарками и стал совсем как настоящий Санта-Клаус. Вдруг он почувствовал, как его пальцы сжала маленькая рука в варежке. Мальчик стоял рядом, крепко держа его, и улыбался. Эти искрящиеся восторгом детские глаза могли растопить даже ледяное сердце.

Берни ответно пожал маленькую ладошку. Потом отпустил ее и достал из своего кармана школьный колокольчик. Он опустился на корточки перед Луисом.

– Могу я попросить тебя помочь мне?

– А у меня получится? – удивленно спросил ребенок.

– Уверен. Ты будешь звонить в колокольчик, чтобы все догадались, что Санта-Клаус уже идет.

Лицо малыша озарилось улыбкой.

– Отлично! Я буду стараться изо всех сил, – пообещал он и снял одну варежку.

Затем, крепко зажав колокольчик розовыми пальчиками, Луис вложил другую руку в ладонь Берни. И тот подумал, что, возможно, этот день малыш запомнит навсегда.

Не исключено, что и сам Берни тоже. Вместе они зашагали по дорожке к парадному входу. Джессика уже ждала их там. Она распахнула дверь, надавив на нее плечом, и пропустила их внутрь здания. Берни Прайд подмигнул ей, когда проходил мимо, наслаждаясь ее откровенным удивлением. Но она, как человек, не боящийся принимать вызов, прекрасно владела собой. Не покраснела, не отвела глаз и не выказала волнения… Он встретил смелый умный взгляд здравомыслящей женщины, которая знала многое, но неожиданно столкнулась с чем-то, чего пока не могла понять.

Берни Прайд еще никогда не был так заинтригован.

Санта-Клаус, о приезде которого извещал громкий перезвон колокольчика в детской руке, торжественно вошел в ярко освещенный зал. Высокая елка, разместившаяся в углу, была щедро украшена сверкающей мишурой, разноцветными шарами и мигающими гирляндами. Рядом стояло несколько узких, плотно сдвинутых столов, уставленных угощениями. Практически все пациенты – пожилые мужчины и женщины, наряженные и взволнованные, – сидели вдоль стен на стульях и в инвалидных колясках.

Джессика, вошедшая в зал следом за сыном, улыбнулась и приветственно помахала рукой своему деду, расположившемуся в дальнем углу. Шея Луиса Тиллинга была обмотана красным шарфом, а ноги прикрывал теплый шотландский плед. Его тонкие седые волосы, достаточно длинные, были явно обработаны гелем и аккуратно зачесаны назад. Джессику неприятно поразило то, как сильно дед постарел.

После развода родителей она виделась со своими родственниками по линии отца лишь изредка. И теперь очень надеялась, что еще не поздно наверстать упущенное. Эти контакты были не менее важны и для ее сына. Малыш должен знать прадедушку и ощущать связь с семьей. Связь, которая могла оборваться, сложись обстоятельства несколько иначе.

Джессика и сама еще до конца не разобралась в своих ощущениях. С одной стороны, она проявила трусость, уехав из Лондона. Как бы убежала от своих проблем, вместо того чтобы решать их. Но когда она увидела, какой радостью при встрече с нею и ребенком озарилось лицо Луиса-старшего, то поняла, что на свете существуют вещи куда более важные, чем карьера. То, что сначала выглядело сущим наказанием, теперь воспринималось ею совсем иначе. Только полный идиот отказался бы от такого неожиданного подарка судьбы!

Они с сыном щедро одарили старика объятиями и поцелуями. Потом Джессика извлекла из сумки Зевса и посадила его на прикрытые пледом старческие колени. Кот сначала ошалело озирался вокруг, но, ощутив знакомые прикосновения и услышав голос хозяина, замяукал и стал тереться головой о его грудь.

– Я безмерно рад вашему приезду. И спасибо, что привезли повидаться со мной этого негодника. Я так по нему скучал!

– Он тоже тосковал по тебе. – Джессика помогла мальчику снять куртку и варежки, попутно отмечая, какие добрые улыбки вызывает его наряд.

Изумрудная бархатная куртка со звездочками-пуговицами и белым кружевным воротником, такого же цвета штанишки и колпачок с бубенчиком превратили ее малыша в настоящего сказочного героя. Более подходящий костюм для рождественского праздника трудно было придумать!

– Ладно, хватит мяукать, Зевс! – Луис-старший успокоил кота, крепко прижав его одной рукой к своему животу, и широко улыбнулся Джессике. Он зашептал, прикрыв рот ладонью, чтобы правнук не услышал. – Берни просто молодчина, согласись! Устроил нам такую замечательную праздничную вечеринку.

– Кто? – Она придвинула свободный стул и села рядом с дедом, наклонившись к нему поближе. Луис примостился рядом, крутя головой во все стороны и позванивая бубенчиком.

– Бернард Прайд, – повторил Тиллинг. – Тот парень в костюме Санта-Клауса. Ты должна его знать, вы же пришли вместе.

– Так вот, значит, как его зовут! – Имя показалось Джессике знакомым. Где она могла слышать его раньше? Ах, да! Кажется, его упоминал Адам Далглиш. – Он работает в редакции городской газеты?

Тиллинг кивнул и уточнил:

– Внештатным корреспондентом. Но основное его занятие -психология. Он детский психолог в гимназии. Наш Берни – сущее золото!

– Интересно… – Джессика откинулась на спинку стула, наблюдая, как ее новый знакомый со знанием дела развлекает публику под веселый рояльный аккомпанемент пожилой дамы в черном бархатном платье. Звучала знаменитая песенка «Вот идет Санта-Клаус».

Прайд несколько раз прогрохотал «хо-хо-хо», энергично отбивая ритм по своему нешуточных размеров накладному животу, пока тот не заколыхался, как огромный пудинг. Затем он скинул на пол мешок и направился к зрителям, приветствуя каждого по имени и интересуясь, хорошо ли они вели себя в уходящем году. Берни пожимал протянутые морщинистые руки, целовал неловко нарумяненные щеки и утирал сентиментальные старческие слезы.

Потом началась раздача подарков. Тиллинг шепотом рассказал Джессике, что их собрали ученики гимназии, где работал Прайд. Это были теплые носки, тапочки, мягкие игрушки, цветные календари, лосьоны для бритья, шарфы… Под конец всем раздали сладости и чашки с праздничным пуншем.

Луис-младший дернул Джессику за край свитера.

– В чем дело, родной?

Лицо ребенка помрачнело.

– Я не получил подарок.

– Не страшно. Мы здесь в гостях.

– Но Санта-Клаус обещал.

– Знаю, и все же…

– Эй, куда запропастился мой помощник? Уж не решил ли, что я забыл о нем? – С этими словами Санта, вернее, Берни Прайд протянул мальчику серебристый сверток.

– Спасибо, – заулыбался малыш. – Я знал, что ты ни за что не забудешь! Я ведь Главный Эльф, твоя правая рука, ведь так?

– Разумеется. А ты не хочешь посмотреть, что я тебе вручил?

Луис кивнул и поспешно зашелестел оберткой. Внутри обнаружился пушистый белый котик – мягкий, с большими зелеными глазами-пуговицами.

– Ой, какой красивый! – восторженно воскликнул малыш и прижал игрушку к груди. – Я его обожаю. Мне как раз нужен был именно такой пушистик.

Джессика покачала головой. Еще один экземпляр в коллекцию игрушек Луиса, которыми запросто можно было наполнить несколько пластиковых мешков.

4
{"b":"15329","o":1}