ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Только ради Бога, не выкидывайте меня из машины сразу! Мне нужна ваша помощь. А ваше лицо было таким мужественным… Вы мне сразу понравились!

– Мэм, я вовсе не собираюсь вас выкидывать, но несколько удивлен…

– Со мной произошло трагическое событие, но я не хочу о нем вспоминать. В данный момент я спасаюсь от одного монстра. Он – мой муж. Бывший, между прочим.

Шейн перевел глаза в направлении взгляда красотки. Вдоль тротуара беспокойно метался громила в дорогом костюме с массивным золотым браслетом на руке. Шейн хмыкнул. Такого мужа вполне можно испугаться, особенно если он бывший не по своей воле.

– Мэм, я могу вас подвезти, куда скажете. Думаю, сейчас вам не стоит попадаться ему на глаза.

– Ох, как вы правы! Слушайте, а поехали во-он туда, там есть чудесный греческий ресторанчик, у него еще стены плетеные, так что я смогу спрятаться и наблюдать, не идет ли он за мной. Я ваша должница, так что приглашаю…

А почему, собственно, нет, вопросил маленький и отчаянный Шейн Кримсон Второй. Ты все равно собирался поесть. Греческий ресторанчик вполне подойдет. А эта развеселая дамочка не кажется хищницей – да и глупо Шейну Кримсону, здоровенному тридцатилетнему парню, бояться женщин. Вы пообедаете и разбежитесь, только и всего.

Чем-то она ему понравилась, эта красивая нахалка. Кстати, была она не так уж и молода. Теперь он разглядел морщинки у глаз и то, как она старательно вытягивает шею, чтобы натянулась кожа… Пожалуй, все сорок пять, с облегчением подумали оба Шейна. Вообще нечего бояться.

Он прибавил газу, попутчица пригнулась, и они лихо миновали разъяренного громилу, все метавшегося по тротуару из стороны в сторону.

Шейн очень удивился бы, останься он стоять на месте еще пару минут. Через эту самую пару минут у тротуара затормозила серебристая машина, из нее вылетела роскошная платиновая блондинка лет двадцати и повисла на шее громилы с воплем: «Джеки, милый, прости! Прости меня, я совершенно забыла о времени. Там было такое платьице…» После этого громила совершенно успокоился, подхватил блондинку и увлек ее к зеркальным дверям ресторана «Атриум».

Возможно, Шейн даже задумался бы, увидев, что в вестибюле «Атриума» злобно улыбается высокая худая брюнетка с фиолетовыми глазами.

Дикси Сеймур сняла трубку и набрала хорошо известный ей номер.

– Не хочешь выкурить трубку мира, дорогая? Кстати, у меня к тебе дело. Оно касается твоего Кримсона. Да. Нет. Ждать не может. Хорошо. Я в «Атриуме», на веранде.

10

– Значит, вы меценат? Шикарно. Никогда не занималась благотворительностью, но всегда завидовала тем, кто это делает.

– Я еще почти ничего не сделал. Я здесь вообще недавно. Приехал из… далека.

– Я тоже. Только это было много лет назад. И я не люблю про это вспоминать. Значит, Фонд Марго Олшот… Забавно.

– Что именно?

– Неважно. Зачем вам это?

– Помогать людям. Наверное, так.

– Завидую вдвойне. Никогда не хотела никому помогать.

– Вы, наверное, много страдали. Или совсем не страдали, одно из двух.

– Ого, какой вы… философ. Да нет, все проще. Я потратила уйму сил и времени, чтобы вести беззаботную жизнь. Вот теперь вроде бы уже можно пожить по-настоящему, но время ушло. Я старая.

– Вы? Да нет, что вы…

– Спасибо. Вы милый мальчик. Но я не обольщаюсь и возраста своего почти не скрываю. Мне… сорок.

– Вы не выглядите на сорок.

– Выгляжу, выгляжу. Да ну его, возраст. Как вам компания Олшотов?

– Хорошо. Вернее, я в ней очень мало значу, так что она – сама по себе, а я – сам по себе.

– Это к лучшему. Слишком многих они подмяли под себя.

– Вы знакомы с Марго Олшот?

– Скорее, нет. Много лет я думала, что знакома, а оказалось – совсем не знаю ее. Это тоже нерадостная тема. Впрочем, в мире так мало радости. Скажите мне лучше, вы женаты? Помолвлены? Влюблены?

– Я… ну, в общем…

– Понятно. Влюблены. Девушка из высшего общества?

– Да. А откуда вы…

– Такой парень может любить только девушку из высшего общества. Удачи вам, но не обольщайтесь. Это очень трудно. Она вас любит?

– Не знаю… да!

– Хм. Что ж, вы из одного круга.

– В некотором роде… не совсем.

– Что-о? Вы новоявленный Крёз? Маленький городок, пасторальная идиллия – и неожиданное наследство от давно утерянного дядюшки?

Шейн не выдержал и рассмеялся. Незнакомка была обаятельна и мила, остра на язык, и болтать с ней было очень легко. Как будто они знали друг друга целую вечность. На кого же она похожа?

– Дядюшки не было, а остальное все так. Вы ясновидящая?

– Нет. В свое время я прошла тот же путь. Впрочем, мужчинам легче.

– Почему?

– Им не надо ложиться в постель с теми, кто им не нравится. Если они, конечно, не выбирают амплуа альфонсов. Вам это не грозит.

– Вы помрачнели. Неприятные воспоминания?

– Я никогда от них не отрекалась. Нет, я не могу сказать, что прожила ужасно тяжелую жизнь, полную невзгод и сражений, но сейчас, оглядываясь на прошлое… Думаю, кое-что я изменила бы.

– Что именно?

– Не стала бы рожать, например.

– По-моему, дети – это хорошо.

– Я это поздно поняла. Нет, я не жалуюсь. Моя дочь уже взрослая женщина, мы отлично обходимся друг без друга, и никакая ностальгия меня не охватывает, просто… все было бы иначе, не роди я ее тогда. Ай, ладно! Что это у нас за грустные темы! Хотите, погадаю по руке? Я умею. Ну и ладонь у вас! Здесь с лихвой поместятся три жизни…

***

Дикси приподнялась при виде Вивианы и потянулась к ней, сложив губки для ритуального поцелуя, но та отстранилась и спокойно села напротив.

– Зачем ты меня звала?

– Деловая хватка Олшотов? Как же, как же. Давно не виделись. Я скучала.

– Неужели?

– Ви, перестань. Твой ковбой был так напорист, что не дал мне ничего объяснить…

– Дикси, прекрати. Мы знаем друг друга достаточно давно и хорошо. Ты сказала, дело касается Шейна?

– Как хочешь. Как у вас с ним?

– А твое какое дело?

– Никакого, но мне тебя жалко.

– Не надо. Прибереги слезы. Я вполне довольна жизнью. И Шейном тоже.

– Вы так и живете вместе?

– Да! Мистер Кримсон временно живет в моей квартире. Остальное тебя не касается.

– Разумеется. Я почему спросила-то… Может, думаю, курс обучения закончился, и он переехал.

– С чего ты так подумала?

– Ну, раз он встречается с этой женщиной, то неудобно же продолжать жить у тебя. Какое-то двусмысленное положение, и для тебя, и для него, и для нее, наверное, тоже…

Вивиана вцепилась в столешницу и подалась вперед.

– Дикси Сеймур! Я ненавижу твой грязный язык и грязные мысли! На этот раз ты просчиталась. Мы с Шейном доверяем друг другу, мы любим друг друга, и мы собираемся…

Дикси откинулась назад и выставила вперед худосочную руку с кровавыми ногтями.

– Ви, если бы ты знала, как обидно это слышать! Я болтушка, это верно, я не очень хорошо умею разговаривать с дикими ковбоями-миллионерами – поэтому твой Шейн меня неправильно понял, – но я никогда не стала бы придумывать сплетни специально! Я сама видела!

– ЧТО ты видела?

– Шейна с женщиной. С высокой, эффектной брюнеткой. Хорошо одета, но я ее не знаю. Я видела их только издали.

– И что из этого следует?

– Ничего, наверное. Может, они коллеги по работе? Он тебе не рассказывал о чем-нибудь в этом роде? Правда, странно, что они так бурно приветствовали друг друга… О, посмотри! Вон же они!

Вивиана повернулась туда, куда указывала Дикси, чувствуя, как одеревенела спина. С застекленной веранды «Атриума» было отлично видно противоположную сторону улицы и ресторанчик «Греческая смоковница». У дверей ресторанчика стоял Шейн Кримсон и, улыбаясь, разговаривал с ослепительной женщиной в бриллиантах и непомерно открытом платье. Потом женщина вдруг потянулась к Шейну, уверенно обняла его за шею…

23
{"b":"15331","o":1}